1.2. Третейские суды в советский период

В советский период существования нашего государства правовая система характеризуется отказом от многих "буржуазных" юридических институтов. Что касается третейского судопроизводства, то официально на протяжении всей истории советского права законодатель не отказывался от правового регулирования деятельности третейского суда. Однако фактически институт третейского судопроизводства не имел широкого распространения.
Вместе с тем советский законодатель никогда не упускал из сферы своего внимания вопросы третейского судопроизводства. С принятием Декрета о суде N 1 от 24 ноября 1917 г.*(78) было установлено правило, согласно которому заинтересованным лицам предоставлялась возможность обращаться к третейскому суду для разрешения споров по всем гражданским, а также частноуголовным делам. Порядок деятельности третейского суда был урегулирован Декретом ВЦИК о третейском суде от 16 февраля 1918 г.*(79), который стал одним из первых законов, принятых советской властью в области юстиции. В соответствии со ст. 1 упомянутого декрета третейским судам были подведомственны все споры по гражданским делам, за исключением дел, подсудных специальным судам, или иным, установленным на основании законов о трудовом договоре и о социальном страховании. Кроме того, допускалась даже возможность передачи на рассмотрение третейского суда уголовных дел, которые могут быть возбуждены не иначе как на основании заявления потерпевших.
Декрет о третейском суде 1918 г. действовал до 16 октября 1924 г., когда ему на смену пришло вновь принятое Положение о третейском суде*(80), которое было введено в качестве приложения к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. С принятием этого нормативного акта была в значительной степени ограничена возможность использования третейского разбирательства для разрешения споров. Во-первых, допускалась возможность третейского разбирательства только по спорам гражданским "между частными лицами, в том числе коллективами" (изъяты из подсудности третейским судам уголовные дела частного обвинения). Во-вторых, на разрешение третейского суда могли быть переданы только уже возникшие споры (т.е. законодательство не допускало возможности передачи третейскому суду тех споров, которые могут возникнуть в будущем). И в-третьих, законодательство допускало существование только третейских судов для рассмотрения одного спора (ad hoc). С разрешением спора такой суд прекращал свое существование. В соответствии с Положением о третейском суде 1924 г., договариваясь о третейском разбирательстве споров, стороны должны были составить соглашение, подлежащее нотариальному удостоверению. Принудительное исполнение решений третейского суда допускалось через государственный районный суд.
Во время осуществления новой экономической политики (нэп) советское государство пыталось урегулировать и возможность альтернативного (негосударственного) разбирательства споров в экономической сфере. При регулировании деятельности третейских судов был использован дореволюционный опыт, накопленный во время функционирования арбитражных комиссий при биржах. Во времена нэпа при товарных и фондовых биржах стали создаваться арбитражные комиссии, которые фактически являлись третейскими судами, компетентными рассматривать споры между участниками этих организаций. В соответствии с постановлением Совета труда и обороны от 23 августа 1922 г.*(81) были учреждены арбитражные комиссии при товарных биржах. Как отмечается современниками, деятельность этих комиссий "быстро приобрела большое значение, завоевав себе сочувствие и симпатии среди хозорганов и торговых кругов, соприкасающихся с биржей, и в настоящее время, не рискуя впасть в излишнее преувеличение, можно сказать, что арбитражные комиссии превратились в авторитетный торговый суд"*(82).
В 1925 г., уже после принятия Положения о третейском суде 1924 г., ограничившего третейское разбирательство только изолированными арбитражами ad hoc, принимается Положение о товарных и фондовых биржах*(83), которое фактически дезавуирует эти законоположения. Допускается создание при биржах институционного арбитража, правовая природа которого была, однако, спорной.
На протяжении всего времени существования арбитражных комиссий государство пыталось упорядочить их деятельность, используя различные методы. Проявлялось это, в частности, в попытках контролировать деятельность арбитражных комиссий со стороны государственных судебных органов. 22 февраля 1924 г. Верховный Суд РСФСР издал циркулярное разъяснение, которое было направлено главным губернским и областным судам, а также губернским и областным прокурорам. Указанный циркуляр, по сути, выполнил функцию нормативного акта, поскольку имел эффект регулирующего воздействия. В частности, в циркуляре было разъяснено, что учрежденным при товарных биржах арбитражным комиссиям подсудны те дела по биржевым сделкам, которые совершены между членами соответствующей биржи и были зарегистрированы в биржевом собрании. Сторонам-участникам спора по биржевой сделке была предоставлена альтернативная возможность - обратиться за рассмотрением и разрешением спора либо в государственное судебное учреждение, либо в арбитражную комиссию. Согласно циркулярному разъяснению Верховного Суда допускалось обжалование решения арбитражной комиссии в гражданском кассационном отделении губернского суда или в гражданской кассационной коллегии Верховного Суда. В том случае если решение арбитражной комиссии отменялось в кассационном порядке, оно считалось несуществующим и сторонам предоставлялась свобода выбора дальнейшего способа разрешения спора - либо в арбитражной комиссии, но в другом составе, либо в государственном судебном учреждении в общем порядке.
Усиление частноправовых начал в экономике в период нэпа стало причиной того, что в уставах создаваемых акционерных обществ предусматривались нормы, допускающие обращение к третейскому суду для разрешения правовых конфликтов. Причем, по мнению юристов-современников, к третейскому суду, помимо частных лиц, могли обращаться не только кооперативные и общественные организации, но и акционерные общества с преобладающим участием государственного капитала*(84). При этом допускалась передача на рассмотрение третейских судов не только собственно гражданских споров, но и споров корпоративного характера.
В 1924 г. советский законодатель еще раз обратился к урегулированию вопросов третейского разбирательства. 22 июля этого года было принято постановление Совета народных комиссаров, которое разрешало всем государственным органам и кооперативным организациям как во взаимоотношениях между собой, так и в сделках с частными лицами передавать возникающие споры на разрешение третейских судов. В то же время был сформулирован запрет на передачу третейским судам споров, вытекающих из сделок, объектом которых является имущество, отнесенное к основному капиталу трестов*(85).
Однако создание третейских судов при товарных и фондовых биржах было временным явлением. С исчезновением бирж исчезли и арбитражные комиссии, которые существовали при них. Единственным исключением стали арбитражные комиссии, предназначенные для разрешения международных коммерческих споров, одной из сторон которых являлись советские предприятия и организации.
С окончательным укреплением в Советском Союзе социалистического способа хозяйствования третейское разбирательство практически исчезло из области "внутренней" правовой жизни и было вытеснено в международно-правовую сферу. В высказываниях советских юристов появились категоричные суждения о том, что "производство по третейским записям и решениям в отношении гражданских сделок внутри союзных республик практического значения не имеет"*(86), что третейские суды как способ решения споров изжили себя*(87).
Советское государство, устанавливая и развивая международные экономические связи, не могло игнорировать устоявшиеся в международном коммерческом обороте институты, среди которых не последнее место занимал и международный коммерческий арбитраж.
В 1932 г. в соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР*(88) при Всесоюзной торговой палате в Москве создается Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК). С созданием ВТАК советские хозяйственные организации во многих случаях освобождались от необходимости разрешать споры с иностранными коммерсантами за границей. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г. N 8135-11 "Об арбитражном суде при Торгово-промышленной палате СССР" ВТАК была переименована в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате СССР*(89). Правопреемником этого суда стал Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, который действует на основании Закона РФ от 7 июня 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже"*(90).
Другим авторитетным органом в сфере международного коммерческого арбитрирования стала Морская арбитражная комиссия (МАК), созданная в 1930 г. при Всесоюзной торговой палате. Морская арбитражная комиссия была призвана разрешать споры, вытекающие из договорных и других отношений в сфере торгового мореплавания: связанные с фрахтованием судов, морской перевозкой грузов, морской буксировкой грузов, морским страхованием, спасанием морских судов, с подъемом затонувших в море судов, а также иного имущества, со столкновением морских судов, с причинением вреда при осуществлении морского рыбного промысла и др. Морская арбитражная комиссия в настоящее время является одним из авторитетнейших специализированных международных коммерческих арбитражей, деятельность которого урегулирована специальными нормами Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже".
В послевоенный период нашей истории, в 50-60-е гг., оживилась экономическая деятельность, появились идеи хозрасчета и самофинансирования. Одновременно развивались и идеи о доминировании общественных форм управления, в том числе и общественных форм осуществления правосудия (товарищеские суды, третейские суды). Эти факторы в какой-то степени обусловили внимание законодателя к третейским формам разрешения споров в хозяйственной жизни. Возрастание роли третейских судов в жизни общества объяснялось необходимостью привлечения представителей общественности к осуществлению функций, выполняемых государственными органами*(91). Третейское судопроизводство как форма общественного разрешения споров рассматривалось в качестве еще одного из шагов на пути перерастания социалистической государственности в общественное самоуправление*(92).
23 июля 1959 г. Совет Министров СССР принял постановление "Об улучшении работы государственного арбитража", согласно которому допускалось третейское разбирательство споров между юридическими лицами*(93). М.И. Клеандров оценивает это постановление в качестве первоначальной правовой основы образования третейских судов по разрешению хозяйственных споров нынешнего этапа правового регулирования организации и деятельности третейских судов по разрешению экономических споров (хотя и оговаривает условность этой периодизации)*(94). Оно было нацелено на использование одной "из новых форм привлечения общественности к разрешению хозяйственных споров по отдельным крупным и сложным делам между предприятиями, организациями и учреждениями"*(95).
В развитие указанного постановления Государственным арбитражем при Совете Министров СССР 31 августа 1960 г. были утверждены Временные правила рассмотрения хозяйственных споров третейским судом*(96), которые регулировали основные вопросы, связанные с третейским разбирательством споров, возникающих между социалистическими предприятиями и организациями. Была установлена договорная подведомственность рассмотрения споров между организациями: выбор органа (арбитража или третейского суда) осуществлялся в соответствии с договоренностью сторон, которая фиксировалась в третейском соглашении. В литературе того времени отмечалось, что заключение третейского соглашения не означало ограничения права на обращение за судебной защитой, поскольку с аннулированием третейского соглашения заинтересованные лица были вправе обращаться за защитой своего права в органы правосудия или в иные органы в соответствии с установленным порядком*(97).
Порядок заключения третейского соглашения был чрезмерно зарегулирован. При этом на практику регулирующее воздействие оказывали и акты, принимаемые Государственным арбитражем при Совете Министров СССР. Так, например, установление порядка заключения соглашения о передаче спора в третейский суд основывалось на принципе так называемого "отрицательного акцепта", согласно которому если в течение 10 дней с момента предложения о рассмотрении дела в третейском суде контрагент не заявит об отказе от третейского разбирательства, то соответствующее предложение рассматривалось как принятое и дело подлежало рассмотрению в третейском суде (постановление главного арбитра Государственного арбитража при Совете Министров СССР от 17 мая 1963 г.)*(98).
В соответствии с традициями того времени широко практиковалось открытое рассмотрение споров третейскими судами непосредственно на предприятиях, в организациях и учреждениях (так называемые выездные заседания)*(99). Так, П.В. Логинов описывал случай, когда третейское разбирательство спора между Куйбышевской конторой энергосбыта и металлургическим заводом происходило в конференц-зале в присутствии представителей 30 городских предприятий, специально приглашенных в заседание третейского суда*(100). Подобного рода мероприятия рассматривались с точки зрения их воспитательного воздействия на общественность, а также как форма участия общественности в самоуправлении.
В то же время государственные органы оказывали и непосредственное влияние на создание и деятельность третейских судов. Это проявлялось, например, в утверждении областными исполнительными комитетами Советов народных депутатов списков третейских судей*(101). И хотя подобного рода практика встречала противодействие со стороны некоторых юристов, справедливо полагавших, что подобный институт недопустим вследствие его противоречия природе третейского разбирательства*(102), тем не менее практика утверждения списков третейских судей облисполкомами поддерживалась по мотивам необходимости облегчения сторонам возможности формирования третейского суда*(103). Очевидно, что подобного рода практика шла вразрез с принципами третейского судопроизводства и противоречила самой сути третейских судов и третейского разбирательства.
В 1975 г. Государственным арбитражем СССР было утверждено Положение о третейском суде для разрешения хозяйственных споров между объединениями, предприятиями, организациями и учреждениями*(104). Согласно названному положению хозяйственные споры между хозяйствующими субъектами могли передаваться на разрешение третейских судов в соответствии с взаимным соглашением. Однако предъявлению иска должно было предшествовать предъявление претензии*(105). Таким образом, соблюдение предварительного урегулирования спора являлось обязательным условием, несоблюдение которого лишало возможности обращаться в третейский суд. В этом смысле правовой режим предварительных условий обращения в третейский суд приравнивался к правовому режиму предварительных условий обращения в арбитраж. Допускалось избрание третейского суда руководителями объединений, предприятий, организаций и учреждений, выступающих сторонами по делу, из числа директоров объединений, предприятий, руководителей организаций, учреждений, инженерно-технических работников, работников научно-исследовательских учреждений, общественных организаций и других лиц, компетентных в разрешении возникшего спора. При этом третейский суд избирался в составе одного или любого нечетного числа судей. В случае, когда третейский суд состоит из трех или более членов, последние избирают председателя. Третейские суды в соответствии с указанным Положением наделялись и публично значимыми функциями. В частности, третейскому суду предоставлялось право затребовать от предприятий и организаций, которые участвовали в третейском разбирательстве, необходимые для разрешения спора материалы и документы; третейский суд мог обязать лиц, участвующих в деле, произвести сверку расчетов, назначить экспертизу. Более того, при выявлении в ходе третейского разбирательства серьезных недостатков в работе предприятий и организаций третейский суд был вправе вынести специальное определение (аналог современного частного определения, принимаемого судом общей юрисдикции или арбитражным судом), которое направлялось руководителям соответствующих предприятий и организаций. На руководителей возлагалась обязанность в месячный срок устранить выявленные недостатки и сообщить об этом государственному арбитражу, в архиве которого хранилось дело, рассмотренное третейским судом. Среди достоинств третейского разбирательства указывалось на его безвозмездность, поскольку пошлина за рассмотрение дела не взималась*(106).
Что касается сравнения процессуальных режимов деятельности третейских судов и государственных и ведомственных арбитражей, то между таковыми имелись и существенные различия. Так, например, если в арбитраже свидетели не привлекались для исследования обстоятельств дела, то в третейском разбирательстве допускалось исследование объяснений свидетелей*(107).
Вопросы третейского разбирательства в какой-то степени находились и в поле зрения судебных органов. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. N 48 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" разъяснено, что в тех случаях, когда спор может быть передан на рассмотрение третейского суда в соответствии с Положением о третейском суде, судья обязан разъяснить сторонам их право на заключение договора о передаче спора на разрешение третейского суда, предупредив истца и ответчика о последствиях этого.
Впрочем, в условиях административно-командных методов управления экономикой третейское разбирательство не получило, да и не могло получить широкого распространения. Так, по данным, приводимым Р.Ф.  Каллистратовой, в РСФСР в 1969 г. третейскими судами было рассмотрено 183 спора между хозяйствующими субъектами, а в 1970 г. - 94*(108). Отсутствие широкой практики распространения третейских судов время от времени приводило к постановке в юридической литературе вопроса о целесообразности сохранения третейских судов; из уст авторитетных юристов звучали слова о необходимости "очищения" гражданского процессуального законодательства от норм, регулирующих третейское разбирательство*(109). Западные юристы также оценивали перспективность третейского разбирательства в Советском Союзе, объясняя это тем, что "мирное решение споров больше соответствует развивающемуся коммунистическому обществу будущего"*(110).
Хотя справедливости ради отметим, что высказывалось и прямо противоположное мнение. Так, профессор В.П. Воложанин в 1984 г. отмечал, что "третейское разбирательство хозяйственных споров не получило пока должного распространения. Его дальнейшее совершенствование и развитие несомненно отвечает интересам укрепления законности в сфере хозяйственных отношений"*(111).
Современные исследователи видят причину невозможности широкого применения третейских судов для разрешения хозяйственных споров при социализме в недостатках того организационно-правового механизма, в рамках которого действовал третейский суд*(112).
Историческое развитие третейских судов свидетельствует о неравномерных периодах развития третейского судопроизводства. В то же время общая тенденция свидетельствует о возрастании роли третейских судов в правовой системе России.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки