8.1. Предпосылки разделения третейских судов и третейского разбирательства

Правовой режим третейских судов и третейского процесса дифференцирован по самым разным основаниям. Дуализм третейских судов и третейского процесса в какой-то степени предопределен объективными факторами, а в некоторых случаях обусловлен субъективной волей законодателя. Так, существование постоянно действующих третейских судов и судов, создаваемых для рассмотрения конкретных споров (ad hoc), предопределено объективно различными организационными формами и способами существования различных третейских судов, условиями организации их деятельности, сроком существования этих юрисдикционных органов и иными факторами, которые отражаются на законодательном выделении указанных форм третейских судов.
То же самое относится и к разделению третейских судов на международные и внутренние. Юристы при помощи определенных критериев (хотя зачастую весьма спорных) выделяют международные коммерческие суды и "внутренние" третейские суды. Такое разделение находит отражение и в законодательстве, причем как в международном праве, так и в российских законах. Впрочем, в то же время нет никаких препятствий к тому, чтобы на уровне единого "внутреннего" законодательства урегулировать деятельность как международных коммерческих арбитражей, так и "внутренних" третейских судов. В связи с этим в юридической литературе высказываются критические суждения о нетождественном правовом режиме для "внутренних" третейских судов и международных коммерческих арбитражей*(465).
В этой критике есть определенные резоны. Действительно, возьмем простейший пример. Почему, спрашивается, международные коммерческие арбитражи, действующие на территории Российской Федерации, в определенных случаях могут разрешать споры при четном количестве судей, в то время как для "внутренних" третейских судей установлена императивная норма, предписывающая рассматривать споры исключительно в составе из нечетного количества судей? Рационального объяснения такой разницы в правовом режиме деятельности международных коммерческих арбитражей и "внутренних" третейских судов нет. Таких неоправданных различий довольно много. Конечно, приведенный пример покажется частным, несущественным. Вместе с тем различия в правовом регулировании деятельности внутренних и международных третейских судов в массе своей накапливаются и влекут качественные изменения в правовых режимах деятельности этих судов. Очевидно, что с юридико-технической точки зрения устранить такие различия наиболее удобно путем принятия единого законодательного акта, регулирующего деятельность обеих разновидностей третейских судов. Вместе с тем было бы неоправданно не учитывать и существующую разницу в деятельности международных коммерческих арбитражей и "внутренних" третейских судов, ту разницу, которая требует в том числе и внимания со стороны законодателя при формулировании конкретных правил третейского разбирательства.
Опыт различных государств свидетельствует о том, что решение данной проблемы лежит в контексте существующих правовых традиций данного государства, причем без видимого ущерба для организации третейского судопроизводства. Так, к примеру, в Англии, Финляндии, Швеции существуют единые законодательные акты, регулирующие деятельность как международных, так и "внутренних" третейских судов (коммерческих арбитражей). Хотя и в этих государствах принятие единого законодательства, устанавливающего унифицированные правовые основы для деятельности как международных, так и "внутренних" третейских судов, не проходило гладко. Так, в Англии при принятии Закона об арбитраже (1996) шли дискуссии о том, нужны ли два закона либо необходимо ограничиться одним законом об арбитраже. В результате этих дискуссий был достигнут своего рода компромисс. Законодатель принял один закон, регулирующий деятельность как международных, так и "внутренних" третейских судов (арбитражей), однако в этом законе есть специальные положения, посвященные особенностям функционирования внутренних коммерческих арбитражей*(466).
В России, как уже подчеркивалось, деятельность международных коммерческих арбитражей и "внутренних" третейских судов регламентирована различными законами. Обусловлено это целым рядом особенностей исторического развития третейского (арбитражного) судопроизводства в нашем государстве. При отказе от концепции единого закона о третейских судах, по свидетельству профессора А.А. Костина, "принимались во внимание не соображения, как было бы лучше с точки зрения теории, а факторы целесообразности и прагматизма"*(467).
Итак, как правило, третейское судопроизводство распадается на два направления. В то же время, несмотря на дуализм третейских судов и третейского процесса, таковые характеризуются внутренним сущностным единством. Единые закономерности определяют развитие различающихся по формальным признакам видов третейских судов.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты