Техника ведения переговоров нотариусами

 

Глава 11. Переговоры как вопрос морали

Заголовок "Переговоры как вопрос морали" может показаться читателям, большинство из которых составляют юристы, немного странным. Однако факт остается фактом: дискуссия, посвященная природе переговоров в целом и медиации в отдельности, прямо оперирует подобными понятиями*(279). Предметом научной дискуссии в Соединенных Штатах Америки стали этические вопросы, всегда стоящие перед нейтральным посредником. Прежде всего речь идет о вопросах нейтральности, конфиденциальности и возможного конфликта интересов. Основным вопросом, который должен поставить перед собой медиатор, является следующий: каким образом я в качестве нейтрального лица должен действовать в сложных ситуациях во время переговоров? Его повсеместно задают себе на практике и нотариусы.

I. Введение

Медиация как альтернативная форма разрешения споров с самого начала рассматривалась ее сторонниками как некий остров святых, где пророчат счастье посреди волнующего моря государственной юрисдикции. В связи с этим возникает вопрос, в чем состоит особенность медиации, которая наделяет ее такими свойствами.
Медиация определяется по-разному. Однако все авторы выделяют в ней наличие нейтрального третьего лица, оказывающего поддержку спорящим сторонам на переговорах*(280). Самая важная задача медиатора заключается в облегчении беседы между сторонами, способствовании обмену информацией, а также акцентировании внимания на различиях позиций и интересов. Медиатор помогает сторонам в поиске решения, которое будет восприниматься ими не как победа или поражение, что присуще решению государственных судов, а как взаимовыгодная ситуация. Классическим примером такой ситуации стало разрешение спора между двумя сестрами, спорившими за единственный апельсин*(281). Вместо борьбы позиций ("Мне нужен этот апельсин") посредством определения интересов (в результате чего выяснилось, что одной сестре нужна мякоть, а другой цедра для выпечки), находится решение, которое устраивает все стороны: каждый получает то, что хочет, и никто ничего не теряет. Наряду с этим возникает основа для прочных взаимоотношений в будущем, что является дополнительным преимуществом медиации. Медиация не связана напрямую с основным спором, как, например, государственный суд, что позволяет медиатору и сторонам включать в предмет переговоров иные аспекты, которые послужат дополнительным базисом в ходе поиска оптимального решения (в литературе о медиации в данном случае говорят об увеличении частей делимого пирога*(282).
В качестве факторов успеха медиации, которые одновременно являются структурными признаками и основополагающими ценностями данного внесудебного способа разрешения споров, необходимо назвать следующие:
- нейтральность либо беспристрастность медиатора;
- конфиденциальность;
- самоопределение сторон;
- вмешательство медиатора в процесс переговоров в зависимости от понимания им своей роли.
Первоначальной задачей медиатора является убеждение сторон в эффективности медиации. Медиаторы предлагают заинтересованным лицам возможность в доверительной и неформальной обстановке при поддержке со стороны нейтрального третьего лица самостоятельно найти решение проблемы, которое бы соответствовало их интересам. Реализация данных целей на практике сталкивается с многими трудностями. Даже относительно названных выше основополагающих ценностей медиации возникают определенные сомнения: какое поведение медиатора в рамках переговоров можно назвать нейтральным? Кроме того, необходимо помнить, что при медиации возможен конфликт даже ее принципов: преследование одной цели может означать одновременно удаление от другой. Данная проблема особенно отчетлива при анализе концепции медиации так называемой гарвардской школы*(283) и многочисленных способов ведения переговоров. В качестве основных моделей поведения медиатора можно выделить следующие:
- модель при пассивном участии медиатора (facilitative approach);
- модель при активном участии медиатора (evaluative approach);
- так называемая трансформативная модель (transformative approach).
Первая модель больше всего соответствует гарвардской концепции. Здесь медиатор лишь способствует переговорам между сторонами. Если медиатор дает оценку фактам либо мнениям сторон, т.е. воздействует на процесс переговоров в широком смысле слова, речь идет уже о модели активного его поведения*(284). Трансформативная модель используется чаще всего при медиации, связанной с семейными конфликтами, например при расторжении брака. Цель участия медиатора при этом состоит, образно выражаясь, в терапевтическом воздействии на стороны для возобновления диалога между ними. Итоговое соглашение, которое будет достигнуто здесь сторонами, играет для медиатора не столь большую роль*(285).
Целью данной статьи не является разрешение многочисленных проблем медиации, возникающих на практике. Путем перечисления отдельных примеров внимание читателя будет акцентировано на сложных ситуациях на переговорах, затрагивающих этические вопросы. В большинстве случаев данные примеры касаются переговоров с участием трех лиц - нейтрального посредника и двух спорящих сторон. Примеры в данном случае будет объединены с учетом того или иного проблемного аспекта медиации. Однако необходимо подчеркнуть, что эти проблемы всегда взаимосвязаны и носят комплексный характер. Затем внимание будет уделено особенностям переговоров без участия нейтрального лица.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты