9.3. Теория компетенции компетенции

В п. 1 ст. 17 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" нормативно зафиксирована доктрина, которая известна в теории третейского разбирательства как "принцип компетенции компетенции". Эта теория является общепризнанной в практике международного арбитражного разбирательства. По сути об этой теории можно говорить как о концепции, отражающей определенный принцип третейского разбирательства. Суть этого принципа заключается в том, что третейский суд, прежде чем приступить к рассмотрению правового спора по существу, обязан убедиться в собственной юридически значимой компетенции относительно переданного на его рассмотрение конфликта.
Этот же принцип закреплен и в Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" (ст. 16). Будучи нормативным законодательным правилом, этот же принцип нашел отражение и в Регламентах третейских судов, как международных, так и внутренних. К примеру, согласно Регламенту Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации вопрос о компетенции этого суда по конкретному делу решается составом третейских судей, рассматривающим спор.
Значение этого принципа определяется тем, что "наличие у третейского суда компетенции по разрешению переданного ему спора является предпосылкой третейского разбирательства. Поэтому вопрос о компетенции должен постоянно находиться в центре внимания третейского суда - с момента поступления искового заявления (убедившись в отсутствии компетенции по рассмотрению дела, третейский суд отказывает в принятии искового заявления) до вынесения решения (в котором третейский суд обязан обосновать свою компетенцию)"*(535).
Суть "принципа компетенции компетенции" заключается в том, что третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии либо об отсутствии у него права рассматривать переданный на его рассмотрение спор, или, говоря другими словами, самостоятельно решает вопрос о собственной компетенции. Что касается содержательной стороны "принципа компетенции компетенции", то таковая сводится к тому, что третейский суд должен убедиться: 1) в наличии заключенного между сторонами спора третейского соглашения; 2) в юридической действительности третейского соглашения; 3) в том, что третейское соглашение распространяется на данный спор"*(536).
Это право и одновременно обязанность третейского суда не опровергается даже в том случае, если одна из сторон возражает против компетенции третейского суда разрешать спор. А.А. Костин, исследуя проблемы теории "компетенции компетенции", подчеркивает разумность существующего в практике международных коммерческих арбитражей регулирования, при котором вопрос о компетенции третейского суда решается как самим институциональным третейским учреждением, так и составом суда, которому предстоит рассматривать материально-правовой спор*(537). Значение этого принципа для третейского разбирательства обусловлено тем, что именно он обеспечивает возможность исполнения третейского соглашения о передаче спора на рассмотрение третейского суда. В противном случае, т.е. в случае отсутствия у третейского суда права самостоятельно решать вопрос о собственной компетенции, любая из сторон, участвующих в споре, "могла бы просто "блокировать" третейское разбирательство, безосновательно заявляя возражение об отсутствии у арбитров компетенции в отношении спора"*(538). В то же время сторона имеет право заявить об отсутствии у третейского суда компетенции рассмотреть спор и об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о недействительности третейского соглашения, и этому праву стороны корреспондирует обязанность третейского суда рассмотреть заявленное ходатайство. Однако сделано это может быть только до представления заинтересованной стороной первого заявления по существу спора. Это значит, что ответчик должен представить соответствующее заявление до подачи отзыва на иск. В том случае, если указанное правило будет нарушено, как представляется, третейский суд должен отклонить заявление об отсутствии компетенции по формальному основанию.
Таким образом, компетенция "третейского суда рассматривать спор между субъектами правового оборота имеет своим главнейшим и непосредственным основанием не сам закон, а совместное волеизъявление сторон, юридическая сила которого признается законом. Мандат третейского суда только из указаний закона не проистекает, по меньшей мере, в российской правовой системе: на сегодняшний день крайне сложно представить, что российское законодательство начало бы изымать разрешение тех или иных споров из сферы ведения государственных судов и предписывать их императивную передачу на рассмотрение третейских судов, не учитывая при этом желание самих сторон таких споров"*(539).
Принцип компетенции имеет давние исторические корни. Независимо от нормативного закрепления этот принцип фактически реализовывался в деятельности третейских судов. Так, Д.И. Мейер описывает случай, когда при спорности вопроса о подведомственности дела третейскому суду последний самостоятельно решал вопрос о своей компетенции*(540).
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" предусматривает, что в решении, принимаемом третейским судом, его компетенция должна быть обоснована (пп. 5 п. 2 ст. 33). Такое правило является императивным. В то же время данная норма не обеспечена нормами принудительного характера. Так, в том случае, если третейский суд игнорирует данную норму и не обоснует в принятом решении своей компетенции (в том числе и в случае возражений, поступивших от одной из сторон), это не является основанием для отмены решения третейского суда (ст. 233 АПК РФ) или для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 239 АПК РФ). Для того чтобы компетентный государственный суд отказал в выдаче исполнительного листа либо отменил решение третейского суда, мало того, чтобы третейский суд формально не обосновал своей компетенции; для этого необходимо еще и фактическое отсутствие компетенции рассматривать данный спор.
В то же время закон предоставляет возможность исправления ошибки, которую может допустить третейский суд при толковании собственной компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор. В частности, в соответствии со ст. 235 АПК РФ в случаях, предусмотренных как международными договорами Российской Федерации, так и федеральным законодательством, любая сторона третейского разбирательства вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления третейского суда предварительного характера о наличии у него компетенции. Интересно отметить, что в гражданском процессуальном праве отсутствует аналогичный институт. Это означает, что если спорят между собой лица, не являющиеся предпринимателями, то по спору с их участием у них отсутствует возможность обратиться в суд общей юрисдикции с заявлением об отмене постановления третейского суда предварительного характера о наличии у него компетенции.
Процедура рассмотрения третейским судом вопроса о наличии у него компетенции рассматривать спор носит характер самостоятельной стадии. Формальное выражение это имеет в том, что при наличии у третейского суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор это отражается и обосновывается в качестве отдельной части в постановлении, принимаемом третейским судом. В том случае, если третейский суд приходит к выводу о том, что у него отсутствует компетенция рассматривать данный спор, это находит свое закрепление в определении, принимаемом третейским судом, в котором фиксируется прекращение третейского разбирательства (ст. 38 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").
В том случае, если третейский суд в ходе третейского разбирательства сделает предметом судебного исследования вопрос, который не входит в его компетенцию или не может быть предметом третейского разбирательства, это является основанием для стороны сделать заявление о превышении третейским судом своей компетенции. В свою очередь такому праву стороны корреспондирует обязанность третейского суда рассмотреть заявление о превышении компетенции. По результатам рассмотрения такого заявления третейский суд должен вынести определение, в котором должны быть зафиксированы результаты рассмотрения заявления.
Отсутствие компетенции у третейского суда рассматривать спор препятствует третейскому разбирательству. В свою очередь это является основанием для прекращения производства по делу, о чем должно быть вынесено определение (ст. 38 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации").

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки