Практика применения ГПК РФ

8.5. Прекращение производства по делу

204. Может ли суд общей юрисдикции прекратить производство по делу на основании абз. 3 ст. 220 ГПК, если имеется вступившее в законную силу решение арбитражного суда, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям?
Правила, установленные абз. 3 ст. 220 ГПК, применяются лишь тогда, когда решение или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон вынесены судами общей юрисдикции.
Например, Главное командование внутренних войск МВД России обратилось в Московский городской суд с заявлением о признании неправомерным бездействия Российского авиационного космического агентства и о возложении обязанности исполнить Постановление Правительства РФ от 27.07.2001 N 559-32.
Московский городской суд определением прекратил производство по делу.
В частной жалобе заявитель просил отменить определение суда, считая его неправильным.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ изменила определение суда.
Прекращая производство по делу, суд указал на то, что имеется вступившее в законную силу принятое по спору между теми же лицами, участвующими в деле, о том же предмете и по тем же основаниям судебное постановление арбитражного суда г. Москвы от 25.04.2002 о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа заявителя от заявления.
Однако с таким выводом суда об основании прекращения производства по делу согласиться нельзя. Правила, установленные абз. 3 ст.  220 ГПК, применяются лишь тогда, когда решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон вынесены судами общей юрисдикции.
Вместе с тем прекращение производства по делу является правильным. Пленум ВС РФ в п. 8 постановления "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснил, что ГПК, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства.
Как видно из материалов дела, иск предъявлен юридическим лицом к другому юридическому лицу, не являющемуся органом государственной власти, по поводу бездействия последнего, в связи с чем это дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (абз. 2 ст. 220 ГПК)*(53).

205. Является ли достаточным основанием для прекращения производства по делу об оспаривании нормативного правового акта то обстоятельство, что на момент рассмотрения дела в суде истек срок действия обжалуемого акта?
Прекращение производства по делу только по этому основанию не всегда является правильным.
Например, прекращая производство по делу на основании ст. 220 ГПК, суд исходил из того, что заявитель оспаривал статьи закона области "Об областном бюджете на 2001 год", который утратил силу в связи с истечением срока действия.
Такой вывод не основан на нормах процессуального права.
Суд вправе прекратить производство по делу на основании ст. 220 ГПК в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, в том числе когда правовой акт в результате его отмены или признания недействующим не может нарушать гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица.
Закон о бюджете обладает определенными особенностями, он устанавливает права и обязанности участников бюджетных правоотношений, которые автоматически не прекращаются по истечении бюджетного года, а могут продолжаться до момента исполнения. Относятся ли к подобным нормам оспариваемые статьи закона области "Об областном бюджете на 2001 год", суд не установил. Без проверки этих обстоятельств нельзя сделать вывод о наличии или отсутствии оснований для прекращения производства по делу*(54).
Вместе с тем из этой общей правовой позиции возможны исключения, связанные с тем, что в ряде случаев действие отдельных норм отмененного акта продолжается и порождает для граждан правовые последствия. В качестве примера можно сослаться на следующий случай.
Генова Г.И. обратилась в Сахалинский областной суд с заявлением о признании недействительным постановления губернатора Сахалинской области от 02.12.1996 N 543 "Об установлении социальных норм площади жилья" в части установления социальной нормы на одиноко проживающих граждан для предоставления жилищных субсидий по тем основаниям, что данное постановление в оспариваемой части противоречит постановлению Правительства РФ "О федеральных стандартах перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг", которым установлен федеральный стандарт социальной нормы площади жилья для одиноко проживающих граждан в размере 33 кв. м, в то время как оспариваемым правовым актом субъекта Федерации размер социальной нормы площади жилья для указанных категорий граждан установлен в размере 30 кв. м.
Определением Сахалинского областного суда от 15.12.2002 производство по делу было прекращено по п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР в связи с тем, что оспариваемое постановление в установленном порядке признано утратившим силу.
В частной жалобе Геновой Г.И. поставлен вопрос об отмене определения, как вынесенного с нарушением норм процессуального права.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определением от 11.02.2003 оставила определение суда в силе, частную жалобу Геновой Г.И. - без удовлетворения по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, может быть признан судом недействительным.
По смыслу приведенной нормы закона недействительным может быть признан нормативный акт государственного органа власти или органа местного самоуправления в том случае, если этот нормативный правовой акт действует на момент рассмотрения спора в суде и нарушает права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица.
Из материалов дела усматривается, что постановлением губернатора Сахалинской области от 08.07.2002 N 77-па оспариваемое заявительницей постановление губернатора Сахалинской области от 02.12.1996 N  543 признано утратившим силу. Данное постановление опубликовано в газете "Губернские ведомости" N 135 от 19 июля 2002  г.
При таких условиях определение суда о прекращении производства по делу соответствует п. 1 ч. 1 ст. 134, ст. 220, 251 ГПК.
Суд правильно указал в определении на то, что, в случае если нормативным правовым актом, утратившим силу, были нарушены права и охраняемые законом интересы заявительницы, она не лишена возможности защитить свое нарушенное право в порядке, установленном законом. В данном случае заявительница имеет возможность в исковом порядке с соблюдением правил подсудности потребовать возмещения излишне, по ее мнению, понесенных расходов по оплате жилья (дело N 64-Г03-2).

206. Возможно ли процессуальное правопреемство по делам о расторжении брака?
Семейные правоотношения, возникающие в связи с регистрацией брака, правопреемства не допускают.
Например, Рыбников В.П. обратился в суд с иском к Рыбниковой Л.П. о расторжении брака, ссылаясь на то, что супружеские отношения с ответчицей прекращены более трех лет назад и что он имеет другую семью.
Решением Волжского городского суда от 08.04.1996 брак между Рыбниковым  В.П. и Рыбниковой Л.П. был расторгнут.
Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 24.01.2003 решение Волжского городского суда от 08.04.1996 было отменено со ссылкой на нарушение судом при рассмотрении дела правил о подсудности и об извещении сторон о времени и месте слушания дела; дело было возвращено в тот же суд на новое рассмотрение.
Определением судьи Волжского городского суда от 24.03.2003 дело по иску Рыбникова В.П. к Рыбниковой Л.П. о расторжении брака было передано по подсудности в Среднеахтубинский районный суд Волгоградской области по месту жительства ответчицы.
Определением судьи Среднеахтубинского районного суда Волгоградской области от 26.06.2003 по заявлению Рыбниковой Л.П. производство по делу было прекращено в связи со смертью Рыбникова В.П. и недопустимостью по данному делу правопреемства.
В надзорной жалобе Рыбниковой Е.М., с которой Рыбников В.П. после развода с ответчицей Рыбниковой Л.П. зарегистрировал новый брак, был поставлен вопрос об отмене постановления президиума Волгоградского областного суда от 24.01.2003 и последующих судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального и процессуального права.
Определением Судьи ВС РФ от 30.10.2003 дело было истребовано в ВС РФ и определением от 26.02.2004 передано на рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ надзорную жалобу Рыбниковой Е.М. удовлетворила, отменив постановление президиума Волгоградского областного суда от 24.01.2003 и последующие судебные постановления, а также прекратив производство по делу по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.
При рассмотрении настоящего дела президиумом Волгоградского областного суда были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в том, что не были учтены материально-правовые и процессуальные обстоятельства, препятствовавшие пересмотру решения суда о расторжении брака в порядке надзора.
Из материалов дела следует, что после вынесения решения Волжского городского суда от 08.04.1996 был зарегистрирован новый брак Рыбникова  В.П. с Рыбниковой (Кузьминой) Е.М. Данное обстоятельство свидетельствует том, что семейные отношения Рыбникова В.П. с Рыбниковой Л.П. на момент вынесения оспариваемого постановления суда надзорной инстанции были и юридически, и фактически прекращены. Восстановление этих отношений в форме отмены решения суда о расторжении брака законным быть признано не может, в том числе в силу того, что на момент внесения протеста (15 января 2003 г.) и вынесения постановления президиума Волгоградского областного суда (24 января 2003 г.) Рыбников В.П. уже умер (30 марта 2002 г.) и не мог принять участие ни в рассмотрении дела в суде надзорной инстанции, ни в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции.
Согласно ст. 219 ГПК РСФСР, действовавшего на момент вынесения оспариваемого постановления президиума Волгоградского областного суда от 24.01.2003, суд прекращает производство по делу, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства. Аналогичная норма содержится в ст. 220 ГПК.
Спорное семейное правоотношение правопреемства не допускает, в связи с чем суд надзорной инстанции не мог пересмотреть исполненное решение суда первой инстанции о расторжении брака после смерти одного из супругов, тем более, что после расторжения брака с Рыбниковой  Л.П. Рыбников В.П. 15 ноября 1996 г. зарегистрировал новый брак с Рыбниковой Е.М. Данное обстоятельство подтверждает правильность выводов Волжского городского суда от 8 апреля 1996 г., которым установлен факт прекращения семейных отношений между Рыбниковым  В.П. и Рыбниковой Л.П.
При указанных обстоятельствах дела выводы президиума Волгоградского областного суда о том, что дело было рассмотрено с нарушением правил о подсудности и об извещении участвующих в деле лиц о месте и времени судебного разбирательства, основаниями для возбуждения надзорного производства и отмене решения суда по данному делу не являются.
Кроме того, эти выводы основаны на непроверенных данных. На л.  д. 5 имеется заявление ответчицы Рыбниковой Л.П. в Волжский городской суд с просьбой рассмотреть дело о разводе без ее присутствия. В том же заявлении указано на то, что данному суду Рыбникова Л.П. полностью доверяет. Поскольку достоверность данного заявления в суде первой инстанции никем не оспаривалась, суд имел основания расценить данное заявление как подтверждение согласия ответчицы на рассмотрение дела в ее отсутствие именно в Волжском городском суде (договорная подсудность).
При указанных обстоятельствах постановление президиума Волгоградского областного суда от 24.01.2003 и основанные на нем последующие судебные постановления подлежат отмене как вынесенные с нарушением норм материального и процессуального права (дело N 16-В03-9).

207. Правомерно ли прекращение производства по делу по жалобе на решение органа местного самоуправления, не носящее характера нормативного правового акта?
В соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
Решением городского суда оставлено без удовлетворения заявление прокурора о признании незаконным п. 2 решения районного Совета, которым были выделены денежные средства из внебюджетного специального инвестиционного фонда на приобретение лекарственных препаратов. Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда указанное решение отменено, производство по делу прекращено по мотиву неподведомственности суду общей юрисдикции. Последующие судебные инстанции оставили это определение без изменения.
Президиум ВС РФ отменил указанное определение (а также последующие судебные постановления) о прекращении производства по делу, направил дело в областной суд на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.
Прекращая производство по делу, судебная коллегия по гражданским делам областного суда сослалась на п. 2 действовавшего на момент рассмотрения спора постановления Пленума ВС РФ "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону", коллегия полагала, что оспариваемый прокурором пункт решения районного совета не относится к актам нормативного или индивидуального характера, соответствие которых закону может проверяться в суде общей юрисдикции. К таким актам, по данным кассационной и последующих судебных инстанций, относятся принятые органами и должностными лицами решения, содержащие обязательные предписания (правила поведения), влекущие юридические последствия. Такие акты могут носить нормативный характер, т.е. устанавливать правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, а также индивидуальный характер, т.е. устанавливать, изменять или отменять права и обязанности конкретных лиц.
Поскольку решение районного Совета в оспариваемой части к перечисленным актам не относится, судебная коллегия областного суда исключила его из числа правовых актов, соответствие которых закону может быть проверено судом по заявлению прокурора.
Между тем решение о выделении средств из внебюджетного фонда на конкретные цели порождает обязанность одних местных органов исполнительной власти осуществить указанную переброску средств и право других эти средства использовать в интересах населения в соответствии с предписанным назначением. С учетом этого оспариваемый акт, безусловно, является правовым актом, порождающим права и обязанности для участников возникших правоотношений.
Невозможность оспаривания его в суде общей юрисдикции ведет к неправомерному ограничению прав прокурора, предоставленных ему Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации", в частности ст. 23, предусматривающей не только право, но и обязанность прокурора опротестовывать противоречащие закону правовые акты. Право прокурора на обращение в суд в целях охраны государственных или общественных интересов, а также прав граждан закреплено и в ст. 45 ГПК.
Арбитражному суду данное дело в силу ст. 22 АПК неподведомственно, так как возникшие правоотношения не носят экономического характера, а имеют социальную направленность.
Поскольку кассационная инстанция, прекратив производство по делу, не проверяла правильность разрешения дела по существу, оно направлено на новое кассационное рассмотрение (см. Постановление Президиума ВС РФ N 83пв-01пр.).

208. Если суд прекратил производство по делу в связи с отказом истца от иска, может ли впоследствии ответчик предъявить аналогичный иск к истцу?
Последствия прекращения производства по делу в связи с отказом от иска, предусмотренные ст. 221 ГПК, касаются лишь истца, а не ответчика по делу. Ответчик не может быть лишен права на обращение впоследствии в суд с аналогичным иском к истцу.
Определением суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, производство по делу по иску Ф. к К. о разделе совместно нажитого имущества прекращено на основании ст. 220 ГПК в связи с тем, что имеется определение суда о прекращении производства по делу по аналогичному иску К. к Ф. в связи с отказом К. от иска и Ф. не вправе обращаться в суд с настоящим иском.
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила вынесенные по делу судебные постановления и направила дело для рассмотрения в суд первой инстанции, указав следующее.
Статьей 46 Конституции гарантировано право каждого на судебную защиту его прав и свобод и право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции), поэтому Ф. правомерно обратился в суд за защитой своих имущественных прав.
Ссылку судебных инстанций на невозможность обращения Ф. в суд с настоящим иском в связи с наличием определения о прекращении производства по делу по аналогичному иску К. к нему со ссылкой на ст. 220 ГПК нельзя признать правильной.
Согласно ч. 2 ст. 173 ГПК до принятия отказа истца от иска или утверждения мирового соглашения суд разъясняет истцу или сторонам последствия предусмотренных ст. 220 ГПК соответствующих процессуальных действий: невозможность вторичного обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Из указанной нормы закона следует, что последствия отказа от иска разъясняются только истцу, а не сторонам, в связи с чем предусмотренные ст. 221 ГПК последствия прекращения производства по делу в связи с отказом от иска касаются лишь истца, а не ответчика.
По данному делу о разделе совместно нажитого имущества истцом является Ф., а не К., как в предыдущем деле, поэтому ссылка на ст. 220 ГПК является неправильной*(55).

209. Переходит ли к наследникам право требовать взыскания компенсации морального вреда в случае смерти истца, которому непосредственно причинен моральный вред?
Согласно ст. 151 ГК компенсация морального вреда производится в случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.
Право требовать взыскания компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер, поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству. Если гражданин, предъявивший требование о взыскании компенсации морального вреда, умер до вынесения судом решения, производство по делу подлежит прекращению на основании ст. 220 ГПК.
В том случае, когда истцу присуждена компенсация морального вреда, но он умер, не успев получить ее, взысканная сумма компенсации входит в состав наследства и может быть получена его наследниками*(56).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки