Практика применения ГПК РФ

8.3. Подготовка дела к судебному разбирательству

Правильное и своевременное рассмотрение дела во многом зависит от проведения надлежащей подготовки его к судебному разбирательству, которая необходима и при пересмотре дела в судах кассационной и надзорной инстанций. Однако с учетом особой важности правильного и быстрого рассмотрения и разрешения дела именно в суде первой инстанции гражданское процессуальное законодательство лишь для этого производства выделяет подготовку в специальный институт, подробно регламентируя задачи, цели и процессуальные подготовительные действия.
Стадия подготовки непосредственно следует за принятием заявления, т.е. возбуждением дела, и является обязательной по каждому делу, каким бы простым оно ни казалось. Средством достижения целей подготовки дела к судебному разбирательству - обеспечения своевременного и правильного его разрешения - выступает выполнение закрепленных в законе специфических задач этой стадии процесса путем совершения процессуальных подготовительных действий, конкретный выбор которых зависит от особенностей того или иного гражданского дела.
Согласно ч. 1 ст. 147 ГПК главной целью подготовки гражданского дела к судебному разбирательству является обеспечение своевременного и правильного его разрешения.
С учетом требований норм гражданского процессуального права все процессуальные подготовительные действия судьи и других участников судопроизводства через выполнение задач подготовки должны быть направлены на достижение целей данной стадии процесса*(36).
Как разъяснено в п. 1 действующего в настоящее время постановления Пленума ВС РФ "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" (с последующими изменениями и дополнениями) точное и неуклонное соблюдение требований закона о проведении надлежащей подготовки гражданских дел к судебному разбирательству является одним из основных условий правильного и своевременного их разрешения.
Как правило, суды Российской Федерации приступают к судебному разбирательству только после того, как выполнены все необходимые действия, предусмотренные гл. 14 ГПК.
Вместе с тем в целом ряде случаев подготовка дел к судебному разбирательству не проводится либо носит формальный характер. Это приводит к отложению судебного разбирательства, волоките, а нередко и к вынесению необоснованных решений. В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего подготовку гражданских дел к судебному разбирательству, а также устранения отмеченных недостатков Пленум Верховного Суда РФ постановляет:
1) обратить внимание судов на то, что подготовка дел к судебному разбирательству является самостоятельной стадией гражданского процесса, имеющей целью обеспечить своевременное и правильное их разрешение, и обязательна по всем гражданским делам;
2) разъяснить, что задачами подготовки дел к судебному разбирательству являются:
а) уточнение исковых требований, обстоятельств, обосновывающих их, и возражений сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;
б) определение характера правоотношений сторон и закона, которым следует руководствоваться;
в) разрешение вопроса о возможном составе лиц, участвующих в деле;
г) определение доказательств, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих утверждений.

173. Каким образом на стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья может решить вопрос о том, какие именно обстоятельства будут иметь для данного дела юридическое значение?
С учетом того, что ч. 2 ст. 56 ГПК обязывает суд определять, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносить обстоятельства на обсуждение (даже если стороны на какие-либо из них не ссылались), крайне важное для дальнейшего правильного разрешения спора значение на стадии подготовки дела к судебному разбирательству имеет точное определение судьей круга юридически значимых для дела обстоятельств.
Круг юридически значимых для дела обстоятельств определяется прежде всего характером возникших между участниками спора правоотношений, регулируемых нормами материального права. Именно нормами материального права, которые суд должен будет применить в данном деле, устанавливается круг обстоятельств, подлежащих выяснению в ходе подготовки дела к судебному разбирательству и при разрешении спора по существу.
К каким серьезным последствиям может привести неправильное или неполное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, можно показать на примере следующего дела.

Определение Президиума Верховного Суда РФ от 14 июля 2004 г. N 8пв04

Неправильное определение юридически значимых для дела обстоятельств очень часто приводит к тому, что не все лица, права которых непосредственно затрагиваются при разрешении спора, привлекаются к участию в деле, а это в свою очередь приводит к вынесению незаконного решения.
Так, например, произошло при рассмотрении дела по иску Губочкиной  Н.В. к Губочкину В.С. о разделе совместно нажитого имущества.
Губочкина Н.В. обратилась с иском к Губочкину В.С. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что она состоит в браке с ответчиком с 1979 г., за время совместного проживания ими приобретено имущество, в том числе и коттедж по ул. Ивыгина, д. 19 в с. Бетьки Тукаевского района Республики Татарстан.
Решением Тукаевского районного суда Республики Татарстан от 2  декабря 1998 г. иск Губочкиной Н.В. был удовлетворен: ей в собственность были выделены 1/2 доля домовладения 19 по ул. Ивыгина в с. Бетьки, 1/2 доля земельного участка, на котором расположено указанное домовладение, и другое имущество.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 9 апреля 1999 г. данное решение было отменено полностью, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.
При новом рассмотрении дела 14 июля 2000 г. Тукаевский районный суд выделил из общего имущества супругов и передал в собственность истицы 1/2 долю домовладения 19 по ул. Ивыгина в с. Бетьки Тукаевского района Республики Татарстан и часть другого имущества.
Постановлением президиума ВС Республики Татарстан от 28 декабря 2000 г. решение Тукаевского районного суда от 14 июля 2000 г. по протесту прокурора Республики Татарстан в части раздела домовладения было отменено, и дело в этой части направлено на новое рассмотрение.
22 ноября 2001 г. решением Тукаевского районного суда Республики Татарстан Губочкиной в удовлетворении требований о разделе жилого дома, земельного участка и вселении отказано, в том числе по тому основанию, что у истицы права собственности на дом не имеется.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 17 января 2002 г. решение суда было оставлено без изменения.
Постановлением президиума Верховного суда Республики Татарстан от 5 июня 2002 г. решение Тукаевского районного суда от 22 ноября 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 17 января 2002 г. были отменены и дело направлено на новое рассмотрение по тем основаниям, что решением Тукаевского районного суда от 14 июля 2000 г. за истицей уже было признано право собственности на 1/2 долю спорного домовладения, и решение в этой части было оставлено в силе постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 28 декабря 2000 г.
В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации был поставлен вопрос об отмене решения Тукаевского районного суда Республики Татарстан от 14 июля 2000 г. в части признания за Губочкиной Н.В. права собственности на 1/2 долю домовладения, постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 28 декабря 2000 г. в части оставления в силе решения суда о признании за Губочкиной Н.В. права собственности на 1/2 долю домовладения, решение Тукаевского районного суда Республики Татарстан от 22 ноября 2001 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 17 января 2002 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 5 мая 2002  г. в связи с допущенными существенными нарушениями норм процессуального права, повлекшими вынесение незаконных решений.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ протест удовлетворила и отменила состоявшиеся по делу судебные постановления по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 34 СК совместной собственностью супругов является имущество, нажитое ими в период брака.
Как следует из материалов дела, Губочкин В.С. в период брака получил в порядке наследования в собственность 1/3 долю домовладения по ул. Ивыгина, д. 19 в с. Бетьки Тукаевского района Республики Татарстан (л. д. 26, т. 1). А 2/3 доли указанного домовладения принадлежат его сестре Бухановой В.С. и брату Губочкину П.С.
Впоследствии старый дом был снесен, и на земельном участке начато возведение нового строения. Разрешение на строительство было выдано в 1995 г. Бухановой В.С.
Буханова В.С. была привлечена к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика после вынесения решения Тукаевского районного суда от 14 июля 2000 г. и постановления президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 28 декабря 2000 г. Ее доводы против иска Губочкиной Н.В. имели существенное правовое значение и послужили, в числе прочего, основанием для вынесения решения Тукаевского районного суда от 22 ноября 2001 г. об оставлении иска Губочкиной  Н.В. без удовлетворения.
Оставляя 28 декабря 2000 г. решение Тукаевского районного суда от 14 июля 2000 г. в части признания за истицей права собственности на часть спорного домовладения в силе и отменяя 5 июня 2002 г. решение Тукаевского районного суда от 22 ноября 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 17 января 2002 г., президиум Верховного Суда Республики Татарстан не учел, что права Бухановой В.С., не привлеченной к участию в деле, при предыдущем рассмотрении дела и при вынесении решения от 14 июля 2000 г. были нарушены, и это нарушение в силу п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РСФСР являлось основанием для отмены судебного решения. Это нарушение при новом рассмотрении дела было устранено, но, как правильно указано в постановлении президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 5 июня 2002 г., рассмотрению дела по существу препятствовало наличие вступившего в законную силу решения о признании за истицей права собственности на часть спорного домовладения.
Исходя из правовой позиции ответчика Губочкина В.С., утверждавшего, что право общей долевой собственности на спорный дом возникло у него и у Бухановой В.С., процессуальные права ответчика и третьего лица на его стороне - Бухановой В.С. следует признать взаимозависимыми. Непривлечение Бухановой В.С. к участию в деле при его первом рассмотрении повлекло за собой нарушение прав не только Бухановой В.С., но и Губочкина В.С., который тем самым был лишен возможности подтвердить факт создания общей долевой собственности со своей сестрой.
В силу ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Для правильного разрешения возникшего спора юридическое значение имеют обстоятельства, связанные с определением:
момента прекращения совместного проживания сторон;
владельца земельного участка, на котором возведено спорное домовладение;
того, имело ли место и с кем соглашение с застройщиком о создании общей долевой собственности на объект недвижимости;
источника средств на возведение дома.
Без выяснения этих обстоятельств решение по данному делу законным быть признано не может. Указанные обстоятельства при вынесении первого решения суда установлены не были, а при повторном рассмотрении дела их выяснению препятствовало наличие вступившего в законную силу решения суда от 14 июля 2000 г.
Возникшая по данному делу ситуация не может быть разрешена иначе как путем отмены решения Тукаевского районного суда от 14.07.2000 в части признания за Губочкиной Н.В. права собственности на ? долю домовладения 19 по ул. Ивыгина в с. Бетьки, постановления президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 28.12.2000 в ч. оставления в силе этого решения суда о признании за Губочкиной  Н.В. права собственности на 1/2 долю домовладения, а также всех позднее вынесенных судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело N 11-В02-54).

174. В связи с тем, что при подготовке дела к судебному разбирательству судья должен правильно определить состав участников процесса, как следует определить надлежащих истца и ответчика при обжаловании работодателем решения КТС, в том числе тогда, когда работник не признает заявленных работодателем требований и не желает участвовать в таком деле в качестве истца по "иску-перевертышу"?
Этот вопрос обсуждался при подготовке проекта постановления Пленума ВС РФ "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации": следует ли сохранять разъяснение, содержавшееся в п. 6 постановления Пленума ВС РФ "О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации законодательства при разрешении трудовых споров" о том, что независимо от того, кем возбуждено в суде дело - по заявлению работника или работодателя, не согласных с решением комиссии по трудовым спорам, - суд разрешает этот трудовой спор в порядке искового производства, в котором истцом является работник, а ответчиком - предприятие, учреждение, организация, оспаривающие его требования?
Представляется правильным мнение, что данное разъяснение вступает в противоречие с принципами диспозитивности и осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон, закрепленными в новом ГПК. В соответствии со ст. 390 ТК работодатель может воспользоваться своим правом на судебную защиту и обжаловать в суд решение КТС, причем в таком деле он должен занимать процессуальное положение заявителя или истца.

175. Может ли суд при подготовке дела к судебному разбирательству и при рассмотрении дела по существу определять, каким образом и в каком объеме подлежит восстановлению нарушенное право истца?
В соответствии со ст. 39, 131 ГПК право определять основание, предмет и размер иска принадлежит только истцу. Суд по своей инициативе без согласия истца не вправе изменять эти элементы иска.
Например, Кирьянов А.М. обратился в суд с иском к Кирьяновым и Сидоровым в определении порядка пользования четырехкомнатной квартирой, расположенной по адресу: г. Челябинск, ул. 40 лет Победы, д. 38-б, кв. 111.
В ходе судебного разбирательства Кирьянов А.М. изменил свои требования, предъявив иск к ответчикам о выделе его доли в спорной квартире, находящейся в совместной долевой собственности сторон, путем взыскания с ответчиков солидарно в его пользу денежной компенсации за причитающуюся долю в этой квартире в размере 200 тыс. руб.
Решением Калининского районного суда г. Челябинска от 24.01.2003 с ответчиков Кирьяновых и Сидоровых в пользу Кирьянова А.М. в счет стоимости его доли в размере 1/5 части квартиры было взыскано всего 143307 руб. 49 коп. в равных долях.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Определением президиума Челябинского областного суда от 02.06.2003 решение суда было оставлено без изменения.
По надзорной жалобе Кирьянова А.М. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ состоявшиеся по делу судебные постановления отменила по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
При рассмотрении дела судом было допущено существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее за собой вынесение незаконного решения.
Согласно ст. 106 ГПК РСФСР, действовавшего на момент рассмотрения дела, лица, участвующие в деле, извещаются судебными повестками о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий.
Из материалов дела видно, что Калининский районный суд разрешил дело в отсутствие истца Кирьянова А.М.
Данных о том, что истец был извещен о времени и месте слушания дела в районном суде, в материалах дела не имеется, что подтверждает довод надзорной жалобы о нарушении судом норм процессуального права.
Права участвующего в деле лица, предоставленные истцу законом и закрепленные в ст. 35 ГПК, в частности право заявлять отводы, представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать устные и письменные объяснения суду, представлять свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле, были нарушены.
Это нарушение повлекло за собой вынесение незаконного решения, поскольку суд в отсутствие истца фактически рассмотрел не заявленные Кирьяновым А.М., а измененные по собственному усмотрению требования.
Истец требовал взыскать с ответчиков денежную компенсацию за оставляемую в их пользовании принадлежащую ему долю квартиры, причем размер и порядок выплаты этой компенсации он мотивировал отсутствием у него другого жилья, и необходимость взыскать с ответчиков 200 тыс. руб. именно солидарно.
В соответствии со ст. 39 ГПК право определять исковые требования принадлежит только истцу. Без его ведома и согласия суд не вправе изменять предмет и основания иска.
Взыскав в пользу истца денежную компенсацию за оставляемую в их пользование долю истца в меньшем размере и в ином, чем просил истец, порядке, суд тем самым изменил предмет иска, хотя сам истец на это своего согласия не давал. По утверждению Кирьянова А.М., решением суда нарушены его жилищные права, поскольку взыскание 143307 руб. 49 коп. не позволит приобрести другое жилое помещение, а взыскание этой суммы с ответчиков в равных долях для него не имеет смысла, поскольку может затянуться на неопределенный срок из-за отсутствия у троих из ответчиков реальных денежных доходов.
При указанных обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные постановления законными быть признаны не могут и подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду было предложено учесть изложенное, выяснить юридически значимые для дела обстоятельства и с их учетом рассмотреть заявленные истцом требования (дело N 58-В04-6).

176. Может ли судья на стадии решения вопроса о принятии заявления разъединить два или несколько требований заявителя, либо этот вопрос может быть решен только на стадии подготовки дела к судебному разбирательству?
Вопрос о соединении или разъединении нескольких исковых требований судья вправе разрешить как на стадии принятия заявления в соответствии со ст. 134, 135 ГПК, так и на стадии подготовки дела к судебному разбирательству в соответствии со ст. 151 ГПК.
Ершова О.И. обратилась в Астраханский областной суд с исковым заявлением, в котором просила:
1) признать не соответствующими действительности сведения, распространенные ответчиками Бутко А.И. и Медетовым Н.С. в жалобах, направленных в квалификационную коллегию судей Астраханской области, и обязать их опровергнуть эти сведения в письменном виде;
2) взыскать с Бутко А.И., Медетова Н.С. в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб. с каждого;
3) отменить решение квалификационной коллегии судей Астраханской области от 16.01.2004, восстановить ее в должности судьи Трусовского районного суда г. Астрахани и взыскать заработную плату за время вынужденного прогула.
Определением судьи Астраханского областного суда от 16.02.2004 заявление Ершовой О.И. по иску к Бутко А.И. и Медетову Н.С. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда было возвращено заявительнице ввиду неподсудности данного иска областному суду.
В частной жалобе Ершовой О.И. был поставлен вопрос об отмене определения как вынесенного с нарушением норм процессуального права.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене определения не усмотрела.
Как следует из искового заявления Ершовой О.И., поступившего в Астраханский областной суд, ею заявлены требования, подсудные разным судам: требования об отмене решения квалификационной коллегии судей Астраханской области подсудны Астраханскому областному суду, а требования о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда в соответствии со ст. 28 ГПК подсудны районному суду по месту жительства ответчика.
В соответствии со ст. 133 ГПК судья в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд обязан рассмотреть вопрос о его принятии к производству суда.
Согласно п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК судья возвращает исковое заявление в случае, если дело не подсудно данному суду.
Поскольку в заявлении Ершовой О.И. содержатся как требования об обжаловании решения квалификационной коллегии судей Астраханской области, отнесенные к подсудности областного суда, так и исковые требования, не подсудные областному суду, судья обоснованно приняла к производству дело по тем требованиям, которые подсудны областному суду.
Довод частной жалобы о том, что в соответствии со ст. 135 ГПК судье не предоставлено права принимать к производству суда только часть требований, обоснованным быть признан не может, поскольку процессуальным законом не запрещено на стадии принятия заявления разрешать вопрос о разделении заявленных требований в зависимости от их различной родовой подсудности.
Необоснованной является и ссылка в частной жалобе на п. 1 ст.  31 ГПК, в соответствии с которой иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков по выбору истца. Данная норма не определяет, одному или различным судам подсудны несколько требований, для которых установлена различная родовая подсудность.
Ершовой О.И. заявлены различные требования, рассмотрение которых регулируется различными главами процессуального закона, и этим же законом определена их различная подсудность.
Кроме того, рассмотрение каждого из заявленных Ершовой О.И. требований возможно отдельно от другого, и при этом не нарушаются права истицы и ответчиков по исковому требованию о защите чести и достоинства, в частности права на рассмотрение дела тем судом, которому оно подсудно.
Нельзя признать обоснованной и ссылку в жалобе на положения ст.  151 ГПК, в соответствии с которыми истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых требований, связанных между собой, а судья выделяет одно или несколько соединенных исковых требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет целесообразно, но только после принятия дела к производству суда.
Данная норма применяется к тем случаям, когда вопрос о принятии дела к производству суда со всеми заявленными требованиями уже разрешен положительно. В данном же случае заявление Ершовой О.И. в части, неподсудной областному суду, правильно не было принято судом к своему производству, а возвращено истице на законных основаниях (дело N 25-Г04-5).

177. Вправе ли судья в предварительном судебном заседании утвердить мировое соглашение между работником и работодателем по трудовому спору, по которому вместо восстановления истца на работе работодатель выплачивает ему определенную мировым соглашением денежную сумму?
В п. 53 и 60 постановления Пленума ВС РФ "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" даны разъяснения о том, как применяется судом механизм восстановления нарушенных трудовых прав работника: суд может удовлетворить требования работника и восстановить его на прежней работе или ограничиться взысканием денежной суммы за время вынужденного прогула; кроме того, суд может применить такую меру, как взыскание компенсации причиненного работнику морального вреда.
Такое толкование представляется правильным, формально соответствующим тексту отдельных норм ТК. Вместе с тем такое толкование является неполным и не всегда позволяет восстановить нарушенные права граждан.
Именно поэтому в специальном п. 6 Постановления акцент сделан именно на досудебное урегулирование возникшего трудового спора, в том числе и в форме мирового соглашения об "отступном".
В мировой практике разрешения трудовых споров основной акцент делается на примирительных процедурах, соответствующих идее социального партнерства. Применительно к судам эти процедуры выражаются в активной роли суда на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и сводятся, по существу, к попытке избежать дорогостоящей и не всегда эффективной процедуры рассмотрения дела в судебном заседании. В настоящее время крайне остро стоит вопрос об исполнении судебных решений вообще и решений о восстановлении на работе незаконно уволенных работников в особенности. Работодатель крайне неохотно исполняет решение суда о восстановлении на работе уволенного работника, а зачастую, формально исполнив решение, либо вновь увольняет этого работника под любым предлогом, либо вынуждает его уволиться "по собственному желанию".
Опыт зарубежных стран показывает, что эти проблемы легко разрешаются тогда, когда судом активно применяется механизм побуждения сторон к заключению мировых соглашений, как правило, при собеседовании со сторонами на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.
Норма ч. 4 ст. 152 ГПК позволяет суду утвердить мировое соглашение сторон трудового спора именно на стадии предварительного судебного заседания.

178. Обязан ли суд по своей инициативе применять последствия пропуска заявителем срока, установленного ст. 256 ГПК?
Согласно положению ч. 2 ст. 256 ГПК причины пропуска срока на обращение с заявлением в суд выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.
Если дело возникло из публичных правоотношений и рассматривается по правилам подразд. III разд. II ГПК, то последствия пропуска срока на обращение в суд должны применяться судом (судьей) по своей инициативе.
Возможность применения срока исковой давности в зависимости от заявления ответчика закон связывает только с частноправовыми отношениями (гражданскими, семейными и т.п.).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки