Обеспечительные меры в административном судопроизводстве: практика арбитражных судов

4.1.5. Отсутствие у заявителя достаточных средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения

Высший Арбитражный Суд РФ сформулировал следующую рекомендацию: "В том случае если заявитель ходатайствует о приостановлении действия ненормативного правового акта, решения о взыскании с него денежной суммы или изъятия иного имущества и нет убедительных оснований полагать, что по окончании разбирательства по делу у заявителя будет достаточно средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта или решения, арбитражному суду рекомендуется удовлетворять ходатайство только при условии предоставления заявителем встречного обеспечения в порядке, предусмотренном статьей 94 Кодекса"*(323).
Несложно заметить, что, по сути, ВАС РФ исключил возможность применения обеспечительной меры, предусмотренной ч. 3 ст. 199 АПК РФ, в тех случаях, когда заявитель, не предоставивший встречное обеспечение, не обладает достаточными средствами для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения.
В связи с этим возникает несколько вопросов. Каким образом и кто должен обосновывать достаточность (либо, напротив, недостаточность) средств у заявителя для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения? Действительно ли законодатель (применительно к обеспечительным институтам) придает юридическое значение необходимости незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения? И, наконец, какие нормы действующего процессуального законодательства исключают принципиальную возможность применения обеспечительных мер в административном судопроизводстве в случаях, когда заявитель, не предоставивший встречное обеспечение, не обладает достаточными средствами для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения?
Относительно того, как должно распределяться бремя доказывания наличия достаточных средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения, укажем на следующее. Арбитражный суд разрешает заявление об обеспечении не позднее следующего дня после дня его поступления в арбитражный суд без извещения сторон (ч. 1 ст. 93 АПК РФ). Орган (должностное лицо), чей акт, решение обжалуется, фактически лишен возможности представлять какие-либо доказательства. Поэтому возложение на него указанной обязанности по доказыванию просто противоречило бы здравому смыслу. Следовательно, ВАС РФ бремя доказывания возлагает на заявителя. И, надо сказать, имеются судебные акты, в которых арбитражные суды исходят именно из этой логики.
"...В Арбитражный суд Владимирской области обратилось открытое акционерное общество "Кольчугинский молочный комбинат" (далее - ОАО "КМК", Общество) с заявлением о признании незаконным действия старшего судебного пристава-исполнителя подразделения судебных приставов округа Кольчугино Алпаткина В.С. по выставлению инкассового поручения от 29.09.2004 N 2 на списание с расчетного счета заявителя исполнительского сбора в сумме 57 647 рублей 91  копейки, а упомянутого инкассового поручения - недействительным.
Одновременно ОАО "КМК" заявило ходатайство о приостановлении исполнения инкассового поручения от 23.09.2004 N 2 до разрешения спора по существу.
Ходатайство основано на части 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и мотивировано тем, что сумма исполнительского сбора взыскивается на основании внесудебного решения - постановления судебного пристава-исполнителя от 22.06.2000 - по прошествии четырех лет с момента окончания исполнительного производства, возбужденного на основании постановления ГНИ от 19.06.2000 N 3.
Определением от 09.11.2004, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 22.12.2004, суд, руководствуясь статьями  90, 91, 93 и частью 3 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отказал в удовлетворении заявления, не усмотрев к тому достаточных оснований...
Кроме того, заявитель не представил убедительных доказательств, что по окончании разбирательства по делу у него будет достаточно средств для незамедлительного исполнения исполнительного документа. Встречное обеспечение в порядке, предусмотренном статьей 94 Кодекса, заявитель также не представил"*(324).
Однако что будет являться достоверным доказательством того, что по окончании разбирательства по делу у заявителя будет достаточно средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения? Вопрос не так прост, как может показаться на первый взгляд.
Во-первых, необходимо определить конкретную дату окончания разбирательства по делу (очевидно, что с течением времени имущественное положение заявителя может меняться, поэтому просто бессмысленно пытаться разрешить вопрос о достаточности средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения безотносительно к конкретному временнуму периоду).
Во-вторых, необходимо определиться в вопросе о незамедлительности исполнения. Дело в том, что, к примеру, налоговое законодательство допускает два самостоятельных способа обращения взыскания на имущество налогоплательщика: обращение взыскания на безналичные денежные средства (ст. 46 НК РФ) и обращение взыскания на иное (помимо безналичных денежных средств) имущество налогоплательщика (ст. 47 НК РФ). Можно ли считать незамедлительным исполнение при использовании процедуры, предусмотренной ст. 47 НК РФ? По крайней мере, некоторые арбитражные суды рассматривали наличие ареста иного (неденежного) имущества как доказательство возможности незамедлительного исполнения оспариваемого решения.
"Открытое акционерное общество Холдинговая компания "Красэнергомаш-Холдинг" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительным постановления от 23.07.2004 N 60 Инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Советскому району города Красноярска (в настоящее время - Инспекция Федеральной налоговой службы России по Советскому району города Красноярска, далее - налоговая инспекция).
Определением от 19.08.2004 удовлетворено ходатайство общества о приостановлении действия оспариваемого постановления.
Налоговой инспекцией заявлено ходатайство о принятии мер по встречному обеспечению иска до принятия решения по делу.
Определением от 11 октября 2004 года в удовлетворении заявления о встречном обеспечении отказано...
В обоснование заявления о принятии по делу встречного обеспечения налоговая инспекция указала на обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии оснований полагать, что по окончании разбирательства по делу у заявителя будет достаточно средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта в случае отказа в удовлетворении требований заявителя по существу спора.
Арбитражным судом доводы налоговой инспекции проверены полно и всесторонне.
Установлено, что оспариваемое постановление о взыскании с общества задолженности по налогам и пени до принятия судом обеспечительных мер предъявлено для исполнения в Службу судебных приставов, о чем свидетельствует постановление от 28.07.2004 о возбуждении исполнительного производства. В рамках исполнительного производства произведен арест имущества общества.
При таких обстоятельствах заявление налоговой инспекции о невозможности исполнения постановления от 23.07.2004 N 60 является несостоятельным, арбитражный суд правильно отказал во встречном обеспечении"*(325).
Здесь же возникает еще один вопрос: тождественно ли понятие "незамедлительное исполнение" понятию "немедленное исполнение"*(326)?
И, наконец, в-третьих, какие конкретно доказательства (учитывая обычную деловую и хозяйственную практику) должен представить арбитражному суду заявитель?
Что касается даты окончания разбирательства по делу, то здесь (даже учитывая существующие служебные процессуальные сроки) вряд ли возможно сделать какой-то достоверный прогноз. Дело в том, что на фактическую длительность судебного разбирательства влияет целый ряд факторов, которые спрогнозировать весьма сложно (например, арбитражному суду может понадобиться истребовать доказательства у лиц, не участвующих в деле; могут возникнуть основания для приостановления производства по делу и т.п.).
Относительно конкретных доказательств согласимся с ВАС РФ в том, что ими не могут быть документы, подтверждающие наличие имущества на данный момент.
"Предварительные обеспечительные меры могут быть отменены арбитражным судом, рассматривающим дело, при отсутствии оснований для их применения в порядке, предусмотренном статьей 97 АПК РФ.
Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с ходатайством о применении предварительных обеспечительный мер в виде запрета ответчику отчуждать часть здания и совершать действия по обременению указанного имущества, которые могли бы повлечь его отчуждение, а также запрещения регистратору регистрировать любые сделки и любые обременения этого имущества, которые повлекут его отчуждение. Данное ходатайство обусловлено намерением заявителя обратиться в суд с иском к должнику о взыскании вексельной задолженности.
Определением арбитражного суда первой инстанции заявленное ходатайство было удовлетворено.
Должник обратился в арбитражный суд с ходатайством об их отмене, поскольку представил в суд справку банка, в соответствии с которой на его расчетных счетах имелось достаточно денежных средств для оплаты заявленных истцом материальных требований в случае их удовлетворения в будущем.
На основании статьи 97 АПК РФ арбитражный суд отменил свое определение о применении предварительных обеспечительных мер, сославшись на отсутствие оснований применения мер, предусмотренных частью 2 статьи  90 АПК РФ, в связи с тем, что будущее решение может быть исполнено за счет денежных средств должника.
Заявитель оспорил определение об отмене предварительных обеспечительных мер в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 97 АПК РФ, в суд апелляционной инстанции, указав, что наличие денежных средств на счете должника в настоящий момент не может гарантировать исполнение будущего решения по существу спора, так как денежные средства на счетах отличаются высокой мобильностью.
Суд апелляционной инстанции признал доводы заявителя обоснованными и отменил определение суда первой инстанции об отмене предварительных обеспечительных мер и оставил в силе определение суда об их применении"*(327).
Однако как все же подтвердить, что к какой-то конкретной дате заявитель будет обладать конкретным имуществом? Здесь по логике нужно учесть не только все имеющееся имущество, но и, как минимум, комплексно оценить все публичные и гражданско-правовые обязательства, срок исполнения которых будет предшествовать дате окончания разбирательства по делу, возможность возникновения новых обязательств, а также вероятность их реального исполнения. Хотя, по понятным причинам, такой прогноз будет носить весьма приблизительный характер.
Итак, можно констатировать, что заявитель, имеющий действительное намерение доказать факт достаточности средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения, столкнется с трудноразрешимыми вопросами. В свою очередь, не менее сложной видится задача арбитражного суда, который, вынося обеспечительное определение, сочтет доказанным указанный факт: изложение мотивировочной части такого судебного акта потребует довольно тщательного анализа грядущей деятельности заявителя.
Впрочем, арбитражная практика показывает, что практическая сложность осуществления предполагаемых процессуальных действий по обоснованию факта достаточности средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения, "компенсируется" тем, что в подавляющем большинстве случаев вопрос этот вообще не исследуется.
В тех же судебных актах, где встречается упоминание о недостаточности средств, обоснование, как правило, весьма сомнительно, поскольку основной вопрос - о составе имущества к дате окончания разбирательства по делу - вообще не исследуется.
"Определением Арбитражного суда г. Москвы от 24 января 2005  года отказано ОАО "НК "ЮКОС" в удовлетворении ходатайства о принятии обеспечительных мер...
В случае, если заявитель ходатайствует о приостановлении действия ненормативного правового акта решение о взыскании с него денежной суммы или изъятии иного имущества и нет убедительных оснований полагать, что по окончании разбирательства по делу у заявителя будет достаточно средств для незамедлительного исполнения оспариваемого акта или решения, арбитражному суду рекомендуется удовлетворять ходатайство только при условии представления заявителем встречного обеспечения в порядке, предусмотренном ст. 94 АПК РФ.
Суд правильно указал, что, принимая также во внимание отсутствие у ОАО "НК "ЮКОС" достаточных средств для погашения задолженности (на 18.03.2005 задолженность, взыскиваемая в рамках сводного исполнительного производства, не погашена в размере 48  934 844 647 руб. за 2001 год и в размере 65 837 615 807 руб. за 2002 год) и в целях соблюдения баланса интересов заявителя и публичных интересов следует отказать в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер"*(328).
И последнее. Сама по себе рекомендация, содержащаяся в п. 6 письма Президиума ВАС РФ о вопросах применения ч. 3 ст. 199 АПК РФ, при анализе действующего процессуального законодательства выглядит довольно сомнительно.
Во-первых, законодатель (в рамках правовой регламентации обеспечительных институтов) вообще не придает юридического значения необходимости незамедлительного исполнения оспариваемого акта, решения.
И, во-вторых, действующее процессуальное законодательство не содержит положений, которые императивно увязывали бы использование обеспечительных мер в административном судопроизводстве с предоставлением заявителем встречного обеспечения.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки