Практика применения ГПК РФ

1. Источники и принципы гражданского процессуального права

1. Какие изменения внесены в ГПК Федеральным законом "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации"?
Постановлением Пленума ВС РФ от 23.04.2003 N 3 проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ в порядке осуществления права законодательной инициативы.
Данный проект лег в основу Федерального закона "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", которым разрешено несколько важных вопросов, возникших в практике применения ГПК.
Особую актуальность приобрел вопрос о возможности восстановления установленного ст. 376 ГПК срока на обжалование судебных постановлений в порядке надзора. Согласно ч. 2 ст. 376 ГПК судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции в течение года со дня их вступления в законную силу. Пропуск этого срока независимо от причин влечет возвращение надзорной жалобы без рассмотрения (ст. 380 ГПК).
С учетом того, что в ГПК имеется общее правило, согласно которому пропущенный по уважительным причинам процессуальный срок может быть восстановлен судом (п. 1 ст. 112 ГПК), Пленум ВС РФ предложил распространить это правило и на надзорное производство, для чего предлагалось внести соответствующие дополнения в ст. 112 и 380 ГПК.
Это предложение принято законодателем. Согласно ч. 4 ст. 112 ГПК заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного ч. 2 ст. 376 ГПК, подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.
Поскольку в силу ч. 5 ст. 112 ГПК на определение суда о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока может быть подана частная жалоба (жалоба в суд второй инстанции), то заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока, установленного ч. 2 ст. 376 ГПК, никак не мог рассматривать суд надзорной инстанции одновременно с надзорной жалобой.
Статья 380 ГПК регламентирует возвращение надзорной жалобы или представления прокурора без рассмотрения по существу. Согласно абз. 4 ст. 380 ГПК надзорная жалоба или представление прокурора возвращается судьей без рассмотрения по существу в течение десяти дней со дня их поступления в суд надзорной инстанции, в случае если пропущен срок обжалования судебного постановления в порядке надзора. Настоящим Федеральным законом абз. 4 ст. 380 ГПК дополнен словами "и к жалобе не приложено вступившее в законную силу определение суда о восстановлении этого срока".
В практике Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ возник вопрос: учитывается ли время рассмотрения надзорной жалобы (представления) или истребованного по надзорной жалобе (представлению) дела в суде надзорной инстанции при исчислении годичного срока, предусмотренного ч. 2 ст. 376 ГПК?
Данный процессуальный срок предоставляется лицам, указанным в ч. 1, 3 ст. 376 ГПК, для реализации своего права на обжалование судебных постановлений в порядке надзора.
Срок рассмотрения жалобы или дела в суде надзорной инстанции - это процессуальный срок, в течение которого судом надзорной инстанции должна быть рассмотрена надзорная жалоба (представление) или истребованное по надзорной жалобе дело, при этом продолжительность данного срока не зависит от лица, которое обращается в суд с надзорной жалобой.
Однако время рассмотрения каждой надзорной жалобы (представления) на всех этапах надзорного производства, установленных гражданским процессуальным законодательством, превышает годичный срок, предусмотренный ч. 2 ст. 376 ГПК, что лишает заинтересованных лиц возможности реализовать свое право на обжалование судебных постановлений в порядке надзора.
Поскольку такое применение указанной нормы противоречит ст. 46 Конституции, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, обсудив данный вопрос, Президиум ВС РФ пришел к выводу, что время рассмотрения надзорной жалобы (представления) или истребованного по надзорной жалобе (представлению) дела в суде надзорной инстанции не должно учитываться при исчислении годичного срока, в течение которого судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции.
Для правильного исчисления срока, указанного в ч. 2 ст. 376 ГПК, при вынесении определений в порядке ст. 381, 382 ГПК судье необходимо указывать дату поступления жалобы (представления) или дела в суд надзорной инстанции.
Поскольку редакция п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК в части обжалования в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ кассационных определений областных и соответствующих им судов, а также решений и определений районных судов, принятых ими по первой инстанции, оказалась изложенной нечетко, в судебной практике выявилось неоднозначное толкование этой нормы. В частности, высказана точка зрения о том, что указанные постановления могут быть обжалованы в ВС РФ только в случае, если жалобы на них оставлены без удовлетворения коллегиальным составом президиума областного или соответствующего ему суда и не могут обжаловаться в ВС РФ в случае отказа в их удовлетворении судьей или председателем нижестоящего суда, рассмотревших жалобы в порядке ст. 381, 383 ГПК.
Аналогичные проблемы вызывала на практике и редакция п. 4 ч. 2 ст. 377 ГПК об обжаловании судебных постановлений военных судов в Военную коллегию ВС РФ.
В этой связи Пленум ВС РФ предложил внести в ст. 377 ГПК необходимые уточнения редакции п. 3 и 4 ее ч. 2. Настоящим Федеральным законом в ч. 2 ст. 377 ГПК внесены следующие изменения: в п. 3 слова "если жалобы на указанные решения и определения были оставлены без удовлетворения президиумами соответственно верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов" заменить словами "если указанные решения и определения обжаловались в президиум соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа".
Такое же изменение внесено и в п. 4 ч. 2 ст. 377 ГПК: слова "если жалобы на указанные судебные постановления были оставлены без удовлетворения президиумом окружного (флотского) военного суда" заменены словами "если указанные судебные постановления обжаловались в президиум окружного (флотского) военного суда".
Согласно ГПК (ст. 386, 388) суд надзорной инстанции выносит определение. Между тем традиционно до вступления в действие ГПК Президиум ВС РФ, а также президиумы верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов выносили постановления; определения выносили только судебные коллегии ВС РФ. Пленум ВС РФ посчитал, что нет необходимости отказываться от таких наименований актов судов надзорных инстанций. Более того, УПК, принятый ранее ГПК, сохранил прежнее наименование для актов президиумов судов (ст. 407). В целях единообразия в наименовании судебных документов и сохранения традиции Пленум ВС РФ предложил в порядке законодательной инициативы внести соответствующие изменения в ст. 386 и 388 ГПК.
Настоящим Федеральным законом ч. 6 ст. 386 ГПК изложена в следующей редакции: "По результатам рассмотрения дела президиум суда надзорной инстанции принимает постановление, а Судебная коллегия по гражданским делам и Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации выносят определения". В ч. 8 ст. 386 ГПК слова "вынесенном судом надзорной инстанции определении" заменены словами "принятых судом надзорной инстанции определении или постановлении". Соответствующие терминологические изменения внесены и в ст. 1, 13, 388 ГПК.
Практика применения ГПК выявила случаи, когда в суды надзорных инстанций ошибочно передаются для рассмотрения по существу жалобы, которые поданы с нарушением установленных ГПК требований и которые должны были быть возвращены без рассмотрения на основании ст.  380 ГПК. В таких случаях сам суд надзорной инстанции должен иметь право оставить жалобу без рассмотрения, поскольку он лишен возможности принять по ней законное решение. Это не лишает заинтересованное лицо права вновь обжаловать те же судебные постановления, устранив недостатки жалобы.
Федеральным законом в этих целях ч. 1 ст. 390 ГПК (полномочия суда надзорной инстанции) дополнена п. 6 следующего содержания: "6) оставить надзорную жалобу или представление прокурора без рассмотрения по существу при наличии оснований, предусмотренных статьей 380 настоящего Кодекса".
Кроме того, Пленум ВС РФ предложил внести исправления в ст. 247 и 261 ГПК. Во втором предложении ч. 3 ст. 247 ГПК сформулировано положение, согласно которому в случае установления при подаче заявления в суд нарушения правил подсудности дела судья отказывает в принятии заявления. Однако это не согласуется с положениями ст. 134 ГПК, предусматривающими основания отказа в принятии искового заявления. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК судья возвращает исковое заявление, если дело неподсудно данному суду.
В ч. 1 ст. 261 ГПК ошибочно указано, что суд признает незаконным решение суда вместо признания незаконным решения, действия или бездействия избирательной комиссии.
Настоящим Федеральным законом (п. 4-6) эта законодательная инициатива Пленума ВС РФ также реализована путем внесения соответствующих изменений в ст. 247, 248, 261 ГПК.

2. Вправе ли суд непосредственно применять Конституцию как источник гражданского процессуального права?
К источникам гражданского процессуального права относятся нормативные правовые акты, содержащие нормы данной отрасли права.
Согласно п. 1 ст. 1 ГПК порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется Конституцией, Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", ГПК и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами; порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи - также Федеральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации".
Согласно п. "о" ст. 71 Конституции гражданское процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Это означает, что субъекты РФ не вправе принимать, а суды - в случае принятия - применять законы, регулирующие порядок судопроизводства в судах общей юрисдикции (в том числе и у мировых судей, несмотря на то, что они являются судьями субъектов Федерации).
В преамбуле постановления Пленума ВС РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" отмечено, что закрепленное в Конституции положение о высшей юридической силе и прямом действии Конституции означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться Конституцией.
Исходя из этого, можно сделать вывод, что среди источников гражданского процессуального права Конституция занимает основополагающее место, в ней закреплены конституционные принципы гражданского судопроизводства и конституционные права граждан, связанные с осуществлением гражданского судопроизводства. К числу конституционных принципов можно отнести осуществление правосудия только судом (ст. 118), независимость судей и подчинение их только закону (ст. 120), гласность (ст.  123), состязательность (ст. 123), процессуальное равноправие сторон (ст. 123), принцип назначаемости судей судов общей юрисдикции (ст. 128) и др.
К конституционным правам граждан в области гражданского судопроизводства относятся: право каждого на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46); на рассмотрение дела в том суде или тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47), право не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников (ст.  51) и др.
В п. 2 постановления Пленума ВС РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" указано, что согласно ч. 1 ст. 15 Конституции последняя имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию в качестве акта прямого действия.
Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности когда:
а) закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина, и др.;
б) суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции, противоречит ей;
в) суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции, находится в противоречии с соответствующими ее положениями;
г) закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, противоречит Конституции, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.
Таким образом, суд в гражданском судопроизводстве вправе в необходимых случаях применять Конституцию как акт прямого действия.

3. Относятся ли постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума ВС РФ и постановления Европейского суда по правам человека к источникам гражданского процессуального права и может ли суд ссылаться на них в судебном решении?
В литературе высказано мнение о том, что постановления Конституционного Суда РФ, принятые при проверке конституционности гражданских процессуальных норм, следует отнести к источникам гражданского процессуального права*(1).
Однако действующий закон (ст. 1, 11 ГПК) не относит к числу источников гражданского процессуального права как постановления Конституционного Суда РФ, так и постановления Пленума Верховного Суда РФ и постановления Европейского суда по правам человека.
Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении", поскольку в силу ч. 4 ст. 198 ГПК в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.
Суду также следует учитывать постановления:
а) Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции нормативных правовых актов, перечисленных в п. "а", "б", "в" ч. 2 и в ч. 4 ст. 125 Конституции, на которых стороны основывают свои требования или возражения;
б) Пленума ВС, принятые на основании ст. 126 Конституции и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;
в) Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.
Как видно из приведенных положений, если материальный закон и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд, должны быть указаны в мотивировочной части решения, то относительно постановлений Конституционного Суда, Пленума ВС РФ и Европейского суда по правам человека отмечено, что суду следует их учитывать. Таким образом Пленум ВС РФ отграничил закон как источник права от правоприменительных актов высших судебных органов.
В силу ст. 126 Конституции ВС РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Таким образом, разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума ВС РФ, имеют конституционную основу.
Такому статусу разъяснений Пленума ВС РФ должно соответствовать их практическое значение. Они должны учитываться судами общей юрисдикции при осуществлении правосудия и разрешении гражданских дел, так как являются для них обязательными.
В соответствии с ч. 5 ст. 125 Конституции акты или их отдельные положения, признанные Конституционным Судом РФ неконституционными, утрачивают силу. Из этого следует, что постановления Конституционного Суда РФ, которыми подконтрольные ему нормативные правовые акты признаны соответствующими или не соответствующими Конституции (равно как и его определения, которыми юридическая сила какого-либо постановления Конституционного Суда РФ распространена на другой нормативный правовой акт), обязательны для суда общей юрисдикции, и он должен учитывать их, в том числе и ссылаться на них в судебных постановлениях.
В этой связи приведем в качестве примера судебное постановление по конкретному делу.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 31 июля 2002 г. N 31пв 02

4. В решениях российских судов пока редко встречаются ссылки на Европейскую конвенцию по правам человека и на постановления Европейского суда по правам человека. Есть ли такие судебные постановления в ВС РФ и можно ли привести конкретный пример?
Приводим судебное постановление по конкретному делу, в котором содержатся ссылки на Европейскую конвенцию по правам человека и на постановления Европейского Суда по правам человека.

Определение Верховного Суда РФ от 18 мая 2004 г. N 49-Г04-48

5. Вправе ли суды в гражданском судопроизводстве применять процессуальные нормы, содержащиеся в международных договорах РФ?
Согласно п. 5 постановления Пленума ВС РФ "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" международные договоры, которые имеют прямое и непосредственное действие в правовой системе Российской Федерации, применимы судами, в том числе военными, при разрешении гражданских, уголовных и административных дел, в частности при рассмотрении:
гражданских дел, если международным договором РФ установлены иные правила, чем законом РФ, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения;
гражданских и уголовных дел, если международным договором РФ установлены иные правила судопроизводства, чем гражданским процессуальным или уголовно-процессуальным законом РФ;
гражданских или уголовных дел, если международным договором РФ регулируются отношения, в том числе отношения с иностранными лицами, ставшие предметом судебного рассмотрения (например, при рассмотрении дел, перечисленных в ст. 402 ГПК, ходатайств об исполнении решений иностранных судов, жалоб на решения о выдаче лиц, обвиняемых в совершении преступления или осужденных судом иностранного государства);
дел об административных правонарушениях, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.
Кроме того, в этом пункте названного постановления Пленума ВС РФ обращено внимание судов на то, что согласие на обязательность международного договора для РФ должно быть выражено в форме федерального закона, если указанным договором установлены иные правила, чем федеральным законом (ч. 4 ст. 15 Конституции, ч. 1 и 2 ст. 5, ст. 14, п. "а" ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", ч. 2 ст. 1 ГПК, ч. 3 ст. 1 УПК).

6. Могут ли применяться судами в гражданском судопроизводстве нормативные правовые акты бывшего СССР?
Да, некоторые из нормативных правовых актов бывшего Союза ССР могут применяться судами при разрешении конкретных гражданских дел до настоящего времени. Зачастую это связано с тем, что в той или иной сфере спорных правоотношений, урегулированных законодательством Союза ССР, в Российской Федерации до сих пор не приняты свои законы либо эти законы недостаточно четко регулируют данные правоотношения, в связи с чем возникают проблемы их толкования. В других случаях судам все еще приходится разрешать дела по спорам, которые возникли из правоотношений, имевших место во время существования Союза ССР и урегулированных его законодательством, равно как и основанном на законодательстве Союза ССР законодательством РСФСР (например, при разрешении дел по спорам о правах на наследство, открывшееся в тот период). При применении этого законодательства судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с п. 2 постановления ВС РСФСР от 12.12.1991 "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" до принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции, законодательству РФ и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств.

7. Могут ли относиться к источникам гражданского процессуального права законы, регулирующие различные материальные правоотношения?
Как вытекает из содержания ст. 1 ГПК, ее положения допускают определение порядка гражданского судопроизводства нормативными правовыми актами не ниже уровня федерального закона.
Включение норм гражданского процессуального права в иные, кроме ГПК, федеральные законы, очевидно, вызывается объективными причинами, связанными с многообразием дел, рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства, и их особенностями. В качестве примеров можно привести следующие нормы ГК, регулирующие в той или иной степени гражданское судопроизводство.
Так, согласно ст. 9 ГК граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права. В этой статье заложено новое содержание одного из важнейших принципов гражданского процесса - принципа диспозитивности.
Статьями 11 и 12 ГК предусмотрены формы и способы защиты гражданских прав.
По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации согласно п. 1 ст. 152 ГК предполагается, что распространенные ответчиком сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию истца, не соответствуют действительности; бремя доказывания их соответствия действительности лежит на ответчике.
Согласно п. 1 ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.
В силу п. 2 ст. 166 ГК требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе, а о применении последствий ничтожной сделки - любым заинтересованным лицом. Здесь же указано, что последствия ничтожной сделки суд вправе применить и по собственной инициативе, т.е. независимо от предъявленного требования (к ничтожным сделкам относятся сделки, которые указаны в ст. 168-172 ГК, а к оспоримым - в ст. 173-179 ГК).
Статьей 199 ГК установлено, что требование о защите нарушенного права принимается судом независимо от истечения срока исковой давности.
По делам о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства, согласно п. 2 ст. 401 ГК предполагается вина лица, нарушившего обязательство; бремя доказывания отсутствия вины лежит на ответчике.
В силу п. 2 ст. 812 ГК, если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

8. Имеет ли гражданский процессуальный закон обратную силу?
Гражданский процессуальный закон обратной силы не имеет. В п.  3 ст. 1 ГПК сформулировано правило действия гражданских процессуальных норм во времени: гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений (судебных приказов, решений суда, определений суда), постановлений других органов.
Если во время производства по гражданскому делу гражданский процессуальный закон будет изменен, то суд обязан применять новый закон, независимо от времени возбуждения дела. При этом все процессуальные действия, совершенные до изменения закона, будут сохранять юридическую силу и их повторения по мотиву изменения законодательства не требуется.
Однако возможны случаи, когда новый процессуальный закон не породит никаких обязанностей для суда, в производстве которого находится дело, а следовательно, не повлечет юридических последствий.
Так, согласно п. 1 ст. 33 ГПК дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, даже если в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.
Из этого следует, что если в процессе рассмотрения дела, принятого, например, районным судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, изменится закон, регулирующий правила подсудности (к примеру, дело, подсудное районному суду, станет подсудным областному суду или мировому судье), то производство по данному делу должно быть окончено в том же районном суде.
Правило, содержащееся в п. 3 ст. 23 ГПК, по которому мировой судья передает дело на рассмотрение районного суда, если при изменении предмета иска или предъявлении встречного иска дело, подсудное мировому судье, станет подсудным районному суду, исключением из указанного выше общего положения о действии процессуального закона во времени не является.
Применение указанного правила связано не с изменением процессуального законодательства и решением вопроса о его действии во времени, а с другими обстоятельствами, возникающими в связи с реализацией сторонами своих прав: изменением предмета иска, предъявлением встречного иска.
Следовательно, это правило является исключением не из общего положения о действии закона о гражданском судопроизводстве во времени (п.  3 ст. 1 ГПК), а из общих правил подсудности (п. 1 ст. 33 ГПК).
Такой же подход всегда наблюдался и при применении правил подведомственности: изменение закона о разграничении подведомственности дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами никогда ранее (до принятия третьего ГПК в 2002 г.) не влекло передачу дел из одних судов в другие, если они были приняты к своему производству с соблюдением правил подведомственности, действующих на время обращения в суд.
Этот подход в полной мере основан на указанном выше фундаментальном правиле действия процессуальных законов во времени (оно содержится во всех процессуальных кодексах).

9. Допускается ли в гражданском судопроизводстве применение аналогии закона и аналогии права?
Длительное время в нашей науке велись споры о возможности аналогии в гражданском процессуальном праве. Высказывались две противоположные точки зрения: аналогия возможна и аналогия недопустима.
Надо отметить, что указанное положение ст. 1 ГПК лишь законодательно закрепило многолетнюю сложившуюся и положительно зарекомендовавшую себя практику применения судами общей юрисдикции процессуального законодательства по аналогии.
При применении аналогии в гражданском судопроизводстве необходимо иметь в виду, что это возможно только тогда, когда действительно существует пробел в процессуальном праве, а не его видимость, и при этом не будут ущемлены права каких-либо лиц, как участвующих, так и не участвующих в деле, которые гарантированы им законом.
В связи с этим, например, недопустимо применять по аналогии к одним лицам нормы, устанавливающие санкции (штрафы и т.п.) или возлагающие какие-либо обязанности (уплату госпошлины и т.п.), в отношении не их, а других лиц.
С учетом сложившейся судебной практики можно сделать вполне определенный вывод: аналогия закона или аналогия права в гражданском судопроизводстве возможна и необходима при выработке судом не урегулированных федеральным законом процедур - при рассмотрении каких-либо категорий дел, не укладывающихся в общую процедуру, при совершении определенных процессуальных действий, при составлении процессуальных документов, и т.п.
Согласно п. 2 постановления Пленума ВС РФ "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или данное решение основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст.  11 ГПК).

10. Что понимать под правом на обращение в суд и допустим ли отказ от права на обращение в суд?
Всеобщая декларация прав человека установила: "Каждый человек имеет право на восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом" (ст. 8). С этой нормой международного права перекликается ст. 46 Конституции: "Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод". Это означает признание в России верховенства судебной власти в системе государственной защиты прав граждан, подтверждение того, что предназначение судебной власти - защита прав и свобод человека и гражданина.
Право на судебную защиту принято считать одним из важнейших прав российских граждан, их логическим завершением, предопределенным исходной концепцией Конституции, ориентирующей весь политический механизм на охрану и защиту интересов личности. Значение права на судебную защиту в системе конституционных прав и свобод российских граждан определяется тем, что право на судебную защиту - существенная юридическая гарантия всех других конституционных прав и свобод. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 118 Конституции).
Подводя десятилетний итог действия Концепции судебной реформы, В.М. Лебедев отметил: "Теперь уже стало очевидным, что в Российской Федерации утвердилась судебная власть. Принят ряд основополагающих законов, закрепляющих принципы организации и функционирования судебной системы и статус судей. Налажено финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности судов". Он также подчеркнул, что "задача сегодняшнего дня состоит в закреплении достижений судебной реформы 1991 года и продвижении ее дальше, особенно в вопросах расширения доступа граждан к правосудию, приближению судебной защиты к стандартам Европейского суда, в поисках новых возможностей совершенствования судопроизводства"*(2).
Обеспечивая разрешение возникающих в обществе конфликтов на основе права, подчинения закону всех субъектов общественной жизни, судебная власть играет ключевую роль в защите прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, гарантируя и обеспечивая тем самым их реализацию. Судебную защиту как одну из форм правовой защиты граждан и организаций есть все основания считать более эффективной, чем защиту во внесудебном порядке, поскольку лица, пострадавшие от различных посягательств и незаконных действий, участвуя в уголовном или гражданском процессе, имеют возможность пользоваться широкими и разнообразными процессуальными гарантиями, позволяющими им защищать свои права и законные интересы. Суд независим и подчиняется только закону. Его деятельность протекает в строго определенной процессуальной форме с соблюдением принципов гласности и публичности разбирательства, личного участия заинтересованных лиц, состязательности и равенства сторон, возможности обжалования вынесенных решений, что создает наиболее благоприятные возможности для вынесения законного, обоснованного и справедливого решения.
Согласно ст. 3 ГПК заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

11. В каких случаях ГПК предусмотрел единоличное и коллегиальное рассмотрение гражданских дел?
Согласно ст. 7 ГПК гражданские дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями этих судов единолично или в предусмотренных федеральным законом случаях коллегиально. В случае, если настоящим Кодексом судье предоставлено право единолично рассматривать гражданские дела и совершать отдельные процессуальные действия, судья действует от имени суда.
Дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются в апелляционном порядке единолично судьями соответствующих районных судов.
Гражданские дела в судах кассационной и надзорной инстанций суды рассматривают коллегиально.
Возможность коллегиального рассмотрения дела в суде первой инстанции предусмотрена в порядке исключения, например в ч. 3 ст. 260 ГПК, где указано, что дело о расформировании избирательной комиссии рассматривается судом в коллегиальном составе трех профессиональных судей.
Как видно, ст. 7 ГПК по сравнению со ст. 6 прежнего Кодекса, посвященной тем же вопросам, содержит новые положения, в частности в связи с введением института мировых судей. Кроме того, исключено положение об участии народных заседателей в рассмотрении гражданских дел, а возможность коллегиального рассмотрения дел в суде первой инстанции не ставится более в зависимость от волеизъявления участвующих в деле лиц.

12. Каково правовое содержание принципов гражданского процесса и в чем значение принципа независимости судей в гражданском судопроизводстве?
Принципы, как пишет М.К. Треушников, есть основания системы норм гражданского процессуального права, центральные понятия, стержневые начала всей совокупности процессуальных законов*(3).
Независимость судей является важнейшим конституционным принципом российского правосудия (ч. 1 ст. 120 Конституции). В гражданском судопроизводстве она служит гарантией объективности и беспристрастности суда при выполнении им обязанностей по созданию в состязательном процессе необходимых условий для установления действительных обстоятельств дела, по вынесению законного и обоснованного решения.
Принцип независимости судей тесно связан с разделением государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную, с самостоятельностью судов при осуществлении судебной власти (ст. 10 Конституции, ч. 1 ст. 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"). Однако самостоятельность всех ветвей государственной власти не противоречит необходимости их согласованного функционирования и взаимодействия, в частности, при обеспечении прав и свобод человека и гражданина, как это предусмотрено в ст. 2 и 18 Конституции. При осуществлении правосудия судьи не могут полагаться лишь на свое усмотрение, а должны действовать в соответствии с выявленной ими волей законодателя, которая находит выражение в законах и подзаконных нормативных актах.
Всякое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия преследуется по закону вплоть до привлечения виновных лиц к уголовной ответственности (ст. 294-298 УК).
Согласно ст. 8 ГПК при осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Судьи рассматривают и разрешают гражданские дела в условиях, исключающих постороннее на них воздействие. Любое вмешательство в деятельность судей по осуществлению правосудия запрещается и влечет за собой установленную законом ответственность.
Раскрывая содержание положения о недопустимости вмешательства в судебную деятельность, ч. 2 ст. 10 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" формулирует правило о том, что судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом.

13. Обогатилось ли в ГПК РФ по сравнению с ГПК РСФСР содержание принципа гласности судебного разбирательства?
Общепризнано, что в условиях правового государства правосудие должно быть прозрачным для общества.
Правовое содержание принципа гласности (прозрачности, открытости, транспарентности) правосудия заключается в открытом разбирательстве дел в суде, обеспечивающем доступность судебного процесса для лиц, не участвующих в судебном разбирательстве, но изъявивших желание присутствовать в судебном заседании. Гарантией гласности судопроизводства является такая организация судебной власти, которая делает реальным доступ граждан и представителей СМИ во все суды. Как пишет Председатель ВС РФ В.М. Лебедев: "Двери судебных заседаний открыты для каждого, и тот, кто желает увидеть, как вершится правосудие, имеет на это полное право"*(4). Социальное значение гласности в том, что она ставит работу суда под контроль общества, обеспечивает связь между судом и обществом.
Принцип гласности правосудия закреплен в ч. 1 ст. 123 Конституции, провозгласившей, что разбирательство дел во всех судах открытое, слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.
Развивая и конкретизируя принцип гласности в гражданском судопроизводстве, ГПК устанавливает, что разбирательство дел во всех судах открытое (п. 1 ст. 10); лица, участвующие в деле, и граждане, присутствующие в открытом судебном заседании, имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход судебного разбирательства; фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда (п. 7 ст. 10); решения судов объявляются публично, за исключением случаев, если такое объявление решений затрагивает права и законные интересы несовершеннолетних.
Однако принцип гласности правосудия нередко входит в противоречие с институтом неприкосновенности частной жизни лиц, вовлеченных в орбиту гражданского судопроизводства. В таких случаях имеет место коллизия названных конституционных положений. Какому из них отдать предпочтение, в каждом конкретном случае решает суд.
Право на неприкосновенность частной жизни, как и гласность правосудия, относится к фундаментальным принципам построения взаимоотношений между субъектами гражданского общества, взаимоотношений личности и государства. Право на неприкосновенность частной жизни представляет собой "неотъемлемое право человека на самостоятельное определение своего образа жизни, свободного от произвольных регламентаций, вмешательства или посягательства со стороны и государства, и общества, и человека"*(5).
Конституция устанавливает незыблемость конституционных прав и свобод. Часть 2 ст. 55 гласит: "В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина". Вместе с тем в ч. 3 ст. 55 Конституции прописан институт ограничения прав и свобод при наличии определенных оснований. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Право на частную жизнь в свою очередь предполагает наличие у гражданина права требовать от государства, а значит, и суда как органа судебной власти, позитивных действий, призванных защитить указанное право. В силу этого представляется вполне законным и обоснованным решение суда закрыть судебное заседание, если кто-либо из участников процесса будет возражать против присутствия в зале публики или журналистов из-за возможности нежелательной огласки сведений о частной жизни.
Так, в соответствии со ст. 182 ГПК в целях охраны тайны переписки и телеграфных сообщений переписка и телеграфные сообщения граждан могут быть оглашены и исследованы судом в открытом судебном заседании только с согласия лиц, между которыми эти переписка и телеграфные сообщения происходили. Без согласия данных лиц их переписка и телеграфные сообщения оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании.
Согласно ч. 2 ст. 10 ГПК разбирательство в закрытых судебных заседаниях допускается и при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина.
Следует отметить, что о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании в отношении всего или части судебного разбирательства суд выносит мотивированное определение (п. 4 ст. 10 ГПК), а лица, участвующие в деле, иные лица, присутствующие при совершении процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены сведения, указанные в ч. 2 ст. 10 ГПК, предупреждаются судом об ответственности за их разглашение (п. 3 ст. 10 ГПК).
Мотивированное определение суда о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании в отношении всего или части судебного разбирательства должно содержать сведения об обстоятельствах, препятствующих открытому слушанию дела, а также ссылки на конкретные нормы права - федерального или международного, которые послужили законным основанием для ограничения гласности судебного разбирательства.
Однако, несмотря на возможность проведения закрытого судебного заседания для сохранения неприкосновенности и тайны частной жизни, публичное оглашение судебного решения (п. 8 ст. 10 ГПК) сводит на "нет" все усилия суда в этом направлении. На наш взгляд, требование о публичности провозглашения судебного решения должно учитываться судом при изложении решения по делу, рассмотренному на закрытом судебном заседании. Представляется, что в таком решении не следует отражать сведения, послужившие основанием для закрытого судебного заседания, или в случае крайней необходимости упоминать их косвенно в виде ссылок на соответствующие листы дела.
Необходимо подчеркнуть, что проблема транспарентности итогового судебного решения заключается не только в его обязательном публичном оглашении, но и в получившей распространение в последние годы практике опубликования судебных решений в СМИ и Интернете, в том числе на сайтах судов различного уровня. Вносятся предложения по созданию тотальных электронных баз судебных решений. При всей на первый взгляд кажущейся прогрессивности подобных предложений, нельзя за деревьями не видеть леса. Подобные публикации допустимы только при соблюдении гарантий прав каждого на неприкосновенность и тайну частной жизни, т.е. на публикацию судебного решения в СМИ должно быть получено согласие участников судебного разбирательства.
Принцип гласности правосудия, с одной стороны, и принцип свободы слова и массовой информации (ст. 29 Конституции) - с другой, предполагают свободный доступ всех заинтересованных лиц, и прежде всего представителей СМИ, к судебной информации. Однако доступ к такой информации представителей СМИ должен иметь свои пределы. На этот счет в Концепции информационной политики судебной системы, одобренной постановлением Совета судей РФ от 16.11.2001*(6), правильно отмечается, что только в исключительных случаях с согласия лиц, принимавших участие в деле, и при наличии ходатайства редакции журналист может ознакомиться с материалами дела.
На наш взгляд, судьям следует неуклонно внедрять такой подход в жизнь, поскольку он основан на непосредственном применении конституционного права каждого участника гражданского судопроизводства на неприкосновенность частной жизни (ст. 23 Конституции).

14. Что понимается под принципом диспозитивности гражданского судопроизводства, в каких нормах ГПК этот принцип закреплен и как он применяется в судебной практике?
В переводе с латинского диспозитивность означает "располагаю". Принцип диспозитивности - это возможность лиц, участвующих в деле, свободно располагать, распоряжаться предоставленными им законом процессуальными правами.
Реализация данного принципа определяет движение гражданского процесса. Так, например, истец вправе предъявить иск или воздержаться от этого, изменить предмет или основание требования, отказаться от иска, согласиться на заключение мирового соглашения.
Принцип диспозитивности находит развитие в многочисленных нормах как процессуального, так и материального права.
Содержание принципа диспозитивности заложено в ст. 9 ГК, согласно которой граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права. Включение этого положения в ГК (оно заимствовано из ст. 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик) повлекло внесение в 1995 г. значительных изменений в ГПК РСФСР 1964 г., касающихся возможности распоряжения сторонами своими правами (на отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения, признание фактов и др.).
По общему правилу, возникновение гражданского процесса (возбуждение гражданского дела) возможно только по заявлению заинтересованного лица, т.е. лица, обратившего в суд за защитой своих прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 4 ГПК).
В п. 5. постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" отмечено, что согласно ч. 3 ст. 196 ГПК суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям.
Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.
Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании п. 2 ст. 166 ГК применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, о которых говорится в ст. 168-172 ГК).
Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК.
При этом следует иметь в виду, что при рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, т.е. обстоятельствами, на которых заявитель основывает свои требования (ч. 3 ст. 246 ГПК).
С правом заинтересованного лица решать по своему усмотрению вопрос о возбуждении гражданского дела тесно связаны некоторые другие его полномочия, основанные на принципе диспозитивности. Так, только истцу принадлежит право определить: ответчика (лицо, к которому он предъявляет свое требование), указав в исковом заявлении наименование этого лица, его место жительства или место нахождения; предмет иска (свое материально-правовое требование к ответчику); основание иска (обстоятельства, на которых он основывает свое требование).
Указание в исковом заявлении на ответчика, предмет и основание иска определяют весь дальнейший ход процесса: подведомственность и подсудность дела; лиц, участвующих в деле; обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию; пределы рассмотрения и разрешения дела.
Принцип диспозитивности определяет содержание норм ГПК, регулирующих состав лиц, участвующих в деле (процессуальное соучастие и замену ненадлежащего ответчика).
Истец может предъявить иск и к ненадлежащему ответчику, т.е. лицу, которое не несет перед ним ответственности. Замена ненадлежащего ответчика надлежащим (это влечет выбытие из дела первого и вступление в него второго) возможна только по ходатайству истца или с его согласия. Если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика (например, когда ходатайство об этом заявлено надлежащим ответчиком), суд не вправе привлечь надлежащего ответчика к участию в деле, как это было возможно ранее, а должен рассмотреть дело по предъявленному иску (ч. 2 ст. 41 ГПК), т.е. вынести решение об отказе в иске.
Характерным проявлением действия принципа диспозитивности является то, что новым ГПК ограничено возбуждение дела в защиту нарушенных или оспариваемых интересов других лиц. Вследствие этого значительно сократилось число дел, возбуждаемых по инициативе прокурора.

15. Правомерно ли утверждение о том, что нормы ГПК свидетельствуют о сохранении принципа процессуальной активности суда в гражданском судопроизводстве?
В ГПК закреплена и получила дальнейшее развитие общая тенденция гражданского процессуального права, направленная на реализацию закрепленного в ст. 123 Конституции принципа состязательности и равноправия сторон как основы судопроизводства. Вместе с тем законодатель отнюдь не отказался от принципа процессуальной активности суда в гражданском процессе, предприняв попытку сбалансировать конкурирующие принципы диспозитивности, состязательности и процессуального равенства сторон, с одной стороны, и процессуальной активности суда - с другой. Об этом свидетельствует ст. 12 ГПК, в соответствии с которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.
Так, руководство судебным заседанием и создание условий для всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела обеспечивает председательствующий в судебном заседании (ч. 2, 3 ст. 156 ГПК).
Разъяснение лицам, участвующим в деле, их процессуальных прав и обязанностей осуществляется судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству и в подготовительной части судебного заседания (п. 1 ч. 1 и ч. 2 ст. 150, ст. 165 ГПК).
Предупреждение судом о последствиях совершения или несовершения сторонами процессуальных действий необходимо в случаях:
отказа истца от иска - производство по делу прекращается и повторное предъявление такого же иска не допускается (ч. 2, 3 ст. 173, абз. 4 ст. 220, п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК);
заключения сторонами мирового соглашения - производство по делу прекращается, повторное предъявление такого же иска не допускается, в случае уклонения стороны от исполнения условий мирового соглашения оно исполняется принудительно (ч. 2, 3 ст. 173, абз. 5 ст. 220, п. 2 ч. 1 ст. 134, ст. 428 ГПК);
признания иска ответчиком - выносится решение об удовлетворении заявленных истцом требований (ч. 2, 3 ст. 173, ч. 4 ст. 198 ГПК);
признания стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, - последняя освобождается от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств (ч. 2 ст. 68 ГПК);
удержания стороной, обязанной доказать свои требования или возражения, находящихся у нее доказательств и непредставления их суду - право суда обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (ч. 1 ст. 68 ГПК);
уклонения стороны от участия в экспертизе, непредставления экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, - право суда в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч.  3 ст. 79 ГПК);
направления или вручения судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству ответчику копии заявления и приложенных к нему документов, обосновывающих требование истца, и предложения ему представить в установленный судьей срок доказательства в обоснование своих возражений - возможность в случае непредставления ответчиком доказательств и возражений рассмотрения дела по имеющимся в деле доказательствам (ч. 2 ст. 150 ГПК).

16. Что понимать под интересами законности, которые дают основания для ограничения принципа диспозитивности в стадии кассационного производства?
Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ по одному из дел, рассмотренному в кассационном порядке, сообщила по данному вопросу следующее, ссылаясь на действовавший в то время ГПК РСФСР: "Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело в кассационном порядке, основания для выхода за пределы кассационной жалобы, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное применение норм материального права, и в первую очередь - положений Конституции, регулирующих возникшие по данному делу правоотношения.
Изложенное вытекает из ст. 2 ГПК РСФСР, согласно которой одной из задач гражданского судопроизводства является правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел, а гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка.
Обеспечение правильного применения по рассматриваемому делу положений Конституции Российской Федерации и других норм материального права является публично-правовой обязанностью суда. Выполнение судом этой публично-правовой обязанности не может быть поставлено в зависимость от частной позиции лица, участвующего в деле, изложенной в его кассационной жалобе" (дело ВС РФ N 53-Г01-19).
Таким образом, правильность применения норм материального права судом первой инстанции суд кассационной инстанции должен проверять независимо от доводов кассационной жалобы.
ГПК в этом вопросе ничего не изменил.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки