Немного истории

В середине XIX века российский профессор Д.И. Мейер, первопроходец отечественной цивилистики, в своем курсе лекций, объединенных под общим названием "Русское гражданское право" отмечал, что "путем практики образуется целая масса юридических определений, составляющих не что иное, как логические выводы из законов". Он имел в виду "совокупность юридических определений, выведенных юристами путем мышления из законов и обычаев" и подчеркивал, что "вся деятельность юриста состоит в логическом процессе, от себя же он не может прибавить ни йоты. ...Но выводы юриста необходимо связаны с законами и обычаями" (см.: Д.И. Мейер. Русское гражданское право, часть 1. - М., Статут, 1997, с. 82-83). Очевидно, что эта сторона деятельности юристов не утратила актуальности и в наши дни.
В начале XX в. другой известный российский цивилист Г.Ф. Шершеневич обращал внимание на торговых служащих, деятельность которых имеет юридический характер, - приказчиков. Приказчик должен был вступать в юридические сделки с третьими лицами как представитель своего хозяина, при этом основной его обязанностью являлось исполнение в точности поручения, на него возложенного (см. Г.Ф. Шершеневич. Учебник торгового права. - М., 1994, с. 88-92). Действуя по доверенности, приказчик должен был сообразовывать все свои действия со "сложившимися в торговле порядками" или, говоря современным языком, в строгом соответствии с законодательством.
Важно подчеркнуть, что эти слова были не просто словами, они многое значили для приказчика. Ведь в обязанности приказчика входило возмещение хозяину вреда, причиненного ему, в частности, по небрежности. Например, он нес ответственность при отпуске товара в кредит без письменного разрешения хозяина, при разглашении коммерческой тайны и т.п. Помимо гражданской ответственности за некоторые действия приказчику грозила и уголовная ответственность.
Об этом невольно приходится вспоминать, когда сталкиваешься с небрежно составленными договорами, не учитывающими интересы сторон, пропуском сроков исковой давности, игнорированием судебной практики, в которой содержатся рекомендации по применению законодательных и иных нормативных актов, пренебрежением нормами процессуального права, когда не используются возможности обжалования неправильного судебного решения, и иными упущениями, в результате которых предприятия терпят убытки, в том числе из-за отсутствия или недостаточной квалификации юридической службы.
Юрист должен был активно защищать законные интересы предпринимателей в судебных органах и, в частности, в коммерческих судах, образованных в соответствии с Указом российского императора Николая I от 14 мая 1832 г. "Об учреждении коммерческих судов". На протяжении многих последующих лет происходили неоднократные реорганизации коммерческих судов, был период, когда их вообще ликвидировали. Однако функция защиты прав предприятий в тех или иных судебных и административных органах существовала всегда.
Попытка упорядочить функции, выполняемые юрисконсультами, была предпринята Советом Народных Комиссаров РСФСР, который 30 марта 1927 г. принял постановление № 238 (СУ РСФСР, 1927, № 36, ст. 238), регулировавшее правовое положение юристов государственных учреждений, предприятий и кооперативных организаций. Однако, как отмечалось в журнале "Советская юстиция" (1957, № 1), в послевоенные годы роль юрисконсультов на предприятиях и в учреждениях значительно понизилась, зачастую им поручалась не соответствующая их квалификации работа (проверка грамотности писем, составление протоколов совещаний и т.п.). В то же время многие серьезные правовые вопросы, решение которых требовало юридических познаний, рассматривались без участия юристов.
В 50-60 годах не было единого нормативного акта, определяющего правовое положение юридической службы на предприятиях. В эти годы положение юриста в хозяйственных структурах сравнивали с положением Золушки из известной сказки. На многих предприятиях юрисконсультских должностей вообще не было, а там где они были, их нередко включали в состав отделов снабжения, сбыта и др. Между тем, объем юрисконсультской работы на предприятиях был большой: визирование приказов и распоряжений, претензионно-исковая работа, обеспечение соблюдения законодательства о труде и т.п. Неопределенность правового положения юридической службы снижала эффективность ее работы.
Ситуация стала меняться, когда в июне 1972 г. Совет Министров СССР утвердил Общее положение о юридическом отделе (бюро), главном (старшем) юрисконсульте министерства, ведомства, исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся, предприятия, организации, учреждения. Значение этого документа состояло прежде всего в том, что были нормативно определены организационные основы деятельности юридической службы, ее подчиненность непосредственно руководителю предприятия, а назначение на должность и освобождение от должности осуществлялось вышестоящей организацией. Последнее обстоятельство имело для юристов весьма важное значение в условиях административно-командной системы, поскольку способствовало их относительной самостоятельности.
Было установлено, что упразднение юридической службы и сокращение юридических работников также проводится лишь с согласия вышестоящей организации. Вместе с тем, в обязанности юридической службы вменялось осуществление контроля за законностью издаваемых руководителем предприятия проектов приказов, инструкций и иных правовых актов. При подготовке противоречащих законодательству документов юрист был обязан отказать в визировании таких документов и внести руководителю предложения о законном порядке разрешения соответствующих вопросов, а если вопреки заключению юридической службы незаконный документ все-таки будет подписан, то юрист обязан был сообщить об этом вышестоящей организации. Было установлено, что руководитель юридической службы, не принявший в соответствии с данным положением мер к устранению нарушения законности, несет ответственность наряду с руководителем предприятия.
Разумеется, помимо проверки соответствия требованиям законодательства локальных актов предприятия, юридическая служба должна была осуществлять ряд других функций, многие из которых реализуются ею в настоящее время. Однако теперь фискальная функция юридической службы в хозяйственных товариществах, обществах и иных коммерческих организациях отпала, так как вышестоящих организаций в прежнем значении уже нет.
Фактически указанное Общее положение в целом продолжает применяться. Однако по заявлению Управления федеральной почтовой связи Магаданской области Верховный Суд РФ признал незаконным и не подлежащим применению со дня введения в действие части первой ГК РФ абзац четвертый пункта 4 этого Общего положения, который предусматривал согласие вышестоящей организации на упразднение юридического отдела и сокращение должности юрисконсульта. При этом Верховный Суд РФ исходил из того, что права юридического лица в соответствии с ГК РФ могут быть ограничены только законом, а не подзаконным актом, каким является постановление Совета Министров СССР, утвердившее данное Общее положение (Бюллетень ВС РФ, 2001, № 10).
Сам по себе факт принятия Общего положения имел большое значение для правильной организации юридической службы, были конкретизированы ее функции во всех звеньях управления экономикой, начиная от предприятий и кончая министерствами и ведомствами.
Дело, однако, не ограничилось принятием данного положения. В стране была сформирована система методического руководства правовой работой. В Министерстве юстиции СССР было создано соответствующее управление, а в отраслевых министерствах и ведомствах на юридические подразделения (отделы, управления) были возложены функции по методическому руководству правовой работой на предприятиях и в организациях. Организовывались проверки состояния правовой работы с последующим обсуждением их результатов на производственных совещаниях, коллегиях министерств и ведомств, практически во всех отраслевых институтах повышения квалификации проходили переподготовку юристы предприятий и организаций, а в середине 80-х годов начала активно проводиться работа по пересмотру устаревших нормативных актов министерств и ведомств. Эти меры оказали положительное влияние на более эффективное использование правовых рычагов хозяйственной деятельности.
В начале 90-х годов начался процесс перехода к многообразию форм собственности, созданию условий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поддержке конкуренции, большей свободе экономической деятельности. Одновременно были изменены принципы организации государственной власти, основанные на разделении и самостоятельности законодательной, исполнительной и судебной ее ветвей.
В то же время истекшие годы характеризовались возникновением в нашем обществе разнообразных правовых конфликтов, весьма сложными взаимоотношениями бизнеса и власти. Наиболее четко о сути правовых конфликтов сказал один из ведущих специалистов в области конституционного и административного права, теории государства и права Ю.А. Тихомиров: "Юридические противоречия выражаются в разном правопонимании, в столкновении правовых актов, в неправомерных действиях государственных, межгосударственных и общественных структур, в притязаниях и действиях по изменению существующего правопорядка" (см.: ЮЛ. Тихомиров. Коллизионное право: учебное и научно-практическое пособие. - М., 2000, с. 34).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки