Гражданское право. Том 1

 

§ 2. Осуществление гражданских прав

1. Понятие осуществления гражданских прав. Осуществление (реализация) гражданских прав - это совершение участниками имущественного оборота тех действий, которые предусмотрены нормами законодательства и условиями связывающих их договорных и иных обязательств. Посредством осуществления гражданских прав достигается практическая реализация тех хозяйственных, бытовых и иных целей, к достижению которых стремятся участники имущественного оборота: собственник использует в различных формах принадлежащее ему имущество, продавец реализует товары, автор вознаграждается за свое произведение и т.д. Осуществление права включает и средства его защиты в случае нарушения; наличие защиты - необходимый элемент любого гражданского права.
Гражданские права могут осуществляться их носителями как самостоятельно, так и с привлечением других лиц. Собственник реализует принадлежащие ему правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, как правило, самостоятельно. Таким же образом реализуют свои правомочия и носители патентных и авторских прав. Они сами определяют формы, место и сроки осуществления принадлежащих им правомочий, учитывая, конечно, состояние рынка.
При наличии договорных отношений механизм осуществления права является иным: реализация управомоченным лицом-кредитором принадлежащих ему по договору правомочий зависит от поведения другой стороны - должника и исполнения им своих обязательств. Если должник не поставляет товар, некачественно выполняет работы или услуги, для осуществления своих прав кредитор должен прибегать к средствам защиты, предоставляемым ему законом (см. § 3 настоящей главы).
При этом большинство договоров являются двусторонними и возлагают на управомоченную сторону - кредитора определенные обязанности: выдать аванс, погрузить груз, предоставить подрядчику фронт работ и т.д. Таким образом, осуществление гражданских прав предполагает во многих случаях взаимодействие должника и кредитора в рамках связывающих их правоотношений.
2. Общие требования к осуществлению гражданских прав. Исходным является правило ГК, согласно которому граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК). В другой общей норме ГК это положение сформулировано в иной редакции: граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению (п. 1 ст. 9 ГК).
Таким образом, свободная воля субъектов гражданского права, выражающаяся в осознанном и желаемом поведении, признается ГК общей и необходимой предпосылкой юридически значимых действий по осуществлению права. При отсутствии воли или ее искажении юридическая сила действий может быть оспорена посредством признания состоявшихся сделок недействительными (см. § 4 гл. 11 Учебника).
Самостоятельность субъектов гражданского права отражает потребности современного рынка, на котором выступают самостоятельные предприниматели и потребители, и имеет своим следствием диспозитивность большинства норм гражданского законодательства, о чем было сказано в § 3 гл. 1 Учебника. Предписывать субъектам права сроки и порядок поведения гражданские законы и государственные органы не должны. Но они вправе определять в общегосударственных интересах общие рамки такого поведения посредством императивных норм и воздействовать на участников рынка через систему экономических рычагов и стимулов, прежде всего налогов и разного рода экономических преимуществ, а также механизма имущественной ответственности.
Приведенные общие правила ГК дополняются нормой, согласно которой недопустимо произвольное вмешательство кого-либо в частные дела (п. 1 ст. 1 ГК). Это также важное начало рыночного правового государства, обусловленное самостоятельностью предпринимателей и свободой частной жизни граждан; оно имеет особое значение для охраны личных прав граждан, таких, как достоинство личности, честь и доброе имя, личная и семейная тайна (п. 1 ст. 150 ГК).
Отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет согласно общему правилу п. 2 ст. 9 ГК прекращения этих прав. Эта норма вытекает из обоснованной выше юридической самостоятельности субъектов гражданского права при реализации принадлежащих им прав. Однако такое общее решение знает ряд исключений, предусмотренных законом, прямо допускаемых п. 2 ст. 9 ГК.
Во-первых, срок действия некоторых гражданских прав ограничен, и отказ от их осуществления в течение этого времени влечет прекращение соответствующего права. Такие сроки получили в гражданском праве наименование пресекательных, или преклюзивных. Например, право требования к поручителю прекращается, если кредитор не предъявляет к нему иск в течение установленных законом сроков (п. 4 ст. 367 ГК), определенные и притом краткие сроки установлены законом для осуществления сособственником преимущественного права на покупку продаваемой доли в общей собственности (пп. 2 и 3 ст. 250 ГК).
Во-вторых, при нарушении гражданских прав для их защиты установлены сроки исковой давности, составляющие, по общему правилу, 3 года (ст. 196 ГК). Неосуществление права на защиту в течение этого срока согласно преобладающему доктринальному мнению не прекращает самого нарушенного права, однако практически будет создавать для управомоченного лица невозможность осуществить его, если другая сторона сошлется на истечение срока давности.
3. Пределы осуществления гражданских прав. Самостоятельность субъектов гражданского права в осуществлении принадлежащих им правомочий и диспозитивность норм гражданского законодательства не означают, что обладатель права никак и ничем не ограничен в его осуществлении. Такое решение ослабляло бы регулирующую роль права и надежность имущественного оборота.
Во-первых, все гражданские права имеют определенные рамки, обусловленные предметом и назначением конкретного права, за пределы которых обладатель права выходить не должен. В большинстве случаев такие рамки должны устанавливаться посредством толкования норм законодательства. Очевидно, что права нанимателя жилого помещения ограничены назначением жилья - только для проживания в нем, а арендатор склада не вправе использовать его для иных целей.
Однако нередко рамки осуществления права прямо определяются самим законом. Например, акционеры - владельцы привилегированных акций общества не имеют права голоса на общем собрании акционеров (п.  1 ст. 32 Закона об акционерных обществах), а хранитель, по общему правилу, не может пользоваться переданной ему на хранение вещью и предоставлять ее в пользование третьим лицам (ст. 892 ГК).
Во-вторых, согласно п. 2 ст. 1 ГК гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Это проявляется в ограничении оборота определенных объектов гражданского права, что прямо допускается ст. 129 ГК. В силу соответствующих законов ограничен оборот недр, земель, лесных и водных объектов, наркотических средств, оружия, а также исторических и культурных памятников.
В-третьих, в силу п. 1 ст. 10 ГК не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Правовое регулирование по этому вопросу требует специального рассмотрения.
4. Злоупотребление правом. Это сравнительно новый институт отечественного гражданского права, который все чаще применяется в судебной практике последних лет*(41). В основе института лежит важный правовой принцип: осуществление субъективного права не должно вести к такому результату, который с точки зрения правопорядка и правосознания считается недобросовестным или несправедливым, и поэтому носитель субъективного права не получает правовую защиту.
Такая ситуация имела, например, место при разрешении спора, в  котором должник, заключивший долгосрочный письменный договор и исполнявший его в течение ряда лет, после предъявления к нему в суде иска о неустойке заявил о недействительности заключенного договора, поскольку он был подписан со стороны должника не директором, а его заместителем. Суд признал, что такие действия являются злоупотреблением правом и не могут быть приняты во внимание.
Статья 10 ГК проводит различие между двумя случаями злоупотребления правом: действия граждан и юридических лиц исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана) и злоупотребление правом в иных формах. В этом втором случае для принятия обоснованного и справедливого решения необходимо определить рамки и формы осуществления права и установить, выходят ли совершаемые действия за эти пределы. Вопрос может быть выяснен только на основе изучения и оценки всех обстоятельств рассматриваемого случая, и, в конечном счете, его решает суд.
Для признания действия или бездействия злоупотреблением правом не обязательно возникновение вследствие этого имущественного или морального вреда; таковой может быть вероятным. Равным образом не требуется устанавливать или презюмировать в действиях лица, злоупотребляющего правом, его вину. Лишь состав шиканы, как она определена в п. 1 ст. 10 ГК, должен включать вину, а именно умысел.
При осуществлении права в таких формах, которые являются злоупотреблением правом, суд согласно п. 2 ст. 10 ГК может отказать лицу в защите. Закон говорит о праве суда, а не о его обязанности вынести такое решение. Поэтому следует считать возможным частичный, а не полный отказ в защите права.
В случае злоупотребления правом может возникать обязанность возместить причиненные такими действиями убытки. Однако для этого необходимо наличие предусмотренных законом общих условий ответственности, и прежде всего причинной обусловленности убытков действием (бездействием), которое признается злоупотреблением правом.
Кроме того, для лица, злоупотребляющего правом, возможны и другие неблагоприятные последствия, предусмотренные законодательством. Так, при бесхозяйственном содержании культурных ценностей и ненадлежащем обращении с животными возможен их выкуп государством (ст. 240, 241 ГК).
5. Запрет недобросовестной конкуренции. Нормальное развитие рыночных отношений и защита прав потребителей требуют установления еще одного и притом важного ограничения при осуществлении предпринимателями своих гражданских прав. Согласно п. 1 ст. 10 ГК не допускается использовать гражданские права в целях ограничения конкуренции и злоупотреблять доминирующим положением на рынке. Это один из основных правовых принципов современной рыночной экономики, который ныне действует и в Российской Федерации.
Подробное законодательное регулирование в этой области дают Закон о конкуренции и дополняющий его Закон о защите конкуренции на рынке финансовых услуг.
Оба закона содержат широкую трактовку недобросовестной конкуренции и определяют ее как любые направленные на приобретение преимуществ действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или уже причинили убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.
Конкретными проявлениями недобросовестной конкуренции являются, в частности, распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту или нанести ущерб его деловой репутации, введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качества товара, некорректное сравнение своих товаров с товарами других хозяйствующих субъектов, незаконное использование результатов интеллектуальной деятельности, использование информации, составляющей коммерческую и служебную тайну.
Монополистическая деятельность на рынке раскрывается обоими названными законами через категорию "доминирующее положение". При этом считается, что его занимает хозяйствующий субъект, доля которого на рынке определенного товара составляет 65% и более, а на рынке финансовых услуг - финансовая организация, которая по объему своих услуг имеет возможность оказывать решающее влияние на общие условия предоставления таких услуг.
Таким субъектам запрещено совершение действий, которые могут иметь своим результатом ограничение конкуренции и ущемление интересов других субъектов рынка. Круг таких запрещенных действий определен как примерный и включает изъятие товаров из обращения для создания дефицита или повышения цен, создание условий на рынке, ставящих его субъектов в неравное положение, нарушение установленных правил ценообразования, необоснованный отказ от заключения договоров.
Определенные виды сделок, существенно увеличивающих участие лиц в хозяйственных обществах и создающих условия для доминирующего положения, могут совершаться только после получения предварительного согласия антимонопольного органа (ст. 18 Закона о конкуренции).
В литературе последних лет недобросовестная конкуренция и использование доминирующего положения трактуются как случаи злоупотребления правом, что формально соответствует редакции ст. 10 ГК. Однако по своему содержанию и особым правовым последствиям, которые определяет Закон о конкуренции, их правильнее считать самостоятельным институтом гражданского права, призванным обеспечивать нормальное развитие и защиту рыночных отношений.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки