Гражданское право. Том 1

 

§ 4. Понятие и виды недействительных сделок

1. Понятие недействительных сделок. Недействительными являются сделки, не создающие правового результата (прав и обязанностей), к которому стремились стороны. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК).
Недействительность сделок наступает по различным основаниям, установленным законом. Эти основания связаны с теми или иными нарушениями условий действительности сделок, а именно: законность содержания сделки, соответствие воли и волеизъявления, соблюдение требуемой по закону формы сделки, совершение сделки лицом, обладающим необходимой дееспособностью.
Основания недействительности должны иметь место одновременно с совершением сделки как юридического факта. Например, если на момент заключения договора купли-продажи дома его уже не существует, то исполнение договора (переход права собственности на дом от продавца к покупателю) является невозможным и договор будет недействительным как заключенный с каузой, которую невозможно осуществить (ст.  168, п. 1 ст. 235 ГК). Права и обязанности по такому договору не возникнут с самого начала. Если же дом сгорел уже после заключения договора, то договор будет действительным: права и обязанности возникнут в момент его заключения. Однако с момента гибели предмета договора соответствующие права и обязанности прекратятся в связи с невозможностью исполнения договора (ст. 416 ГК).
Как правило, при наличии оснований сделка признается недействительной целиком. Однако в случае, если недействительной является только часть сделки, это не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК).
2. Виды недействительных сделок. Закон различает две большие группы недействительных сделок: ничтожные и оспоримые.
Ничтожная сделка связана с наиболее существенными нарушениями условий ее действительности, и поэтому закон делает максимально простым и доступным признание ничтожных сделок недействительными. Ничтожная сделка считается недействительной с момента ее совершения независимо от признания ее таковой судом. Ничтожную сделку нельзя "реанимировать" и признать действительной, хотя в законе имеются некоторые исключения из этого правила (пп. 2 и 3 ст. 165, п. 2 ст. 171 ГК). О ничтожности сделки может заявить любое лицо, в том числе в судебном порядке путем предъявления иска о признании такой сделки недействительной*(152). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия и по собственной инициативе.
Основания, по которым сделка является ничтожной, содержатся в ГК и в иных законах. Наиболее часто встречающимся основанием ничтожности является несоответствие сделки закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК). При этом имеется в виду не только акт гражданского законодательства, но и любой другой закон, устанавливающий определенные обязательные правила или запреты (например, УК, КоАП). Сделка может не соответствовать закону по содержанию (например, договор о совершении заказного убийства; договор, который невозможно исполнить), по форме (несоблюдение обязательной нотариальной формы) и т.д. В ГК содержится общее правило о том, что любая сделка, не соответствующая закону или иным правовым актам, является ничтожной, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Другим основанием ничтожности сделки, прямо названным в ГК, является совершение сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК). Такой целью может быть как юридическая цель сделки (кауза), входящая в ее содержание, так и фактическая цель (мотив) сделки (например, приобретение грузового автомобиля в собственность с целью доставки взрывчатки для совершения террористического акта). Противоречащими основам нравственности будут сделки о совершении за плату явно аморальных действий, например услуги сутенеров. Последствием таких сделок при наличии умысла у обеих сторон является недопущение реституции, а при наличии умысла у одной стороны - односторонняя реституция (см. § 5 настоящей главы).
Несколько оснований ничтожности сделки связаны с несоблюдением требований закона к субъективной стороне сделки - наличию воли, соответствующей волеизъявлению. Предполагается, что такая воля может быть лишь у полностью дееспособных граждан. Поэтому ничтожными признаются сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным (ст. 171 ГК), сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте до 14 лет (ст. 172 ГК)*(153). Такие сделки могут быть признаны судом действительными в случае, если они совершены к выгоде недееспособных или не полностью дееспособных лиц.
Несоответствие воли и волеизъявления является причиной ничтожности мнимых и притворных сделок (ст. 170 ГК). Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия. В отличие от этого притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. К ней применяются правила о сделке, которую стороны действительно имели в виду. Например, притворным будет договор дарения, содержащий условие о встречном предоставлении в виде другой вещи или выполнения работ (п. 1 ст. 572 ГК). Отношения сторон должны при этом определяться нормами о договоре мены или подряда. Притворным будет договор возмездного оказания услуг, по которому "исполнитель" разрешает "заказчику" разместить в своем помещении оборудование "заказчика" и допускать туда его сотрудников в любое время в пределах срока действия договора. К отношениям сторон в таком случае будут применяться правила о договорах аренды недвижимости.
Оспоримыми являются сделки, недействительность которых может быть установлена только в судебном порядке (п. 1 ст. 166 ГК). До тех пор пока суд не вынесет решение о признании такой сделки недействительной, она будет считаться действительной и порождать гражданские права и обязанности.
Основания недействительности оспоримых сделок, как правило, связаны с тем или иным нарушением воли лица, заключающего сделку, или третьего лица, чья воля в силу закона имеет значение для действительности сделки. Так как распознать факт нарушения внутренней воли лица достаточно сложно, оспоримая сделка остается действительной до тех пор, пока ее недействительность не будет установлена судом.
Очевидно, что судить о нарушении внутренней воли может только лицо, чья воля предполагается нарушенной. Поэтому закон по общему правилу предоставляет право оспаривать соответствующие сделки только таким лицам (п. 2 ст. 166 ГК). В связи с тем, что в оспоримой сделке нарушается воля определенного лица, при одобрении этим лицом сделки уже после ее совершения основания недействительности отпадают и сделка становится действительной. Несмотря на то, что данное правило прямо в законе не выражено, оно широко применяется в судебной практике*(154).
В отличие от ничтожных сделок, всегда недействительных с момента их совершения, оспоримые сделки могут быть признаны недействительными на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК).
Среди оспоримых сделок можно выделить сделки, совершаемые с пороками воли, недействительность которых связывается с отсутствием, неправильным формированием или несоответствием волеизъявлению внутренней воли лица, совершающего сделку в качестве стороны сделки (от своего имени или от имени другого лица в качестве представителя).
Основания недействительности этих оспоримых сделок можно условно разделить на две категории: 1) когда причины пороков воли заключены в самом лице, совершающем сделку; 2) когда эти причины были вызваны внешним воздействием (со стороны контрагента в сделке, третьих лиц, стечением тяжелых обстоятельств) на лицо, совершающее сделку.
К первой категории оспоримых сделок с пороками воли относятся сделки, совершенные лицом, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК), а также сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК).
В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Речь идет о таких состояниях вполне дееспособного лица, которые временно лишают его возможности осознанно выражать свою волю. В болезненном бреду, в состоянии опьянения или аффекта человек не может в полной мере отдавать отчет в своих действиях. Например, недействительным по данному основанию может быть признано завещание, по которому умирающий в муках человек все свое имущество передает в пользу сотрудника больницы, ухаживающего за ним. В качестве примеров рассматриваемого состояния можно назвать случаи, когда сознание нарушается в связи с глубокой депрессией, высокой температурой, наступлением временного и внезапного умственного расстройства, не дающего оснований признать гражданина недееспособным. Данные обстоятельства должны тщательно доказываться в процессе об оспаривании таких сделок. Верховный Суд РФ при этом указал, что по всем делам, когда требуется выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна назначаться судебно-психиатрическая экспертиза*(155).
При совершении сделки под влиянием заблуждения воля субъекта соответствует его волеизъявлению, однако формирование этой воли происходит под воздействием ошибочных представлений об обстоятельствах, значимых для заключения сделки. Для признания сделки недействительной заблуждение должно быть существенным. В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не является существенным. Так, если арендатор заключает договор аренды офиса из-за того, что ошибочно считает арендную плату самой низкой в этом районе, а затем выясняет, что неподалеку имеются более дешевые варианты, то по этой причине он не сможет оспорить сделку как заключенную под влиянием заблуждения. Оспорить сделку может только сторона, действовавшая под влиянием заблуждения.
Ко второй категории оспоримых сделок с пороками воли относятся сделки, перечисленные в ст. 179 ГК, - сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств (кабальные сделки). Причиной неправильного формирования или несоответствия воли волеизъявлению во всех этих случаях является неправомерное поведение другой стороны сделки или ее представителя. Если обман, насилие и т.п. совершаются третьими лицами без ведома другой стороны сделки и не в ее интересах, то соответствующую сделку нельзя признать недействительной на основании ст. 179 ГК. Так, Верховный Суд РФ отменил решение суда, признавшего недействительным договор займа, заключенный под влиянием обмана со стороны лица, не являющегося стороной в договоре займа*(156). Оспаривать данную группу сделок может только сам потерпевший.
При совершении сделки под влиянием обмана формирование воли потерпевшего происходит не свободно, а вынужденно, под влиянием недобросовестных действий других лиц, умышленно создающих у стороны сделки ложное представление об обстоятельствах, значимых для совершения сделки. Воля на совершение сделки, соответствующая волеизъявлению, у стороны сделки имеется, однако формируется эта воля несвободно: под влиянием обмана со стороны других лиц. От заблуждения обман отличается тем, что он совершается умышленно другой стороной сделки и может касаться любых обстоятельств, влияющих на решение совершить сделку, в том числе мотивов.
При совершении сделки под влиянием насилия и угрозы имеет место принуждение, которое само по себе является уголовным преступлением и влечет предусмотренное законом наказание (ст. 179 УК). Недействительность сделки и связанные с ней последствия возникают в данном случае не в результате неправомерных действий как таковых (насилие, угроза), а в силу того, что эти неправомерные действия оказали непосредственное влияние на совершение потерпевшим сделки.
Насилие и угроза различаются между собой тем, что при насилии принуждение относится к настоящему времени, а при угрозе - к будущему. Насилие, кроме того, сопровождается как физическим, так и психическим воздействием на потерпевшего, а угрозы - только психическим воздействием. В большинстве случаев при совершении сделки под влиянием насилия или угроз потерпевший совершает сделку с участием своей внутренней воли, которая сформировалась у него несвободно: мотивом совершения сделки является страх, испытываемый потерпевшим. Поэтому можно сказать, что и при насилии, и при угрозах сделка, как правило, совершается под страхом наступления настоящего (т.е. готового к немедленному осуществлению при насилии) или будущего (при угрозе) зла. Непосредственное принуждение, когда воля потерпевшего абсолютно подавлена и его рукой в буквальном смысле водят по бумаге, встречается крайне редко.
Для признания сделки недействительной насилие и угроза должны быть непосредственной причиной совершения сделки; они также должны быть серьезными, осуществимыми и противозаконными. Нельзя, например, признать недействительным из-за принуждения договор, заключенный во исполнение решения суда о понуждении заключить договор (п.  4 ст. 445 ГК).
При совершении сделки под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной лицо, совершающее сделку от имени одной из сторон в силу отношений представительства, умышленно вступает в сговор с другой стороной и заключает сделку в ущерб интересам той стороны, от имени которой действует. Таким образом, речь идет об умышленном, злонамеренном искажении представителем воли представляемого, основанном на соглашении с другой стороной. Основанием недействительности является несоответствие между волей стороны сделки и волеизъявлением ее представителя, сложившееся в результате злонамеренных действий представителя, вступившего в сговор с другой стороной по сделке.
Такие сделки следует отличать от заключенных представителем в связи с его небрежностью, недостатком опыта или злонамеренными действиями, никак не связанными с другой стороной по сделке. В этом случае сделка не может быть признана недействительной, а потерпевший вправе требовать с представителя возмещения убытков, причиненных неправомерными действиями, если они будут доказаны.
Оспоримыми вследствие пороков воли являются и так называемые кабальные сделки. Кабальной называется сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (ст. 179 ГК). Воля в данном случае формируется несвободно, под воздействием внешних тяжелых обстоятельств, и этими обстоятельствами недобросовестно пользуется другая сторона в сделке. Под тяжелыми обстоятельствами следует понимать любые уважительные чрезвычайные причины (острая нужда, тяжелая болезнь, крайняя необходимость и т.п.), требующие немедленного совершения сделки на любых условиях.
Таким образом, болезненное состояние, крайняя нужда, нахождение в тылу врага и т.п. сами по себе еще не опорочивают сделку в связи с ее кабальностью. Между стечением тяжелых обстоятельств и заключением сделки на кабальных условиях должна быть причинно-следственная связь: обстоятельства должны влечь за собой необходимость заключения сделки на кабальных условиях (это может быть необходимость совершения чрезвычайных расходов, получения во что бы то ни стало какой-либо вещи (лекарство, необходимое для спасения жизни), услуги или работы и т.п.).
К оспоримым относятся сделки юридических лиц, совершенные за пределами правоспособности (ст. 173 ГК), а также сделки граждан или юридических лиц с превышением полномочий (ст. 174 ГК).
В соответствии со ст. 173 ГК сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо совершенная без лицензии на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.
Важно отметить, что сделки с нарушением правоспособности, предусмотренные в данной статье, следует отличать от сделок за пределами правоспособности, установленной в соответствии с законом. Так, сделка, совершенная в нарушение правоспособности, установленной законом, является ничтожной (ст. 168 ГК). Если же сделка нарушает правоспособность, ограниченную по сравнению с законом учредительными документами, то она будет оспоримой (ст. 173 ГК).
При совершении сделки без лицензии (в нарушение Закона о лицензировании отдельных видов деятельности) она признается недействительной, если в момент совершения сделки лицензия не была получена юридическим лицом, либо срок ее действия истек, либо сделка выходила за пределы прав, установленных лицензией. Так как к гражданам-предпринимателям применяются правила о юридических лицах (п. 3 ст. 23 ГК), то недействительной будет также сделка без лицензии, совершенная индивидуальным предпринимателем.
Согласно ст. 174 ГК оспоримыми являются сделки, совершенные гражданами или юридическими лицами (их органами) с выходом за пределы полномочий, ограниченных договором или учредительными документами юридического лица по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка. Такие сделки могут быть признаны недействительными по иску лица, в интересах которого установлены соответствующие ограничения полномочий, при условии, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.
Превышение полномочий, предусмотренное ст. 174 ГК, следует отличать от действий за пределами полномочий при представительстве (ст.  183 ГК), а также от действий органа юридического лица с превышением полномочий, установленных законом.
Если имеет место выход за пределы "дополнительных" ограничений, установленных в отдельном договоре, по сравнению с тем, как полномочия первично определены в доверенности, законе или следуют из обстановки, то применяется ст. 174 ГК. Если же имеет место выход за пределы "первичных" полномочий, установленных в самой доверенности, законе или вытекающих из обстановки, то следует применять ст.  183 ГК: такая сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. При совершении органом юридического лица сделки с превышением полномочий, установленных законом (или иным правовым актом), сделка является не оспоримой, а ничтожной на основании ст. 168 ГК*(157).
Еще одну группу оспоримых сделок составляют сделки, совершенные без согласия третьих лиц, не являющихся сторонами сделки, но чья воля (согласие) в силу закона имеет существенное значение для действительности сделки. К ним, в частности, относятся сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК) и сделки граждан, ограниченных судом в дееспособности (ст. 176 ГК).
В соответствии с п. 1 ст. 26 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя*(158). При отсутствии такого согласия сделка может быть признана недействительной по иску указанных лиц (ст. 175 ГК). В том случае, однако, если несовершеннолетний стал полностью дееспособным при эмансипации (ст. 27 ГК) или при вступлении в брак в возрасте до 18 лет (ст.  21 ГК), правила о недействительности совершенных им сделок без согласия законных представителей не подлежат применению (п. 2 ст. 175 ГК).
В соответствии с п. 1 ст. 176 ГК недействительной может быть признана сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Такая сделка признается недействительной по иску попечителя. Данное правило не распространяется на мелкие бытовые сделки, которые эти граждане вправе совершать самостоятельно в соответствии со ст. 30 ГК.
Еще один пример оспоримых сделок, совершаемых без согласия третьих лиц, - сделки по распоряжению недвижимостью без нотариального согласия другого супруга (п. 3 ст. 35 Семейного кодекса).
В случаях, прямо указанных в законе, оспоримыми являются также сделки, не соответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК). Например, оспоримы сделки, противоречащие законодательству о банкротстве (ст. 103 Закона о банкротстве).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки