История нотариата

 

Глава пятнадцатая
Круг деятельности нотариусов

По городским статутам нотариусы участвуют: а) в сфере судебной, b) административной и с) в сфере правовых отношений между частными лицами*(994).
А) Мы говорили выше, что назначение нотариусов в суды было совместной обязанностью официалов корпорации и представителей общественной власти. По статутам Рима сенатор не позднее восьми дней по вступлении в должность вместе с проконсулами и корректорами командирует нотариусов в суды на все время своей службы (pro tempore sui officii). Из третьей главы первой книги тех же статутов усматривается, что он избирался на шесть месяцев. Таким образом срок занятий в суде известной партии нотариусов был полугодовой. В Болоньи назначение их в суды лежало на обязанности consilium quatvor millium civitatis Bononiae*(995) и количественно не должно было превышать двенадцати. В других городах оно составляло обязанность представителей корпорации и как срок командировки, так и число командируемых точно определялось статутами. В каждом суде были особенного рода книги для вписывания имен занимающихся в нем нотариусов. Ввиду правильного пользования гонораром за нотариальные действия судьи обязаны были распределять между ними занятия в равной мере*(996). Нотариусы обязаны были приходить в суд ранее судей и ни в каком случае не оставлять заседание или, как выражаются статуты, не разбегаться по суду (nec per palatium discurrere*(997), во время судоговорения сидеть на своих скамьях чинно, хранить полное молчание (sub silentio manere)*(998), ни под каким видом не заговаривать с судьями иначе, как отвечая на вопрос, в противном же случае судьи могли приказать им молчать и за неповиновение оштрафовать пятью дукатами*(999). Нотариус не мог иначе оставить суд, как вписав в книгу все акты, документы, имена свидетелей, приговоры судей и т. д.*(1000). Если два нотариуса составляли один и тот же судебный акт, то они прежде удаления должны были сверить его между собой во избежание противоречий. Уклонение от этого порядка вело за собой штраф в десять ливров и более*(1001). Нотариусам воспрещалось принимать на себя обязанность поверенного под страхом infamia н штрафа в 25 ливров*(1002). В случае потери документа, переданного нотариусу в суде, он обязан или возобновить его, если возможно, за свой счет, или уплатить потерпевшей стороне тот ущерб, который возникал для нее вследствие его небрежности*(1003). Для записывания всех актов, представленных в суд, и всего, что совершалось в нем в известный день, каждому нотариусу выдавалась особая книга - bastardellus. На первом листе ее означались имя и фамилия сенатора, судей, год от Р. X., индикт, месяц и день, страницы пронумеровывались, а в конце находилась печать корпорации - stampa*(1004). Таким образом, несомненно, что ее выдавали нотариусам представители корпорации при их командировке. По окончании экземпляра выданной книги, а равно и по истечении срока командировки, они обязаны представить ее в общественный архив*(1005).
Нотариальные таксы, заключающиеся в римских, болонских и других статутах, дают нам возможность определить приблизительно точно круг деятельности нотариусов в судах. По делам гражданским - они писали: 1) акты явки к суду истца и ответчика, 2) показания того и другого, 3) акты присяги свидетелей, 4) доверенностей, 5) принятия опеки и сдачи оной, 6) вступления в наследство, 7) наследственные инвентари, 8) акты о приданом, 9) допрос свидетелей. Кроме этого они составляли судебные решения и выдавали копии с них, причем обязаны были наблюдать законное число строк в странице (20) и не менее восьми слов или тридцати двух букв в каждой строке*(1006). В уголовных делах нотариусы записывали весь ход следствия, допрашивали свидетелей защиты и редактировали судебный приговор. При допросе в качестве свидетелей женщин высшего ранга статуты вменяют им в обязанность совершать его y них на дому*(1007).
Установленный таксой гонорар выдавался немедленно по совершении каждого действия той стороной, к которой оно относилось*(1008). Нотариусам предписывается скромность в требовании его и под страхом значительного денежного штрафа воспрещается выступать за пределы таксы*(1009). В этом постановлении повторяется закон Лотаря I*(1010). В некоторых городах (Statuta populi Mutinensis 1327) ежегодно избирались нотариусы, которые обязаны были совершать документы для бедных безвозмездно*(1011).
B) Участие нотариусов в деятельности администрации точно так же определялось командировкой их в распоряжение городских официалов на время исполнения обязанности этими последними. 299-я статья римских статутов дает право заключать, что даже незначительные полицейские чиновники, вроде надсмотрщика за тавернами, имели особо командированного нотариуса. Сколько можно судить по таксе вознаграждения эти нотариусы излагали на письме все административные распоряжения и декреты.
C) Деятельность нотариусов в сфере правовых отношений между частными лицами заключалась: 1) в составлении завещаний, договоров и актов третейского суда, 2) в выдаче копий с нотариальных документов.
I) Процесс совершения документов слагался из двух моментов: 1) из comparatio instrumenti, т. е. изложения проекта акта, scheda, и внесении его в книгу протоколов и 2) completio или publicatio instrumenti, т. е. выдачи сторонам документа, составленного на основании протокола или scheda. Мы видели этот же порядок у римских табеллионов. Присутствие его в городских статутах не есть реставрация постановлений XLIV новеллы, совершившаяся под влиянием разработки римского права и воспринятия его в практическую жизнь, как это могло бы казаться с первого взгляда. Несомненно, тот же порядок существовал в готский, лонгобардский и каролингский периоды, что видно из подписи нотариуса complevi et dedi и передавался в среде нотариальной корпорации вместе с формулярами предшествующих времен от поколения к поколению.
Нотариус, составивший проект, мог передать другому продолжение процесса совершения документа, и таким образом один акт совершался двумя нотариусами. Впрочем, составление документа двумя лицами могло быть и не преемственное, а одновременное, т. е. два нотариуса приглашались к совершению его*(1012). Такие документы встречаются весьма нередко у Муратори. По некоторым из городских статутов известные сделки требовали безусловно участия двух нотариусов. Так, по статутам Пармы, все дарственные записи, как на случай смерти, так и между живыми, должны быть совершены двумя нотариусами, из коих один писал документ, а другой подписывал его*(1013).
Существенно новое явление в порядке совершения документов в это время есть внесение сделки в протокол, что требуется почти всеми статутами. Практическое значение этой меры весьма велико. В случае подлога документа или введения в текст его произвольных определений достаточно было одной справки с протоколом, чтобы восстановить истину. Далее, в случае потери воспроизведение его вновь не могло представлять никаких затруднений. Такое значение протоколов в практической правовой жизни вызвало ряд узаконений о мерах сохранения их, которые мы подробно изложим ниже. Когда введены протоколы в нотариальную практику, трудно сказать что-нибудь определенное. Мы встречаем их в Риме в судах республиканского и императорского периода. Целый ряд судебных протоколов под названием acta или gesta сохранился для нас в числе равенских документов. Существование их в готский, лонгобардский и каролингский периоды, как мы видели, не подлежит никакому сомнению, а в каноническом праве являются уже подробные определения о составлении их*(1014). Если теперь принять в соображение, что нотариусы были в то же время и судебными писцами, то понятно, что они могли употребление протоколов вследствие особенной важности их ввести в свою практику и при совершении документов для частных лиц. Будучи в этом отношении в первое время правилом обычного права, оно в городских статутах санкционируется и делается таким образом законным порядком в нотариальном деле.
Более определенные и точные постановления о книге протоколов мы находим в римских и болонских статутах. В Риме она заводилась нотариусом один раз в год, должна была иметь перемеченные страницы, означение года от Р. X., имени папы, индикта, месяца, дня, подпись нотариуса и знак им употребляемый. В нее вносились все акты, составленные в течение года по порядку совершения их, с подробным означением содержания, места и времени совершения, имен контрагентов и свидетелей под опасением штрафа в десять ливров за отступление от этого порядка*(1015). После праздника Рождества Христова каждый нотариус обязан был представить свою книгу в корпорацию, где проконсулы и официалы ревизовали ее и прилагали к ней печать*(1016). За неисполнение этого он удалялся от должности на год*(1017).
По болонским статутам книга протоколов точно так же употреблялась только в течение года и должна начинаться с января месяца; форма ее предоставлялась на усмотрение нотариуса. На первой странице находилось название ее и указание числа листов. Если одной книги в течение года будет недостаточно, то нотариус мог прибавлять необходимое число новых листов, но при этом обязывался о каждом дополнении делать пометку на первой странице, в противном же случае, все написанное на этих новых листах не имело нотариального значения. Изо дня в день, без всякого промежутка, преемственно, нотариус должен записывать в ней все совершаемое им. Пред началом нового года и здесь книга протоколов представлялась в корпорацию для ревизии и приложения печати*(1018).
Не все статуты требуют предварительного составления проекта акта, за то все почти постановляют, чтобы нотариус вносил в книгу протоколов содержание сделки во всей ее подробности. Это разнообразие нисколько не изменяет существа дела; результат достигается один и тот же. Посредством ли scheda или без scheda договор будет внесен в книгу протоколов, во всяком случае он сохраняется и может быть восстановлен в исходом виде в случае потери или подлога.
По римским статутам нотариус тотчас после rogatio обязан составить проект акта, т. е. точно означить как сущность сделки, так имена контрагентов и свядетелей. (То же самое обязаны делать оба нотариуса, если они будут приглашены вдвоем для составления документа). Затем он отправляется на место заключения договора и в своем протоколе излагает все содержание его со всеми условиями и дополнительными статьями. Если участвуют два нотариуса то, составив протокол, они сверяют его и взаимно подписывают. В течение трех дней по совершении его нотариус обязан выдать сторонам документ, в противном случае, подвергается штрафу в десять ливров и обязан вознаградить за ущерб, происшедший от его медленности*(1019). При составлении двумя нотариусами подпись обоих должна находиться на выданном документе*(1020). Таким образом римские статуты требуют проекта документа, протокола и настоящего акта.
По болонским статутам предоставляется на произвол нотариуса или совершить предварительно проект и внести его в протокол, или только вписать в последний точное извлечение из проекта, так, чтобы существо сделки и намерения сторон не подлежали никакому сомнению. Контрагенты имели право вызвать нотариуса в суд для предъявления книги протоколов и удостоверения в действительном внесении в нее сделки*(1021).
Веронские статуты строжайше воспрещают нотариусам совершать документ без протокола, несмотря даже на желание сторон (etiam partibus volentibus). Предварительно составленный протокол, прочитывался сторонами и свидетелями, утверждался их согласием, после чего уже изготовлялся документ*(1022).
Статуты Пармы точно также требуют составления протокола и прочтения его сторонам*(1023). Они различают три действия в процессе совершения документа: составление проекта, называемого nota или cedula, внесение его в протокол или imbreviatura и совершение настоящего документа instrumentum in publicam formam redactum*(1024). Составление проекта не требуется безусловно. Те же самые узаконения мы встречаем в статутах Чезены и Епоредии; в последних срок выдачи документа назначается восьмидневный. В Парме - тридцатидневный.
Подпись сторон и свидетелей не требовалась для проекта, но имена их и присутствие подписи на совершаемом документе должны быть точно обозначены в протоколе.
При разрешении спора посредством третейского суда стороны должны были приглашать нотариуса для составления подробного протокола и акта решения. Вознаграждение определялось по сумме иска, но ни в каком случае не должно превышать нормы, законом определенной*(1025).
Второй момент деятельности нотариусов, как мы сказали, состоял из publicatio documenti, т. е. составления на основании проекта или протокола главного документа. Нотариус не мог что-либо прибавить или убавить из протокола или проекта, одобренного сторонами. Точно так же он не имел права замедлить составление документа далее срока, определенного статутами, под опасением штрафа и обязанности вознаградить за ущерб от его медленности. Подробности определений как относительно внешней, так и внутренней стороны нотариальных документах этого периода, равно как подписи контрагентов и свидетелей, подписи и печати нотариусов, составляют содержание следующей главы.
Нотариус не имел права отказать в совершении документа, если для этого не было особой причины (si justa causa impeditus non fuerit)*(1026). Положительное законодательство того времени точно определяет те случаи, в которых он не имел права совершать документы. 1) Он не мог совершать документы для известных лиц, как-то ближайших родственников восходящей, нисходящей и боковой линии, и для своего поверенного*(1027). Нарушение этого правила вело за собой ничтожность документа*(1028). 2) Нотариус не имел права совершать документы по сделкам противозаконного или безнравственного содержания, по отчуждению beneficia absque seniorum permissione, нарушение этого вело за собою для него infamia*(1029). По libri feudorum в случае составления документа по отчуждению лена, кроме infamia и запрещения отправлять обязанности он подвергался тяжкому наказанию - отсечению руки. По городским статутам воспрещалось нотариусу совершать документы по отчуждению недвижимой собственности не гражданам*(1030), предбрачные договоры (de sponsaliis) без согласия родителей или опекунов лиц, желающих вступить в брак*(1031) и всякого рода контракты в ущерб кредиторов*(1032) (in fraude2m creditorum). 3) Нотариус не мог совершать документа в известное время, а именно - в воскресные и праздничные дни, а равно и ночью, за исключением духовных завещаний*(1033).
Городские статуты с беспощадной строгостью относятся ко всякого рода уклонениям нотариуса от установленного законом порядка. Не говоря о значительных денежных взысканиях, наказание за подлог и за всякого рода умышленное искажение документа доходит до величайших пределов жестокости. По рипуарскому и лонгобардскому закону за подлог нотариусу отсекалась рука*(1034). Городские статуты идут далее. Они вводят ужаснейший вид наказания - сожжение нотариуса живым. По болонским статутам за один подлог он исключался из матрикул и подвергался тюремному заключению; за многие сжигался на костре*(1035). По статутам Пармы за совершение одного подлога назначался штраф в четыре раза более против суммы, означенной в договоре, двух - отсечение руки, трех - сожжение на костре*(1036).
II) Перейдем теперь к рассмотрению другого рода деятельности нотариусов в отношении документов частных лиц - к выдаче копий. Как видно из городских статутов и еще более из <Speculum juris> Дурантиса, порядок ее различался, смотря по тому: a) тот ли нотариус выдает копию, который совершал главный документ, b) желают ли стороны дать копии полное доказательное значение и таким образом заменить ею оригинал, или иметь просто список для памяти (ad solam memoriam).
Если нотариус, совершивший документ, выдает и копию, то для значения последней необходимо, чтобы совершены были те же самые действия, как и при выдаче оригинала. Таким образом, здесь является уже не копия акта в собственном смысле, а дубликат. Гораздо сложнее процесс воспроизведения копии, когда она делается не тем нотариусом, который совершал главный документ, и не тотчас по совершении последнего. В этом случае деятельность нотариуса восполняется присутствием судьи, авторизирующего значение копии. В первый раз мы встречаемся с этим порядком в Декреталиях Григория IX, по которым копия, засвидетельствованная при участии судьи, имеет полное доказательное значение*(1037). Но едва ли можно считать это нововведением декреталий и, следовательно, относить к 1260 году. Статуты Пиоченцы называют этот порядок consvetudo - longo tempore ac longissimo observata, cujus initii vel contrarii memoria non existit*(1038). Скорее его можно считать созданием практики, а не положительного закона, хотя определить точно время его возникновения мы не имеем никаких средств. В сборнике Муратори встречаются копированные при участии судьи документы, относящиеся к самому началу XII века*(1039).
Какое же значение имеет участие судьи? По мнению Дурантиса, оно осмысливается следующим образом: <Дело нотариуса заключается в выдаче документа; ему не может быть предоставлено никакой оценки, никакого суждения, имеющего юридическое значение. Но если нотариус, выдавая копию, объявляет, что она содержит в себе то же, что оригинал и, следовательно, должна иметь одинаковое с ним доказательное значение, то выходит, что он в этом случае произносит как бы судебный приговор, является судьей в своем собственном деле (in propria causa). Для замены копией оригинала нужно, чтобы не нотариус, а судья произнес приговор о тождестве ее с оригиналом>*(1040). Основанием для требования копий, заменяющих главный акт, служит прежде всего ветхость документа и опасность вследствие ее негодности к употреблению. Но кроме этого допускались и другие основания, как например утрата и т. п.*(1041).
Speculum juris и падуанские статуты дают возможность восстановить в существенных чертах процесс выдачи копий*(1042). По изготовлении списка с документа несколько нотариусов и лицо, желающее получить копию, приглашается в присутствии судьи. Прежде всего делается исследование о подлинности самого оригинала*(1043). Если относительно нее нет никаких сомнений, то приступают к сверке списка с оригиналом, после чего судья уполномочивает одного из нотариусов сделать надпись на копии, и затем она подписывается всеми нотариусами и судьей*(1044). Как видно из сборника Муратори, при выдаче копий с документов особенной важности обо всем процессе составлялся протокол, куда вносился и текст оригинала*(1045).
Если не имеется в виду дать копии одинаковое значение с оригиналом, то изготовления ее принадлежало одному только нотариусу*(1046). В этих копиях мы весьма редко встречаем значение времени и места выдачи. Присутствие свидетелей - еще реже, так как они писались лишь для памяти*(1047). Иногда к снятию копии приглашалось несколько нотариусов (в большинстве случаев от двух до шести), которые все вместе сверяли список с оригиналом и удостоверяли, что между ними нет различия в тексте. Присутствие многих нотариусов не давало копии никакого особенного значения и приглашать одного или многих к копированию документа зависело всецело от доброй воли сторон. Дурантис замечает об этих копиях, что им не принадлежит plena fides nec ex tali exemplo valet exactio fieri, licet ad solam memoriam fiat*(1048). Впрочем, едва ли не будет справедливо допустить относительно предшествующего времени, что и эти копии имели доказательное значение на суде, ибо в большинстве случаев они совершались в присутствии свидетелей и содержали указание места и времени совершения*(1049).
В заключение настоящего исследования о деятельности нотариусов мы должны сделать несколько замечаний относительно исправления ошибок, вкравшихся в документы и вознаграждения за нотариальные действия.
Говоря об отношении городских властей к нотариату, мы заметили, что в некоторых городах они принимали непосредственное участие в исправлении ошибок, заключавшихся в нотариальном документе совместно с официалами корпорации. По болонским статутам (во главе de erroribus notariorum), лицо, заинтересованное в исправлении ошибки, обращалось письменно в подеста с указанием ее и изложением проекта исправления. Подеста вместе с представителями корпорации вызывал нотариуса, совершившего документ, и предлагал ему показать под присягою, он ли составлял его и признает ли в нем существование ошибки согласно с показаниями истца. В случае утвердительного ответа, нотариусу предлагалось произвести требуемое исправление. При отрицательном же ответе истец должен доказать присутствие ошибки, для чего требовалась сверка документа с протоколом и допрос свидетелей означенных в акте. Если ошибка была доказана, то кроме исправления ее на нотариуса возлагался известный штраф. Если нотариус совершивший документ умер, то подеста и официалы сами производили сличение акта с протоколом и исправляли ошибку. При разногласии между ними приглашался в заседание один доктор прав (doctor juris) и вопрос решался по большинству голосов. В других городах власти не участвовали в исправлении нотариальных ошибок и все дело производилось в вышеозначенном порядке представителями корпорации.
Вознаграждение нотариусов, как видно из римской и болонской таксы, производилось по мере совершения каждого действия, а не по окончании всех, как это делается в наше время. Так, после написания проекта сделки нотариус имел право тотчас требовать платы*(1050) и отказаться от продолжения, если ему не будет заплачено (non scribet, nisi solvatur)*(1051). Размер вознаграждения определялся по цене сделки, причем весьма часто особенно в двусторонних договорах не постановлялось, кто должен был платить нотариусу. В этом случае, если не было предварительного условия между сторонами, вопрос разрешался обычаем*(1052). Городские статуты строго требуют от нотариусов, чтобы они соображались с таксой, угрожая в противном случае истребованием всего уплаченного свыше ее и штрафом*(1053). За пергамент, бумагу и чернила нотариус не имел права ничего требовать, так как вознаграждение за них входило уже в состав гонорара за действия*(1054). Разногласие между ним и его клиентом о размере вознаграждения в случаях не предусмотренных таксой, а равно и при ее неопределенности, разрешалось или судом*(1055), или, как в Болоньи и Парме, представителями корпорации*(1056). Пармские статуты обязывают нотариуса на самом документе означать, какое вознаграждение получено им*(1057).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты