9.2. Формирование состава третейского суда

Значение стадии формирования состава третейского суда определяется тем, что надлежащим образом сформированный состав третейского суда наделен компетенцией рассматривать спор, а также принимать решение о его разрешении*(519).
При формировании состава третейского суда должна быть обеспечена независимость третейского суда от участников спорных правоотношений. Зависимость третейского суда от участников спорного дела может иметь самые различные формы. Это может быть и служебная зависимость, и финансовая зависимость, и зависимость, обусловленная родственными или иными, носящими личный характер отношениями. Именно в связи с указанными обстоятельствами законодатель должен предусмотреть ряд мер и сформулировать ряд требований, которые бы обеспечивали беспристрастное рассмотрение споров, основанное на независимости третейского судьи, разрешающего такой спор.
Судьи третейских судов должны быть независимы и от учредителей того постоянно действующего третейского суда, при котором они действуют. Такая независимость проявляется в том, что должностные лица юридического лица, при котором учрежден постоянно действующий третейский суд, не вправе вмешиваться в рассмотрение третейским судом переданного на его разрешение спора. В литературе справедливо отмечается, что "само по себе включение лиц в список третейских судей (обязательного или рекомендательного характера) и выплата гонораров за рассмотрение спора не означает зависимости этих лиц от утвердившей такой список и выплачивающей гонорары организации - учредителя постоянно действующего третейского суда"*(520).
Принцип независимости третейских судей находит свое выражение и в конкретных процессуальных конструкциях, на которых основывается третейское разбирательство. Самое важное в этом смысле правило заключается в том, что третейский суд самостоятелен в решении всех вопросов, возникающих в ходе третейского разбирательства. Более конкретно это выражается в том, что третейский суд не связан доказательствами, представленными одной из сторон. Третейский суд самостоятельно исследует представленные доказательства, что является основой для их признания или отвержения. Те доказательства, которые представлены по делу, третейские судьи оценивают по внутреннему убеждению, основываясь при этом на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности. При этом третейские судьи руководствуются собственным правосознанием.
В случае коллегиального рассмотрения дела третейским судом независимость третейских судей обеспечивается и внутри состава третейского суда, разрешающего этот спор. Таким образом, хотя это прямо и не зафиксировано в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации", но следует предположить, что третейские судьи должны быть независимы и друг от друга. Это обусловлено тем, что равенство всех третейских судей, как следствие их независимости друг от друга, дает возможность каждому из них оценить представленные по делу доказательства по собственному внутреннему убеждению, свободно сформулировать и высказать свое мнение, а также свободно и независимо от других третейских судей отстаивать свою точку зрения.
Независимость третейского судьи от органов государственной власти вообще и правоохранительных органов в частности обеспечивается важным процессуальным правилом, определенным в п. 2 ст. 22 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Это правило устанавливает иммунитет третейского судьи и предусматривает, что третейский судья не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства.
Одним из факторов, способствующих независимости и беспристрастности, является осуществление третейского разбирательства в условиях, которые бы исключали возможность влияния на них.
Третейский судья разрешает спор, только дав предварительное согласие быть судьей. В отличие от государственных судей, которые не вправе немотивированно отказаться от рассмотрения дела, третейский судья может не давать согласия участвовать в разрешении спора без объяснений основания такого отказа. В то же время не совсем ясно, в какой форме третейский судья должен выражать свое согласие выступать в таковом качестве при разрешении конкретного спора. Должна ли это быть обязательная письменная форма либо достаточно устного волеизъявления или даже конклюдентных действий, заключающихся в том, что третейский судья фактически приступил к исполнению своих обязанностей? В литературе указанная норма подвергается толкованию. Так, А.И. Зайцев полагает, что "указанное согласие должно быть выражено в простой письменной форме в каждом конкретном случае при избрании (назначении) гражданина третейским судьей и приобщаться к материалам рассматриваемого дела"*(521).
Хотя Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" и устанавливает требования к кандидатуре третейского суда, однако в законе отсутствуют правила, которые регулируют порядок проверки полномочий. В частности, отсутствуют нормы, которые регламентировали бы требования к органу, который осуществляет проверку полномочий, процедуру такой проверки. В то же время ст. 8 закона корреспондирует со ст. 10 закона, которая предусматривает, что в постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится в порядке, установленном правилами постоянно действующего третейского суда. Очевидно, что элементом такого порядка должны являться и нормы, регулирующие процедуру проверки полномочий третейских судей.
В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" отсутствуют нормы, которые бы регулировали правовые последствия, возникающие в связи с тем, что после того, как третейским судом вынесено решение, выявятся обстоятельства, свидетельствующие о том, что третейский судья (третейские судьи) не соответствовал(и) требованиям, установленным в законе (например, ни у одного из судей нет высшего юридического образования либо один из третейских судей привлечен к уголовной ответственности или имеет непогашенную судимость). Представляется, что общий подход к таким последствиям должен быть следующим: третейский суд, в состав которого вошли лица, не имеющие права быть третейскими судьями, должен рассматриваться как неправомочный, и, соответственно, решение, принятое таким третейским судом, не обладает юридической силой и не влечет каких-либо правовых последствий. В свою очередь это является основанием для опротестования решения третейского суда, принятого незаконным составом третейского суда, либо для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.
Действующее законодательство устанавливает императивное требование о том, что число третейских судей, которые рассматривают дело, должно быть нечетным. Установление правила о нечетном количестве судей объясняется тем, что судьи, рассматривающие дела, имеют равенство прав в принятии решения и в случае, если спор будет разрешаться четным количеством судей, возможность принятия решения при разделении голосов может оказаться парализованной.
В то же время указанное правило знает и исключения в отечественной истории правового регулирования третейского разбирательства. Так, древние акты свидетельствуют о том, что при избрании посредников (третейских судей) их число могло составлять и один, и два, и три. При этом, как пишет А.И. Вицын, "чаще встречается однакож в частных сделках назначение двух посредников, что, кажется, и послужило поводом к определению, чтобы посредники избирались каждою стороною в равном числе. Законодательство как бы видит в этом равенстве гарантию за справедливость будущего приговора"*(522). Более того, историки права свидетельствуют о том, что в древнерусском праве допускалось избрание и неопределенного числа третейских судей (например, игумен с братией)*(523).
Аналогичные положения мы видим и в более поздней истории третейских судов. Например, в соответствии с Положением о третейских судах от 16 октября 1924 г. третейский суд мог быть образован по усмотрению сторон в составе одного судьи или же нескольких судей в одинаковом числе по выбору каждого участника процесса, имеющего самостоятельные требования, и одного по общему избранию всех судей. Таким образом, указанная норма не требовала обязательно нечетного числа судей. В том случае, если в споре задействовано несколько участников с самостоятельными требованиями, третейский суд мог состоять и из четного числа судей. Современник указанного положения, комментируя данную норму, приводил пример: "При споре трех членов ликвидируемого товарищества о том, за кем из них должно остаться занимаемое ими торговое помещение, третейский суд может состоять из четырех судей: три по выбору каждой стороны и один суперарбитр"*(524). В случае, если голоса разделялись поровну, третейский суд признавался несостоявшимся, а решение не имеющим правовых последствий; при этом голос суперарбитра перевеса в голосах не давал*(525).
Более глубокая история отечественного правоведения знает и иные принципиальные подходы к определению количественного состава третейских судей. Так, в законодательных мотивах к Уставу гражданского судопроизводства 1864 г. подчеркивалось, что установление нормы о нечетном количестве третейских судей направлено на защиту публичных интересов и "в отступлении от него усматривает не могущее сопровождаться законными последствиями разбирательство лиц, избранных неправильно и не облеченных надлежащею судебной властью; ....нечетный состав посредников находится в противоречии с самой целью, преследовавшеюся законодателем при издании Положения о третейском суде"*(526).
В ныне действующем законодательстве, регулирующем деятельность "внутренних" третейских судов, установлено обязательное правило о нечетном количестве третейских судей, рассматривающих переданный на их рассмотрение спор. Таким образом, комментируемое правило имеет императивный характер, т.е. не может быть изменено соглашением сторон при определении правил третейского разбирательства.
Обратим внимание и на то, что Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" не содержит императивной нормы о нечетном количестве состава коммерческого арбитража. Таким образом, формальных препятствий для рассмотрения гражданско-правового спора международным коммерческим арбитражем в нечетном составе судей нет. Более того, "правила МАК при ТПП 1982 г., напротив, в качестве традиционной формулы предусматривают состав из двух арбитров, избираемых или назначаемых из списка, утвержденного ТПП. Если эти два арбитра не могут прийти к согласованному решению, ими должен быть избран или председателем МАК назначен третий арбитр (председатель состава арбитража)"*(527).
В том случае, если стороны не оговорили количество третейских судей, которые должны рассматривать переданный на разрешение третейского суда спор, дело в соответствии с законодательной нормой рассматривается тремя третейскими судьями. Нарушение установленного правила может повлечь негативные правовые последствия. Это означает, что в том случае, если стороны не оговорят количество третейских судей и дело будет рассмотрено, к примеру, третейским судом в составе одного судьи, такой состав необходимо рассматривать как неправомочный. В свою очередь если решение принято незаконным составом третейского суда, то это в соответствии со ст. 42 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" является основанием для отмены решения третейского суда компетентным судом или в соответствии со ст. 46 упомянутого закона основанием для отказа в выдаче компетентным судом исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда.
Применительно к деятельности постоянно действующих третейских судов необходимо иметь в виду, что если правилами постоянно действующего третейского суда не определено число судей, которые рассматривают спор, то избираются или назначаются три третейских судьи. Правила постоянно действующего третейского суда могут предусматривать и иное количество третейских судей, которые должны рассматривать спор, однако правила вступают в силу, если стороны не оговорили иного и при этом правила также должны указывать на то, что дело может быть рассмотрено составом судей только в нечетном количестве (один, пять и т.д.).
Таким образом, Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" в целом ориентирует на коллегиальное рассмотрение дел третейским судом, что, впрочем, вовсе не исключает возможности единоличного третейского разбирательства. Причем возможность рассмотрения спора третейским судьей единолично прямо предусмотрена законом (п.  2 ст. 8).
В то же время принцип коллегиальности третейского разбирательства имеет весьма большое значение с точки зрения обеспечения правильности и обоснованности решений, принимаемых третейским судом. Именно в ходе коллегиального рассмотрения и разрешения споров создаются наиболее благоприятные условия для принятия объективного, законного, справедливого и основанного на выводах большинства членов третейского суда решения. Все вышеизложенное свидетельствует о том, что в современной модели правового регулирования третейского разбирательства реализован принцип сочетания коллегиального и единоличного рассмотрения споров, передаваемых на разрешение третейского суда.
В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" не получил формального закрепления принцип равенства прав всех третейских судей, участвующих в рассмотрении и разрешении спора. Однако фактически этот принцип подразумевается. Принцип равенства третейских судей является основополагающим в случае коллегиального рассмотрения дела третейским судом. Равенство прав третейских судей заключается в том, что все они имеют равные права как при принятии решения, так и в ходе третейского разбирательства. Это следует из толкования п. 1 ст. 32 указанного закона. Кроме того, третейские судьи несут и одинаковую ответственность за принятие законного и справедливого решения.
Равенство третейских судей обеспечивается и иными процессуальными правилами. К примеру, если один из третейских судей по каким-либо причинам выбывает из состава суда, рассматривающего дело, то дело должно возобновляться слушанием в ином составе, а не продолжаться с того момента, когда оно было прервано в момент выбытия третейского судьи.
Формирование состава третейского суда - одна из самых важных стадий третейского разбирательства, которая хотя и является подготовительной стадией третейского судопроизводства, но оказывает весьма существенное влияние и чрезвычайно важна для всех дальнейших процедур третейского разбирательства. Исследователи третейского разбирательства рассматривают в качестве одного из преимуществ третейского судопроизводства автономию воли сторон при назначении третейских судей*(528). Заинтересованные лица, избирая третейских судей, ориентируются на их авторитет и профессиональные качества, которые дают основания предполагать, что передаваемый на их рассмотрение спор будет разрешен справедливо, беспристрастно и законно.
Как отмечает профессор Е.А. Васильев, "проблема формирования состава арбитража является одной из важнейших процессуальных проблем не только в начале производства по делу, но и остается актуальной вплоть до его завершения. Эта проблема состоит из трех вопросов: 1) какова процедура назначения арбитра; 2) кто может быть назначен в качестве арбитра, т.е. каким требованиям должно соответствовать назначаемое лицо, и 3) какие могут быть основания для отвода арбитра и иных изменений в составе арбитража и каковы юридические последствия изменений в составе арбитража"*(529).
В процессе формирования состава третейского суда должны быть устранены все возможные препятствия к объективному и справедливому разрешению спора, переданного на разрешение третейского суда, а также устранены все возможные сомнения сторон в беспристрастности третейского суда. Это достигается путем избрания (назначения) тех третейских судей, которые способны обеспечить надлежащее рассмотрение и разрешение спора. Кроме того, механизм формирования третейского суда должен обеспечивать быстрое создание суда и делать его дееспособным даже в том случае, если возникают препятствия в его деятельности (например, в случае устранения из третейского разбирательства одного из третейских судей). Сомнения в беспристрастности третейского суда могут обоснованно возникнуть в том случае, если одна из сторон получит своего рода процессуальное преимущество, заключающееся в возможности одностороннего назначения состава третейского суда (например, единоличного третейского судью назначает один из участников третейского разбирательства). Подобного рода случаи, по нашему мнению, дают основания квалифицировать состав третейского суда как незаконный и, следовательно, незаконным и решение, принятое таким третейским судом.
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" предусматривает три способа формирования состава третейских судов. Во-первых, формирование состава третейского суда может производиться по правилам, установленным самими сторонами. Во-вторых, в постоянно действующем третейском суде порядок формирования состава третейского суда может быть установлен правилами этого суда. И в-третьих, если стороны не установили правил формирования состава третейского суда и правила постоянно действующего третейского суда не содержат соответствующих нормативных предписаний, то порядок формирования состава третейского суда производится в соответствии с правилами, установленными в п.  4 ст. 10 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Причем приоритет остается за правилами, установленными самими сторонами. Следующими в иерархии нормативных предписаний необходимо назвать правила постоянно действующего третейского суда. Нормы, установленные в п. 4 ст. 10 Закона вступают в действие только в том случае, если отсутствует соглашение сторон и нет соответствующих предписаний в правилах постоянно действующих третейских судов.
Статья 10 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" фиксирует такие возможные формы формирования состава третейского суда, как избрание и назначение.
Избрание третейских судей подразумевает процедуру, при которой третейский судья приобретает свой статус в результате прямого волеизъявления участника спора.
Назначение третейского судьи происходит путем поручения определенных категорий должностных лиц (например, председателя постоянно действующего третейского суда) третейскому судье рассмотреть конкретное дело, переданное на рассмотрение данного постоянно действующего третейского суда.
Очевидно, что при формировании суда ad hoc основным (и, пожалуй, единственным) способом формирования суда будет избрание третейских судей самими тяжущимися сторонами. В то же время при формировании третейских судов в постоянно действующих третейских судах стороны в подавляющем числе случаев ориентируются на регламенты этих судов. В свою очередь регламенты постоянно действующих третейских судов содержат положения, которые предусматривают назначение третейских судов определенными должностными лицами, к числу которых обычно относятся либо президент торгово-промышленной палаты, либо председатель соответствующего третейского суда. Так, по делу N 13-2001 (решение от 25 октября 2001 г.), рассмотренному Третейским судом для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федерации стороны в договоре согласовали, что спор будет рассмотрен единоличным судьей, которого назначит председатель третейского суда*(530).
В качестве общей нормы установлено, что определение способа избрания третейских судей является прерогативой Правил постоянно действующего третейского суда, в котором происходит рассмотрение спора. В то же время даже при регламентации данного вопроса Правилами постоянно действующего третейского суда стороны могут установить и собственные, отличные от правил суда, правила избрания третейского суда, ибо в данном случае принцип автономии воли сторон является приоритетным.
Если же рассмотрение спора происходит в третейском суде, созданном для разрешения конкретного спора, то стороны должны самостоятельно определить правила избрания третейских судей. Таким образом, и в данном случае закон делает приоритетной свободную волю сторон в отношениях по третейскому процессу. Это, в свою очередь, является отражением принципа автономии воли сторон при избрании такого способа защиты своего субъективного права, как заключение третейского соглашения.
В том случае, если формирование состава третейского суда происходит по правилам, установленным в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации", стороны в определенной степени ограничиваются в возможности влиять на выбор судей. Законодатель использовал прием разделения влияний на формирование состава: каждой из сторон предоставляется право избрать по одному третейскому судье, а два избранных таким образом судьи избирают третьего третейского судью.
Для того чтобы пресечь возможную волокиту в процессе назначения третейский судей, законодатель ограничивает во времени возможность избрания сторонами третейских судей. Это должно быть сделано в течение 15 дней после получения просьбы об этом от другой стороны. Если таковой срок не соблюдается, то рассмотрение спора в третейском суде подлежит прекращению, а заинтересованная сторона вправе обратиться с исковым заявлением в компетентный государственный суд. Такие же последствия установлены и для случая, если два избранных третейских судьи не избирают третьего третейского судью в течение 15 дней после их избрания.
В том случае, если спор рассматривается третейским судьей единолично, закон предусматривает прекращение по делу, если после обращение одной стороны с предложением об избрании третейского судьи таковой не избирается в течение 15 дней с момента соответствующего предложения.
Соблюдение установленного соглашением сторон, федеральным законодательством и правилами постоянно действующих третейских судов порядка избрания (назначения) третейских судей является одним из критериев при оценке того, является ли состав третейского суда по конкретному делу законным. В том случае, если в третейском разбирательстве и принятии решения по делу принимало участие лицо, которое было избрано (назначено) с нарушением установленного порядка, то состав третейского суда признается незаконным, а решение, вынесенное этим составом, подлежит безусловной отмене (пп. 4 п. 2 ст. 233 АПК РФ). Это же обстоятельство является основанием для отказа в выдаче государственным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (пп.  4 п. 2 ст. 239 АПК РФ).
Практика третейского разбирательства свидетельствует о том, что в некоторых случаях участники третейского разбирательства начинают оспаривать законность формирования третейского суда уже после того, как дело было рассмотрено третейским судом и наступила стадия принудительного исполнения решения третейского суда через компетентный государственный суд. Мотивом жалобы в этом случае выступает ссылка на то, что заявитель жалобы был лишен возможности назначить третейского судью.
ООО "Лизинг "Хлынов" обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда о взыскании в пользу заявителя с ООО "СМП 223" убытков. Суд первой инстанции удовлетворил заявление. Определение арбитражного суда было обжаловано в кассационном порядке. Податель жалобы ссылался на то, что были нарушены его права, поскольку ему не предоставили право в семидневный срок после извещения о невозможности участия в заседании двух избранных им судей сообщить кандидатуру другого судьи. Эти доводы были отклонены кассационным судом по следующим основаниям. В постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится в порядке, установленном Правилами постоянно действующего третейского суда. В п. 2 ст. 22 Регламента Третейского суда, утвержденного правлением ТПП, предусмотрено, что ответчик в семидневный срок после получения уведомления о поступлении искового заявления в Третейский суд должен сообщить имя и фамилию избранного им судьи из лиц, включенных в список, либо других лиц, не значащихся в списке, или заявить просьбу о том, чтобы судья из списка был назначен председателем Третейского суда. Ответчик может избрать также запасного судью. Определением от 5 сентября 2003 г. председателя Третейского суда М. назначены: со стороны истца - судья Ч., запасной судья - П., со стороны ответчика - судья Г., запасной судья - К. Данным судьям в течение семи дней поручено определить председателя состава суда. Определением от 23 сентября 2003 г. председателя состава суда в связи с невозможностью участия судьи Г. и запасного судьи К. в рассмотрении дела в составе суда произведена замена судьи  Г. судьей С. В соответствии со ст. 27 Регламента, если председатель состава Третейского суда, судья или единоличный судья не смогут участвовать в разбирательстве дела, другой председатель состава Третейского суда, судья или единоличный судья избираются или назначаются в соответствии с Регламентом. Как следует из п. 2 ст. 23 Регламента, назначение судьи за ответчика возможно, если ответчик не изберет судью в срок, предусмотренный в ст. 22 Регламента. При этом судья назначается председателем Третейского суда. Доказательства несоответствия состава третейского суда или процедуры третейского разбирательства соглашению сторон или федеральному закону суду не представлены*(531).
Институт отвода третейского судьи является одной из гарантий беспристрастного рассмотрения спора, переданного на разрешение третейского суда. Однако следует признать несовершенство норм, регулирующих основания отвода третейских судей. К примеру, следовало бы признать, что рассмотрение дела в порядке третейского судопроизводства не может осуществляться составом третейских судей, в который входят лица, состоящие в родственных отношениях. В противном случае неизбежно возникает вопрос о самостоятельности третейских судей, о том, беспристрастен ли суд, который должен быть основан на полной независимости входящих в его состав лиц. Это связано с тем, что все третейские судьи принимают участие в голосовании при принятии решении и, естественно, родственные отношения могут самым непосредственным образом сказаться на результатах такого голосования.
В ст. 12 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" установлены процедурные правила отвода третейского судьи. В п. 1 указанной статьи речь идет фактически о самоотводе. В том случае, если наличествуют обстоятельства, которые препятствуют физическому лицу быть третейским судьей, такое лицо должно сообщить об этом. Это является обязанностью кандидата в третейские судьи по конкретному делу. Соответствующие нормы, которые устанавливают обязанность самоотвода при наличии к тому законных оснований, являются гарантией законности и справедливости третейского разбирательства.
В указанной статье не установлено, в какой форме лицо должно заявить о наличии обстоятельств, являющихся основанием для его отвода от исполнения обязанностей третейского судьи. Также в законе не установлено, в какой форме происходит принятие решения об отводе третейского судьи. Представляется, что заявление о самоотводе может быть сделано заинтересованным лицом как в письменной, так и в устной форме. Что касается судебного акта, которым оформляется принятие решения о результатах рассмотрения такого заявления, то таким актом, логичнее всего, должно быть определение об удовлетворении заявления о самоотводе либо определение об отказе в удовлетворении заявления о самоотводе от исполнения обязанностей третейского судьи.
Право заявления отвода избранному третейскому судье принадлежит стороне только в том случае, если те обстоятельства, которые приводятся ею в качестве оснований для отвода, стали известны этой стороне после избрания ею отводимого третейского судьи. Если такие обстоятельства были известны стороне до избрания отводимого судьи, то сторона не имеет права заявлять отвод третейскому судье. В этой норме заложена определенная санкция, которая может последовать, если лицо, участвующее в третейском разбирательстве, недобросовестно ведет себя в процессе. Обусловлено это тем, что если сторона избирает третейского судью, зная о наличии препятствующих тому обстоятельств, то на такой стороне и лежит риск отмены компетентным государственным судом вынесенного в ее пользу решения по такому основанию, как незаконность состава третейского суда, принявшего решение по делу.
Закон предоставляет постоянно действующим третейским судам в своих регламентах и правилах право устанавливать дополнительные требования к процедуре отвода третейского судьи. При этом те законодательные правила о процедуре отвода, которые являются императивными, не могут быть изменены правилами постоянно действующего третейского суда.
При передаче спора на разрешение третейского суда, создаваемого для разрешения конкретного спора, заинтересованные лица должны согласовать процедуру отвода третейского судьи. Однако при установлении такой процедуры они обязательно должны учитывать императивные правила, установленные Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации" для отвода третейского судьи.
Заявление об отводе судьи должно быть письменным. Закон устанавливает, что такое заявление должно быть мотивированным, т.е. содержать ссылку на обстоятельства, препятствующие лицу исполнять обязанности третейского судьи. Это означает, что заявитель обязан представить конкретные сведения, которые бы свидетельствовали об основаниях для отвода, т.е. факты, подтверждающие заинтересованность и пристрастность третейских судей, участвующих в судебном разбирательстве. Простое заявление о заинтересованности третейских судей остается голословным до тех пор, пока не будет подтверждено основанными на доказательствах фактами.
Что касается сроков, в течение которых сторона обязана подать заявление об отводе судьи, то это должно быть сделано в течение пяти дней с того момента, как состав третейского суда сформирован и стало известно о наличии оснований для отвода. Несоблюдение сроков подачи заявления об отводе должно влечь отказ в рассмотрении указанного заявления по существу.
Весьма важны основания прекращения полномочий третейских судей. Одной из характерных особенностей Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" является то обстоятельство, что полномочия третейских судей могут быть прекращены по соглашению сторон. Это отражает то обстоятельство, что третейское судопроизводство по своей сути является порождением воли участников спорных материальных правоотношений. Что весьма характерно, полномочия третейского судьи могут быть прекращены волей сторон без объяснения причин принятого решения. Эти нормативные положения вытекают из автономности воли участников спорных правоотношений.
Одним из оснований прекращения полномочий третейского судьи является его смерть.
Основанием прекращения полномочий третейского судьи является принятие третейским судом решения по данному делу. Однако если возникает необходимость в принятии дополнительного решения, разъяснения решения либо исправления описок, опечаток или арифметических ошибок, то полномочия третейского судьи возобновляются для того, чтобы совершить необходимые процессуальные действия. Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не устанавливает, какова процедура возобновления полномочий третейских судей в данном случае. Однако, как представляется, юридическим фактом, который лежит в основании возобновления полномочий третейских судей, является поступление соответствующего заявления или ходатайства от участников третейского разбирательства. О возобновлении полномочий третейский суд, как представляется, должен вынести определение. После того как третейский суд после возобновления полномочий третейских судей выполнит необходимые процессуальные действия, полномочия третейских судей по данному делу прекращаются вновь.
Отметим, что в законодательстве содержатся и весьма неопределенные критерии оснований прекращения полномочий третейских судей. В частности, предусмотрено, что основанием прекращения полномочий третейского судьи являются юридическая или фактическая неспособность третейского судьи участвовать в рассмотрении спора. Возникает вопрос о том, что такое "юридическая неспособность" или "физическая неспособность" третейского судьи рассматривать спор. Представляется, что под юридической неспособностью понимается наличие таких обстоятельств, игнорирование которых приводит к нарушению законодательства о третейских судах и иного законодательства (т.е. этот критерий носит объективный характер). Что касается фактической неспособности третейского судьи участвовать в рассмотрении спора, то этот критерий имеет субъективный характер и подразумевает такие обстоятельства, которые носят личностный характер (например, тяжкая болезнь третейского судьи).
Полномочия третейского судьи могут быть прекращены, если он не участвует в рассмотрении спора в течение неоправданно длительного срока. Возникает вопрос, а что такое "неоправданно длительный срок". Очевидно, что ответ на этот вопрос может быть дан в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Говорить же о сроках, которые могли бы быть измерены конкретными календарными рамками, невозможно, поскольку данная категория является оценочной, т.е. может быть основана на субъективном мнении правоприменителя, который оценивает данную ситуацию.
Неопределенной является и категория "иные причины", по которым третейский судья не участвует в рассмотрении спора. Такая неопределенность открывает возможности для предельно широкой трактовки оснований, по которым неучастие в рассмотрении спора может рассматриваться как причина или повод для прекращения полномочий третейского судьи.
Правила о замене третейского судьи вследствие прекращения его полномочий достаточно жесткие. Указанные правила ориентируют на применение в отношении избрания (назначения) нового третейского судьи тех же правил, которые применялись в отношении первоначально избранного третейского судьи. Это означает, что если процедура избрания третейского судьи была определена соглашением сторон, то и замена третейского судьи должна производиться по этим же правилам. В том случае, если назначение третейского судьи производилось в соответствии с правилами постоянно действующего третейского судьи, указанные правила действуют и в отношении замены третейского судьи. И, наконец, если избрание (назначение) третейского судьи производилось в соответствии с нормами п. 4 ст. 10 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", то эти же нормы должны применяться при замене третейского судьи.
Возникает вопрос, а каковы правовые последствия ситуаций, когда замена третейского судьи производилась не по правилам, установленным в ст. 14 Закона. Например, если избрание (назначение) третейского судьи производилось по правилам, установленным в п. 4 ст. 10 Закона, но после самоотвода судьи стороны заключили соглашение, определяющее порядок избрания нового третейского судьи? Представляется, что в том случае, если соответствующие правила были нарушены, это является основанием для признания незаконным состава третейского суда, рассмотревшим дело, и для отмены соответствующего решения третейского суда либо для отказа в принудительном исполнении принятого им решения.
После замены третейского судьи рассмотрение дела не продолжается с того момента, когда оно было прервано, а начинается заново. Это означает, что все процессуальные действия и необходимые процедуры, даже если они проводились при предыдущем слушании, проводятся вновь: заново исследуются доказательства по делу, заслушиваются объяснения сторон, назначаются и проводятся экспертизы и пр.
Важным является и вопрос о составе расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде. В первую очередь следует отметить, что установленный в Законе перечень расходов не является исчерпывающим. Вывод об этом следует из заключительной части п. 1 ст. 15 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", который говорит о том, что в состав расходов, связанных с разрешением дела, входят и иные расходы, которые определяются третейским судом. Все указанные расходы призваны обеспечить нормальное течение третейского разбирательства. С учетом того обстоятельства, что рассмотрение дела третейским судом является следствием воли частных лиц, на этих лиц и ложатся все расходы по обеспечению деятельности третейского суда. По своей правовой сути расходы, связанные с разрешением спора в третейском суде, не являются ни налогом, ни сбором, ни государственной пошлиной. Это те средства, которые позволяют обеспечить деятельность третейского суда. Именно поэтому законодатель для обозначения этих расходов избрал термин "третейский сбор".
Следует отметить, что регламенты постоянно действующих третейских судов используют более разветвленную терминологию для обозначения расходов, которые возникают у сторон в процессе третейского разбирательства. К примеру, в соответствии с Положением об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации) предусматриваются следующие категории расходов: регистрационный сбор, арбитражный сбор, дополнительные расходы МКАС, издержки сторон. При этом под регистрационным сбором понимается сбор, который уплачивается при подаче в МКАС искового заявления или ходатайства об обеспечении требования, для покрытия расходов, возникающих до начала арбитражного разбирательства. Арбитражным сбором является такой сбор, который взимается по каждому поданному для разбирательства в МКАС иску для покрытия общих расходов, связанных с деятельностью МКАС (гонораров арбитров, докладчиков, вознаграждения секретариата, расходов по организации арбитражного разбирательства и т.п.). Дополнительные расходы МКАС - это особые издержки, которые МКАС несет в связи с разбирательством конкретного дела (в частности, издержки на проведение экспертизы, переводчикам, возмещение расходов свидетелей, командировочные расходы и др.). Издержки сторон - это расходы сторон в связи с защитой своих интересов при разбирательстве спора в МКАС, помимо расходов, указанных выше*(532).
В то же время расходы, связанные с реализацией третейских процедур, не исчерпываются расходами, указанными в комментируемой норме (ст. 15 Закона). В случае необходимости принудительного исполнения решения третейского суда заинтересованная сторона при подаче в компетентный государственный суд заявления о выдаче исполнительного листа обязана уплатить государственную пошлину. Однако указанные расходы по своей сути будут являться государственной пошлиной, поскольку будут перечислены в государственный бюджет и не имеют цели обеспечения деятельности третейского суда.
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не указывает, каков должен быть порядок уплаты третейского сбора. В частности, не ясно, кто является получателем соответствующих платежей - непосредственно постоянно действующий третейский суд или организация, предприятие, при которой третейский суд создан. Этот вопрос может оказаться значимым в том случае, если стороны уплатят излишние суммы и возникнет спор о возврате переплаченных сумм. Однако если исходить из того, что постоянно действующий третейский суд создается при определенном юридическом лице, то, следовательно, именно это юридическое лицо и будет получателем соответствующих платежей. Именно такая практика и принята в большинстве постоянно действующих третейских судов.
Если правила постоянно действующего третейского суда не определяют, что стороны несут все перечисленные расходы, то такие расходы включаются в сумму третейского сбора, который уплачивается при подаче заинтересованной стороной искового заявления в постоянно действующий третейский суд.
В том случае, если дело рассматривается третейским судом, созданным для разрешения конкретного спора, такой третейский суд должен решить вопрос о том будут ли соответствующие расходы оплачиваться непосредственно заинтересованной стороной или же они будут оплачиваться из внесенных сторонами сумм и распределяться между сторонами так же, как и иные издержки, связанные с разрешением спора в третейском суде. Аналогичная рекомендация содержится и в Комментариях ЮНСИТРАЛ по организации арбитражного разбирательства международными коммерческими арбитражами (п. 20)*(533).
Среди критериев, которыми надлежит руководствоваться при определении размера гонорара третейских судей, указываются цена иска, сложность спора, время, затраченное третейскими судьями на третейское разбирательство, а также любые другие обстоятельства, имеющие отношение к делу.
Поскольку материальное обеспечение третейского разбирательства - это бремя, возлагаемое на сами стороны, то вполне закономерно, что Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" в первую очередь предоставляет сторонам возможность самим договориться о том, каким образом будут распределены эти расходы. Этот же принцип заложен, кстати, и в арбитражное процессуальное законодательство (п. 4 ст. 110 АПК РФ).
В том случае, если стороны не достигнут договоренности о распределении расходов, связанных с осуществлением третейского разбирательства, распределение расходов осуществляется в соответствии с правилами, установленными ст. 16 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". И в этом случае устанавливается общая процессуальная презумпция, согласно которой бремя расходов по судебному разбирательству возлагается на проигравшую сторону. Это находит выражение в норме, согласно которой распределение расходов производится третейским судом пропорционально удовлетворенным или отклоненным требованиям. В то же время практика третейского разбирательства исходит из того, что в том случае, если виновными действиями соответствующего лица были вызваны дополнительные расходы, таковые возлагаются на виновное лицо. Так, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, рассмотрев дело N 167/2001 (решение от 17 февраля 2003 г.), указал, что изменение истцом исковых требований в ходе арбитражного (третейского) процесса, осуществленное с необоснованной задержкой, повлекло возложение на него возмещения дополнительных расходов*(534).
Порядок возмещения расходов на оплату услуг представителя, а также иных расходов, связанных с третейским разбирательством, имеет свои особенности. Условием удовлетворения требования о возмещении таких расходов является заявление заинтересованной стороны о возмещении указанных расходов в ходе третейского разбирательства, т.е. до вынесения решения третейского суда.
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не устанавливает ограничений для взыскания расходов на оплату услуг представителя стороны. В то же время для того, чтобы такие расходы не превышали разумные пределы, в законе указывается, что эти расходы могут быть взысканы третейским судом. А могут быть и не взысканы. Таким образом, разрешение данного вопроса остается на усмотрение третейского суда.
В качестве формального требования, в Федеральном законе "О  третейских судах в Российской Федерации" устанавливается, что порядок распределения расходов указывается в решении или определении третейского суда.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты