История нотариата

 

Отдел второй
Нотариат в Италии пред акцептацией его в Германии и Франции

 

Глава четырнадцатая
Нотариальные корпорации

Мы приблизились в исследовании истории нотариата к тому моменту, когда организация его, начатая капитуляриями Карла, завершается статутами итальянских городов, когда нотариальный институт, обработанный ими в самых мельчайших своих определениях, делается прототипом общеевропейского нотариата и вслед за римским правом воспринимается в Германии и Франции.
Но капитулярии и статуты суть только два ясно обозначившиеся крайние фактора, воздействовавшие на организацию нотариата. Был еще третий деятель, занимающий по времени середину между ними, это - обычное право. Нотариальные уставы в статутах итальянских городов представляют собой, если не исключительный результат его, так сказать, кодификацию выработанных им норм для нотариального института, то во всяком случае воспроизведение их в значительной степени. В самом деле, что создано предшествующим временем относительно организации нотариата и переходило в среде нотариальной корпорации от поколения к поколению, как традиция, осложняясь более и более, то теперь вносятся в статуты городов рядом с определениями о городском благоустройстве, полицейскими регламентами и т. д. В самих статутах мы находим прямые свидетельства о том, что в них внесены определения, заключающие в себе результат творчества предшествующей эпохи. В третьей книге во главе 282-й древнейших статутов Рима объясняется, что нотариальный устав составлен из mores officii tabellionatus. То же нужно сказать и о статутах других городов. Все они более или менее представляют модификацию того, что первоначально существовало как mores, обычаи, хотя вместе с этим воспринимают постановления нового времени - декреты властей города и решения самих нотариальных корпораций. Для нашего исследования городские статуты представляют столь обширный и разносторонний материал, что обращение при нем к сборникам документов становится почти излишним*(895).
Вступление в должность нотариуса обуславливалось авторизацией, которая исходила не от одной только светской власти, но и от главы церкви, папы*(896). По господствующему воззрению этого времени, светская власть берет свое начало от духовной. По теории двух мечей папа передает императору светский меч, врученный ему первоначально от Бога, и в то же время сохраняет за собой в известных отношениях правомочия, переданнные последнему. Отсюда и право назначения нотариусов не для духовных только дел, но и для светских принадлежит и папе. Но еще в X веке власть его в этом отношении зависела от светской, вследствие чего право назначения нотариусов было предметом привилегий, даваемых известным церквам жалованными грамотами королей. Так, в грамоте от 942 года Гуго и Лотаря об утверждении за одной церковью в Реджио прав и привилегий*(897) мы читаем: concedimus denique eidem advocatos sive notaries, quantos aut quales pontifices vel ministri ecclesiae elegerint и т. д.*(898).
Нотариусы, авторизированные папой, именуют себя a domno papa или apostolica auctoritate. В отказной записи некоего Букалиона от принадлежащих ему земель в пользу папы Адриана IV 1158 года мы встречаем такую подпись: ego Aegidius notarius a domno papa Coelestino, rogatu Bucaleonis complevi et scripsi*(899). Ha договоре об аренде некоторых угодий, принадлежащих римской церкви 1234 г., нотариус подписывается так: ego Brunacius Perusinus civis et apostolica auctoritate notarius*(900). Еще яснее это видно из одного документа 1247 г. об увеличении платы за аренду имения, принадлежащего римской церкви: ego Bassus filius quondam domini Rocerti apostolica auctoritate et nunc camerae ejusdem notarius и проч.
Император сообщал авторизацию или непосредственно или передавал право назначения нотариусов высшим сановникам церкви и государства*(901). Этими сановниками в государстве были:
1) Герцоги. Они не иначе могли назначать нотариуса как от имени императора, или представляя каждый раз на утверждение его новоизбранного. Так на акте третейского суда между императором Фридрихом I и ломбардскими городами от 1175 года мы читаем: ego Fantolinus notarius domini Gvelfonis ducis, et ab imperatore Friderico confirmatus postea, rogatus praedictis interfui и т. д.*(902). Ha акте присяги того же императора относительно перемирия с ломбардскими городами от 1177 года мы находим подпись нотариуса в тех же самых выражениях: Fantolinus notarius domini Welphonis ducis et ab imperatore Friderico confirmatus postea rogatus и проч*(903). Указание на утверждение нотариусов императорами встречается еще раз в акте мира между императором Фридрихом I и союзом ломбардских городов 1185 г: Odolinus sacri palatii notarius et a domino imperatore Friderico confirmatus postea interfui et scripsi*(904).
2) Графы. Во второй половине XII века право назначать нотариусом переходит к особому разряду графов к пфальцграфам. Эти comites palatini назначались в каждую провинцию по одному или по нескольку лиц, имели своей резиденцией Тичино и представляли аппелляционую# инстанцию на суд герцогов и маркграфов*(905) возрастанием самостоятельности верхних итальянских городов и упадком власти императора они теряют почти всякое значение.
Кроме свидетельства Дурантиса о назначении нотариусов пфальцграфами мы находим в сборнике Муратори один документ от 1195 года*(906), проливающий полный свет на вопрос об этом назначении - грамоту императора Генриха VI пфальцграфу Венерозу, в которой за ним утверждаются разного рода права и преимущества и в числе их право назначать judices ordinarios et notarios*(907). Heредко пфальцграфы имели это последнее в качестве наследственной привилегии. Избранные ими нотариусы в документах обыкновенно прибавляют к своему титулу palatinus. Так в дарственной записи маркграфа Бонифация монастырю Св. Марии 1218 года мы встречаем следующую подпись: ego Conradus palatinus et domni imperatoris notarius interfui et, notarius scripsi*(908).
3) Епископы. Право авторизации передавалось епископам весьма редко. В сборнике Fantuzzi мы находим документ от 1200 года, заключающий в себе диплом на звание нотариуса на имя некоего Лаутериуса, из которого видно, что после присяги в присутствии многих духовных лиц архиепископ инвестирует Лаутерия ex auctoritate domni imperatoris per calamarium et pennam et cartam для пожизненного отправления tabellionatus*(909).
Право авторизировать нотариусов папы осуществляли большею частью посредством своих пфальцграфов. Указание на этот порядок мы находим в статутах Рима*(910). Нотариусы эти в отличие от назначенных обыкновенными пфальцграфами в актах именовали себя notarii sacri palatii lateranensis*(911). He довольствуясь авторизацией папы они иногда испрашивали ее и у императора, вследствие чего носили титул: apostolica et imperiali auctoritate notarii*(912).
В XIII и ХIV веках, после того как некоторые итальянские города получили независимость, назначение в них нотариусов исходило непосредственно от города, помимо императора и папы. Так в болонских статутах постановлено, что если желающий вступить в должность нотариуса окажется по экзамену годным (inventus fuerit sufficiens), то подеста, викарий или судьи подесты провозглашают его нотариусом auctoritate communis Bononiae*(913). По тем же статутам нотариусы, qui creabuntur dicto modo auctoritate communis Bononiae, могут совершать акты не только в Болоньи, но и повсюду (per universum orbem).
Наконец, право авторизации принадлежало в некоторых городах и самой нотариальной корпорации, что прямо видно, например, из римских статутов. Карл V в 1530 году предоставляет болонской корпорации doctorum in jure избирать не только нотариусов, но и пфальцграфов и инвестировать их per pennam et calamarium.
Рассмотрим теперь те условия, которым должно удовлетворять лицо, желающее вступить в должность нотариуса.
Определения городских статутов относительно их весьма разнообразны. Кроме общих требований, одинаково повторяющихся во всех статутах, мы встречаемся еще с требованиями, принадлежащими специально статутам некоторых городов и не принятыми в другие. К числу общих условий относятся:
1) Свобода лица. Ни раб, ни кабальный не мог быть нотариусом*(914). Вероятно, это условие существовало и прежде, ибо само присутствие нотариусов на placita, в собрании исключительно свободных людей, указывает на свободное их состояние, не говоря уже о том, что они, как было замечено, участвовали на них и в качестве свидетелей и в качестве судей. Но мог ли быть нотариусом вольноотпущенный? По мнению Дурантиса, состояние вольноотпущенного не служило препятствием к вступлению в нотариат*(915). Что касается до принадлежности к духовному званию, то городские статуты не считают его совместным с обязанностью нотариуса. В них мы находим постановления, стремящиеся уничтожить духовенству всякий доступ как в нотариат, так и к судебным должностям вообще. Особенно резко это выражено в статутах Вероны*(916). Тем не менее императоры не стесняются этим и, как видно из документов XIV века, продолжают назначать нотариусами лиц, принадлежащих к клиру. Так в мирном договоре, заключенном в Медиолане между гвельфами и гибеллинами в 1310 году, мы находим подпись нотариуса Иоанна де Диско, который именует себя: cliricus Leodiensis diocesis publicus imperiali auctoritate notarius*(917).
2) Законный возраст. Определения его в городских статутах неодинаковы. По римским статутам нотариус должен быть не моложе двадцати лет (et sit aetatis annorum ad minus viginti). По болонским - не моложе восемнадцати. Те же статуты указывают и крайний предел возраста, за которым вступление в нотариат невозможно - сорок лет. В статутах других городов этого определения мы не встречаем. По статутам Пиаченцы требуется четырнадцатилетний возраст, если нововступающий есть сын нотариуса, а вообще - шестнадцатилетний.
3) Безупречное поведение. Еще по лонгобардским законам bona opino является таким же безусловным требованием, как и юридическое образование*(918). По римским и веронским статутам прежде допущения к экзамену на должность нотариуса делается строжайшее исследование о жизни и поведении кандидата*(919). Наблюдение за тем, чтобы лицо дискредитированное не могло вступить в нотариальную корпорацию возлагается на всех ее членов. В случае внесения в матрикулы человека неблагонадежного он не только исключался, но и подлежал штрафу в двадцать пять ливров, четвертая часть которых поступала в пользу того нотариуса, который доказал его неблагонадежность*(920). По статутам города Ниццы требуется удостоверение о нравственной годности от двух нотариусов, а в крайнем случае, от шести известных в городе лиц*(921).
4) Юридическое образование и практическое знакомство с нотариальным делом. Вступающий в нотариусы подвергался теоретическому и практическому испытанию. Выражение закона Лотаря I notarii legibus eruditi coustituantur дает некоторое основание предполагать, что предварительное испытание в знании законов производилось в его время и, вероятно, лежало на обязанности зендграфов, при участии членов нотариальной корпорации. В статутах уже ясно означен как состав экзаменационной комиссии, так и порядок испытания. В Риме она состояла из официалов нотариальной корпорации, проконсулов и корректоров*(922). В Болоньи кроме их в состав комиссии входили два доктора прав и восемь нотариусов, не менее десяти лет состоявших в должности*(923). В Пиаченце ее составляли двенадцать опытных нотариусов по выбору корпорации. (cap. 54). Предметами испытания были: 1) грамматика*(924), 2) ars notariatus - знание нотариальных форм и умение составлять акты*(925), 3) статуты того города, в котором экзаменующийся желает исполнять должность*(926). Решение о принятии или не принятии экзаменующегося должно быть постановлено большинством двух третей голосов*(927).
Кроме теоретического испытания, вступающий должен представить удостоверение от одного из городских нотариусов, что занимался под его руководством нотариальной практикой*(928). Период практического занятия определяется различно. По римским статутам требуется не менее одного года (per annum ad minus)*(929). По болонским вместо свидетельства требуется от вступающего присяга в том, что он занимался в течение двух лет нотариальной практикой под руководством доктора notariae и в течение такого же времени - гражданским и каноническим правом под руководством докторов этих прав, и наконец, в продолжении пяти лет грамматикой*(930).
На звание нотариуса выдавался диплом, за который платилось по болонским статутам пять солидов*(931). Другие статуты не определяют сумму взноса за него, ограничиваясь лишь выражением more solito*(932). В случае допущения к должности без экзамена лицо исключалось из списка и как оно, так и допустивший это, подвергались значительному штрафу*(933).
5) Наконец, последним условием является согласие корпорации. Никто не мог быть внесен в списки нотариусов города и получить диплом, если нотариальная корпорация не желала принять его в число членов*(934).
Таковы общие условия для вступления в нотариат. К числу особенных принадлежат: 1) в Риме и Болоньи происхождение от граждан этого города*(935); 2) Рождение от законного брака. По статутам Ниццы требуется удостоверение об этом городских властей или свидетельство двух нотариусов или шести известных в городе лиц*(936); 3) По римским статутам желающий вступить в нотариусы не должен принадлежать к цеху ремесленников и вообще заниматься какой-либо ars mechanica*(937). Впрочем, он мог быть принят по истечении четырех лет со дня оставления цеха*(938).
Нотариус, выдержавший экзамен и принятый корпорацией, вносился в матрикулы - in matricula*(939). Нельзя считать их нововведением городских статутов. Мы видели выше, что в эпоху Карла Великого зендграфы обязаны были представлять императору об избранных ими скабинах, адвокатах и нотариусах (et eorum nomina quando reversi fuerint secum scripta deferent), списки которых велись и хранились в императорской канцелярии. Папские и королевские канцелярии имели также списки нотариусов. Во всех почти итальянских городах было два рода нотариальных матрикул: городские и корпоративные*(940). Кроме того списки нотариусов вели и те лица, через которых сообщалась им авторизация. Внесение в городские матрикулы совершалось следующим образом: по окончании экзамена изготовлялось письменное предложение, за подписью консулов или корректоров, о вынесении новопринятого в списки городских нотариусов и передавалось актуариусу города (secretario camerae actorum), на обязанности которого было вести и хранить эти списки. В них новый нотариус должен был расписаться и приложить тот знак, который будет употреблять на совершаемых им документах. По римским статутам это требуется для сличения актов в случае спора о подлоге*(941). Если кто-либо будет имматрикулирован без предложения комиссии, то как актуариус, так и внесенный в списки, подлежат уголовному суду за подлог (falsarii)*(942). Внесение в корпоративные матрикулы производилось непосредственно представителями корпораций*(943).
Мы уже говорили, что согласие корпорации на принятие нового лица было одним из существенных условий для вступления в должность. Каждая корпорация не была замкнутой и не ограничивалась определенным числом членов. В нее вступал всякий удовлетворявший выше означенным условиям и получивший авторизацию. Акты нотариуса, не внесенного в списки корпорации, считались лишенными нотариального значения. Независимо от сбора за диплом новопринятый обязан был внести в корпоративную кассу известную сумму, размеры которой определялись довольно различно. Так, например, по статутам Пиаченцы, если он есть сын или брат нотариуса, то должен внести 20 солидов, если же не имел родственных связей с членами корпорации, то взнос возвышался до 60 солидов*(944). По аргентским статутам родственник нотариуса при вступлении в корпорацию совершенно освобождался от платежа, другие же должны были внести 20 солидов. По одним только статутам Пармы вступающий не обязывался ни к какому взносу*(945).
Еще в законах Лотаря I мы встречали постановление, что нотариус прежде вступления в должность обязан дать присягу относительно правильного исполнения ее*(946). Точно также городские статуты требуют от нотариусов присягу в том, что они будут строго исполнять обязанности, налагаемые уставами корпорации, и защищать ее интересы. Обыкновенно она происходила пред теми лицами, от которых получалась авторизация. В вышеупомянутом документе от 1262 года у Fantuzzi нотариус Лаутерий принимает присягу пред равенским епископом и в его капелле*(947), так как в Равенне авторизация нотариусов совершилась через епископа. По исполнении обряда ее новопоставляемому вручалось перо и письменный прибор (calamarium) со словами: прими власть совершать публичные акты согласно с законом и добрыми нравами*(948). Эта инвеститура могла последовать не иначе как после испытания кандидата, на что прямо указывают статуты*(949). С исполнения обряда ее лицо считалось вступившим в должность.
Перейдем теперь к рассмотрению организации представительства нотариальных корпораций.
В каждом городе нотариусы имели представителей или официалов, избираемых из своей среды и притом на известный период времени. Прежнее название primicerius и prototabellio для обозначения представителей корпорации мы не встречаем в статутах городов; теперь они называются consules, proconsules, correctores, gastaldiones и проч. Если в Риме и сохранилось название protatabellio, то оно означает не представителя корпорации, а нотариуса, командированного в высший городской суд - Curia Capitolii*(950). Число представителей нотариальной корпорации города точно определялось его статутами. Почти каждая имела между святыми своего патрона, имя которого иногда носила (например, в Фельтри патроном корпорации был Св. Николай II поэтому она называлась schola Sancti Nicolai*(951), в Аргенте - св. Иаков и Николай*(952), в Риме - св. евангелист Лука*(953). День празднования патрону был днем общего собрания корпорации и выборов официалов. По древнейшим римским статутам в день Св. Луки все судьи капитолия, доктора прав, адвокаты и нотариусы города собирались к торжественной мессе в церковь Св. Марии de Ara coeli и слушали ее с зажженными свечами в руках. По окончании же все они сходились в капитул церкви (qui est in primo reclaustro conventus dictae ecclesiae), где и происходило избрание официалов. Выборы совершались через каждые четыре года. Сначала избирались восемь корректоров (correctores)*(954), затем два проконсула и, наконец, нотариусы для делопроизводства при корректорах, архивариус и secretarius conservatorum, на обязанности которого лежало ведение и хранение корпоративных матрикул. В Риме проконсулы были высшими представителями корпорации. Им принадлежало право суда над членами и право штрафования их в размере пяти золотых дукатов*(955). Они имели свою камеру в городском суде*(956). В Болоньи в половине XIII столетия во главе корпорации стоял совет из шести консулов под председательством проконсула. Позднее представителем ее был корректор со многими консулами. В Вероне во главе ее стоят gastaldio, sacrista и examenatores*(957), в Парме проконсул и консулы*(958), в Фельтри consiliarii, в Пиаченце консулы*(959), в Аргенте massarius. В других городах представители назывались большей частью consules*(960). Сроки выборов, а равно и порядок их были весьма различны. Все статуты требуют, впрочем, присутствия при выборах городских властей.
Кроме представителей в корпорации были еще различные должности. Так в Падуе и Болоньи мы встречаем синдиков; это были главные контролеры, обязанность которых состояла в проверке служебных действий официалов при сдаче дел и судебное преследование их, если открывался для этого достаточный повод. Некоторые корпорации имели своего казначея и кассу. Капитал слагался частью из одновременных взносов каждого члена при вступлении, частью из штрафных денег взимавшихся за неправильное отправление обязанностей, которые в одних городах поступали всецело в пользу корпорации, в других же, как например в Риме, делились между ею и городским судом (Camera urbis)*(961). Свидетельство о существовании корпоративной кассы мы встречаем еще в древнейших римских статутах. Во главе 283-й постановлено, что восковые свечи, употреблявшиеся при торжественной мессе пред избранием официалов, покупались на счет корпорации (expensis collegii)*(962). Казначеи назывались massarii в Парме, Фельтри, Чезене и друг.*(963), в Риме же camerarii*(964). Некоторые статуты назначают и определенный возраст для казначея - не моложе двадцати пяти лет. Там, где не было этой должности хранение капитала корпорации возлагалось на консулов. Кроме расходов на церемонии и празднества из него делались как одновременные, так и постоянные вспомоществования беднейшим нотариусам*(965).
В некоторых статутах мы встречаемся еще с советами корпораций - consilia, которые собираются для разрешения всех важных вопросов. В них производились и выборы в некоторые должности*(966).
Отношение представителей корпорации к членам заключается:
a) В праве надзора, за действиями и поведением их. Существенная сторона его состояла в наблюдении, чтобы при совершении документов нотариусы не уклонялись от правил как установленных самой корпорацией, так и дошедших к ней по традиции*(967). Относительно поведения их городские статуты содержат в себе более или менее подробные определения, уклонение от которых влекло за собой штраф и другие взыскания. Нотариусам воспрещалось входить в таверны, принимать участие в недозволенных играх, носить цветное платье, украшаться перьями и т. д. В случае нарушения этих постановлений статуты предлагают представителям корпорации штрафовать виновных десятью ливрами и удалить на месяц от должности*(968). Обязанность доноса о неблаговидном поведении нотариуса возлагается на каждого члена корпорации*(969).
b) В праве суда. Во всех спорах и исках, возникающих между нотариусами, они должны были обращаться к суду представителей корпорации. В состав его, как увидим ниже, входили и городские власти. К тому же суду обращались клиенты нотариусов с жалобами на неправильные их действия*(970). На постановление его не допускалось апелляции*(971):
c) В праве командировать их для занятий в суде*(972). Число командируемых в каждый суд точно определяется городскими статутами.
d) В праве созывать, общее собрания всех нотариусов города*(973). Цель этих конгрегаций, как они называются в статутах, состояла: 1) в обсуждении проектов постановлений, относящихся до всей корпорации и имеющих быть внесенными в ее статуты, 2) в чтении и разъяснении действующих статутов и постановлений*(974). Обыкновенно они созывались в последнее воскресение каждого месяца*(975).
e) В принятии по смерти нотариуса мер охранения находившихся у него протоколов и документов. Обыкновенно они складывались в сундук (capsa), запирались двумя ключами, из которых один вручался тем, кому принадлежали документы, другой же оставался у представителей корпорации. Если сундук с означенными документами не мог быть оставлен в помещении наследников нотариуса, то его отправляли на хранение в ризницу какой-либо церкви (в Риме в ризницу церкви Св. Марии in Ara coeli).
f) В праве надзора за раздачей авторизации в тех местах, где она не была еще предоставлена корпорации. Они обязаны были наблюдать, чтобы пфальцграфы и другие, имевшие права авторизации нотариусов, сообщали ее только тем лицам, которые удовлетворяли требуемым законом условиям*(976). В случае неправильного авторизирования нотариус по их заявлению исключался из списков*(977).
По мнению Остерло, представителям корпорации принадлежало и право составления такс вознаграждения за нотариальные действия*(978). Но это противоречит историческим памятникам того времени. В римских статутах lib. III cap. 318 мы находим подробную нотариальную таксу, составленную по распоряжению папы Мартины V Франциском, архиепископом норбонским, главным казначеем папы, и прямо предложенную к руководству без всякого участия в составлении и обсуждении ее представителей нотариальной корпорации*(979). В других городах, как например в Парме и Пиаченце, установление нотариальных такс зависело от подесты или викария его.
Отношение городских властей к нотариальным корпорациям выражалось в следующих моментах:
a) В защите прав их. По римским статутам сенатор города перед вступлением в должность дает торжественную присягу охранять уставы общественных учреждений и в том числе нотариальные*(980). В Парме подеста, вступая в должность, дает присягу защищать корпорацию, ее представителей и членов, соблюдать ее статуты и приводить в исполнение все приговоры, постановленные представителями*(981). То же вст1речаем и во многих других городах*(982).
b) В праве утверждения уставов корпорации. В XIII века корпорациям принадлежало величайшее право создавать статуты не только для своего внутреннего устройства, но и для всего порядка нотариальной функции. Право это существовало и прежде, но не получало санкции со стороны положительного законодательства и является признанным впервые лишь в городских статутах. Всего яснее это выражено в 123 главе статутов Вероны*(983).
Martini, divina providentia Papae quinti, super hoc, vivae vocis oraculo, nobis facto, vobis committimus, et mandamus quatenus per infrascriptos Notaries, et Officiales, praesentes, et futures, curetis remediis opportunis, infrascriptam taxam inviolabiliter observari. Et si quis de praedictis Notariis Officialibus eiusdem Urbis ultra receperit, seu exegerit quoquo modo, quam in eadem Tabula contineatur, et sit expressum; nostro arbitrio punietur. Stat. Rom. lib. III. cap. 318. Чтобы иметь обязательное значение, нотариальные уставы должны быть: 1) утверждены городскими властями, 2) внесены в статуты города и составлять в них, так сказать, отдельную главу. Вот почему мы встречам их в составе городских статутов. (Нотариальный устав Рима, составленный нотариальной корпорацией был утвержден папой Мартином V)*(984).
c) В контроле над выборами представителей корпорации. В Риме выборы их совершались в присутствии сенатора и главных судей города*(985). По статутам Пармы члены корпорации пред каждым выбором должны были принести перед подестой присягу в том, что они не будут руководиться в избрании личным интересом*(986).
d) В непосредственном участии в отправлении обязанностей представительством корпораций. В Риме сенатор в течение восьми дней по вступлении в должность обязан был вместе с проконсулами и корректорами командировать в суд для занятий определенное число нотариусов*(987). В Вероне, если они оказывались негодными, подеста имел право отослать их и избрать других по своему усмотрению*(988). В прочих статутах это право предоставлено ректору города*(989). По некоторым статутам право собраний ограничивалось разрешением или согласием городских властей*(990). Наконец, в Болоньи мы видим, что подеста принимает непосредственное участие в исправлении ошибок, вкравшихся в нотариальные документы. Лицо, заинтересованное в последствиях ошибки нотариуса, должно было обратиться к нему с просьбой об ее исправлении.
e) В охранении нотариальных актов после смерти нотариуса. В Риме на обязанность сенатора возлагалось следить, чтобы никто не мог покупать и продавать протоколов умершего нотариуса и вообще содействовать представителям корпорации в приведении в исполнение законных охранительных мер. (Lib. III. cap. 294. ed. 1567.)
f) В участии в суде над нотариусами. По некоторым статутам городские власти входили в состав суда как по спорам и искам между нотариусами, так и по жалобам клиентов на неправильные их действия. По статутам Чезены подеста вместе с представителями корпорации разрешал все споры и жалобы между ее членами*(991). В Фельтри ректор города составлял апелляционную инстанцию на приговоры представителей корпорации*(992). В сборнике Fantuzzi есть интереснейший акт - судебное решение Равеннского архиепископа Симона от 1227 года по спору между членами нотариальной корпорации Равенны. Равеннские нотариусы состояли в вассальном отношении к церкви и давали ей присягу в верности (sacramentum fidelitatis). Как видно из этого документа, образовалось две корпорации нотариусов, и каждая оспаривала законность и права другой. Епископ, через которого им сообщалась авторизация, избранный в судьи, постановляет в своем решении, что корпорация должна быть одна и воспрещает под страхом отлучения от церкви всякое отделение от нее. Из этого же документа открывается, что все желающие изучить нотариальное дело должны поступить в ученики к нотариусам за исключением тех лиц, которые обучаются непосредственно у magistri artis notariae*(993).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты