История нотариата

 

Глава семнадцатая
Охранение нотариальных документов

По общему правилу книги нотариальных протоколов находились на хранении у самих нотариусов, хотя, как выше было замечено, они ежегодно представляли их в корпорацию. Но это не было передачей на хранение, ибо из сопоставления 306-й и 315-й глав римских статутов усматривается, что по произведении ревизии и приложения печати они возвращались нотариусам обратно. Таким образом здесь цель была исключительно ревизионная. По смерти же каждого нотариуса все находившиеся у него проекты и книги протоколов по документам окончательно совершенным передавались официалами корпорации в общественные архивы. Яснее других это определение выражено в статутах Ниццы, где архив этот назывался sacrarium*(1092). В Риме они хранились in sacristia Arae coeli*(1093), a в Болоньи в camera actorum*(1094). Чтобы обеспечить еще более хранение протоколов городские статуты угрожают строжайшим наказанием (500 и 600 солидов по болонским статутам*(1095) за покупку или продажу протоколов и вообще за всякое приобретение или употребление их без ведома и особого разрешения представителей нотариальной корпорации. Точно так же запрещается и нотариусам вычищать пергамент от протоколов прежних лет и употреблять его для написания новых документов*(1096).
Одной из мер охранения документов является внесение их в книгу регистра. В известных случаях нотариус должен был тотчас по совершении представить или сам документ или точную копию с него за своей подписью и печатью в городскую канцелярию или в другие учреждения для внесения в эту книгу, что называется registrare instrumentum*(1097). В некоторых городах, как например в Вероне, существовало особое учреждение для инрегистрировки документов - officium registri. В состав его входили suprastans и двенадцать нотариусов, из которых четыре по выбору представителя и под его наблюдением исключительно занимались вписыванием документов в книгу. Они избирались лишь на один год. Таким образом состав этого учреждения ежегодно сменялся и каждый из нотариусов участвовал в нем, что объясняется отчасти важностью самого дела, отчасти же значительными материальными выгодами, так как пошлины взимаемые за инрегистрировку акта поступали в пользу нотариусов*(1098).
Документы, которые безусловно должны быть инрегистрировани, суть: завещания, назначения опекунов и инвентари имущества малолетних*(1099). Впрочем, относительно первых не требовалось при жизни завещателя буквального внесения в книгу, но лишь одно заявление в ней, что такой-то нотариус составил тогда-то завещание для такого-то лица. Кроме обязательной инрегистрировки каждое частное лицо имело право в видах охранения акта внести его в регистр*(1100).
Процесс инрегистрировки заключался в следующем: прежде всего исследовалось, совершен ли представленный документ матрикулированным нотариусом и соблюдены ли при написании его законные условия? Если не являлось никакого сомнения относительно того и другого, то представитель officii registri делал пометку о внесении акта в регистр в особой книге - (liber praesentationum) или на самом документе ниже подписи нотариуса. После этого акт вносился буквально в книгу одним из нотариусов, сверялся с оригиналом другим и оба расписывались в ней и ставили знаки, употребляемые ими обыкновенно при совершении документов. В заключение те же нотариусы обязаны были сделать на документе надпись, что он внесен в регистр: hoc instrumentum registratum est per me NN notarium scribam officii registri et cum NN notario auscultatum.
Там где не было особого учреждения для инрегистрировки, книга регистров находилась на хранении в канцелярии представителя городской власти (подесты и т.п.) и каждый раз требовалось особое его разрешение на выдачу из нее выписи в случае утраты главного акта*(1101). Если при внесении в регистр вкрадывались ошибки, то лицо заинтересованное в исправлении, обращалось с просьбой о нем к представителю коллегии регистра или города*(1102). Если ошибка доказывалась несомненно, то нотариус, совершавший внесение документа, обязан был сделать надлежащее исправление и, сверх того, подвергался значительному денежному штрафу. Всякие дополнения, изменения и исправления в регистре должны быть безусловно обозначены и удостоверены подписью членов коллегии*(1103).
Могло быть, что нотариус, совершив протокол, умирал прежде выдачи главного документа. В этом случае окончание нотариальных действий определялось или волей умершего нотариуса или распоряжением представителей корпорации. Каждый нотариус имел право передать продолжение начатых им актов своему наследнику по завещанию, который должен быть непременно матрикулированным нотариусом в одном городе с завещателем. Если завещание не сделано, но остались наследники по нисходящей линии - дети, внуки и правнуки, состоящие также в числе матрикулированных нотариусов того же города, то продолжение нотариальных действий безусловно переходило к ним и корпорация не имела никакого права воспротивиться этому.
Переход протоколов и окончание не вполне совершенных документов в качестве наследования по закону или по завещанию от отца, или деда к сыну, или внуку нотариусу мы встречаем много раз в документах XIII столетия, в которых в подписи означается, что данный документ совершен на основании протоколов отца, причем нередко указывается и на предшествующий переход от деда к отцу. Так на одном документе у Fantuzzi от 1232 года мы встречаем следующее: Ego Artusinus filius quondam D. Cambii imperiali autoritate S. Bav. ecclesie et Ravenne notarius, ut inveni in susceptis, sive protocollis, seu rogationibus quondam D. Artusi Anastasii avi mei, qui ea complenda comiserat, sive reliquerat dicto patri meo notario, ex commissione a dicto patre meo notario facta in sua ultima voluntate et ex commissione et autoritate Communis Ravenne ita ut supra legitur fideliter transcripsi, complevi et publicavi*(1104).
Если после умершего нотариуса не было наследников ни по закону, ни по завещанию, продолжение его действий определялось назначением представителей корпорации. По болонским статутам все протоколы и бумаги умершего в течение десяти дней от объявления о смерти должны быть представлены в корпорацию каждым, у кого только они могут находиться, под штрафом во сто солидов за утайку. По римским статутам срок этот сокращен на три дня. Они возлагают на особую обязанность сенатора наблюдение, чтобы протоколы и другие документы не остались в частных руках*(1105). То же постановление встречаем в статутах Пиаченцы*(1106).
Приобретение права на продолжение нотариальных действий, хотя и зависело от назначения корпорации, но при этом необходима была авторизация суда. Нотариус, принимающий на себя продолжение действий умершего, должен быть утвержден судебным декретом. Это нельзя считать нововведением городских статутов. В сборнике Лупо мы имеем документы XII столетия, в которых нотариус упоминает в подписи, что совершил акт на основании протокола умершего товарища, получив на это авторизацию со стороны властей*(1107). Таким образом прежде нежели этот порядок был узаконен городскими статутами, он существовал в виде обычая в среде нотариальных корпораций. В качестве закона встречаем его в первый раз в статутах Ниццы*(1108).
По древним римским статутам*(1109), нотариальная корпорация должна избирать через каждые четыре года особую комиссию для продолжения действий умерших нотариусов. Во главе ее находился judex ordinarius palatinus. Все документы, совершенные ею на основании прежних протоколов, подписывал и judex palatinus*(1110). В позднейшей редакции этот порядок заменен требованием судебного декрета. По статутам Вероны кроме безусловного требования авторизации суда необходимо в этом случае участие двух нотариусов, из которых один только писал документ, другой же только его подписывал*(1111). Трудно объяснить себе мотив этого постановления. Если привлечением двух нотариусов статуты имели в виду предупредить ошибки, возможные при совершении документов на основании чужого протокола, что представляется в данном случае наиболее вероятным, то почему же оба нотариусы не в одинаковой степени участвуют в деле, но один только пишет, другой только подписывает?
Нотариальным корпорациям предоставлялось иногда в виде привилегии право непосредственно, без всякого декрета суда, авторизировать для продолжения действий умершего нотариуса. Из первой книги Пармских статутов мы усматриваем, что в 1331 году Иоанн Богемский дал пармской корпорации привилегию, на основании которой проконсул ее после надлежащего удостоверения, что протоколы или проекты действительно писаны умершим нотариусом, мог уполномочить к совершению на основании их главного документа без всякого обращения к суду, но при согласии лишь на выбор того или другого нотариуса со стороны наследников умершего*(1112). В болонских статутах мы встречаем совершенно тождественное постановление: представители корпорации имели право самостоятельно избрать и авторизировать одного из членом для продолжения действий умершего товарища*(1113). Вероятно, что в этом случае болонская корпорация точно также пользовалась какой-нибудь привилегией, полученной до начертания городских статутов, ибо иначе трудно объяснить, почему тот порядок, который в Парме является как привилегия, в Болоньи существует как обыкновенное право.
По римским статутам предварительно передачи документов официалы корпорации должны составить им опись, которая и вручалась наследникам нотариуса, сами же документы отправляемы были на хранение в архив и каждый раз по мере надобности выдавались для продолжения нотариальных действий*(1114). Но так как по болонским статутам протоколы и документы не оставались в архивах, а вручались избранному нотариусу, то от этого последнего требовалось представление в течение десяти дней со времени его назначения поручительства в том, что вверенные ему документы будут сохранены в целости и недовершенные действия приведены к должному концу*(1115). Как назначение нотариуса, так и представленное им поручительство вписывалось в актовую книгу корпорации*(1116). По правилу, усвоенному почти всеми статутами, только те протоколы или проекты умершего нотариуса могут служить для продолжения нотариальных действий, которые писаны им собственноручно и содержат обозначение времени, места и свидетелей сделки.
Протоколы, по которым все действия окончены, отсылались прямо в архив и выдавались нотариусам и официалам корпорации по мере надобности не иначе, как с разрешения городских властей.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты