Глава 2. Проблемы современного состояния науки о третейском разбирательстве споров

Закономерности развития социально-экономической жизни составляют предмет изучения общественных наук. Разделение же общественных наук происходит по предмету познания, каковым выступает та или иная сфера социальной жизни. Поскольку социальная жизнь многоаспектное явление, то существует большое количество общественных наук, изучающих закономерности жизни общества.
Предметом познания юридической науки являются государственно-правовые явления и процессы, выступающие в качестве единой системы. В свою очередь юридическая наука также является сложноструктурированной совокупностью знаний о политико-юридических закономерностях, что позволяет рассматривать юриспруденцию как систему правовых наук. В юридической науке принято выделять три основные группы наук: общие теоретико-исторические науки (теория государства и права, история государства и права, история политических и правовых учений); отраслевые науки о государственно-правовых явлениях (гражданское право, уголовное право, административное право, гражданское процессуальное право, уголовное процессуальное право и т.д.); прикладные юридические науки (судебная медицина, криминалистика, судебная бухгалтерия, судебная психиатрия, правовая статистика и пр.)*(113).
Поскольку совокупность норм о третейском суде и третейском разбирательстве никогда не рассматривалась в качестве самостоятельной отрасли права (что, с нашей точки зрения, справедливо и по сию пору), то отсутствовали основания и для конституирования отдельной отраслевой юридической науки, предметом которой являлось бы третейское судопроизводство и связанные с ним проблемы. При этом совокупность знаний о третейском суде и третейском разбирательстве не может рассматриваться и в качестве прикладной юридической науки, поскольку эта система знаний имеет своим предметом собственно юридическое явление, но не выполняет функцию вспомогательного изучения смежных с юридическими явлениями феноменов. До самого последнего времени третейский суд и третейское судопроизводство изучалось в рамках отраслевых юридических наук - гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права, а также международного частного права.
В то же время необходимо отметить, что третейские суды были в центре внимания не только правоведов, занимающихся процессуальной наукой, но и цивилистов. Достаточно отметить, что феномен третейского разбирательства был предметом внимания таких выдающихся немецких цивилистов, как Савиньи, Пухта, Иеринг, Дернбург и др. Эти правоведы и их последователи фактически сформировали все основные подходы, объясняющие правовую природу третейского соглашения, третейского суда и третейского разбирательства. Из немецкой юриспруденции во второй половине XIX - начале ХХ вв. доктрины, описывающие феномен третейского разбирательства, перекочевали в российское правоведение.
Сегодняшнее развитие отечественной науки о третейском разбирательстве свидетельствует о том, что третейские суды также интересуют виднейших российских специалистов по гражданскому праву - В.В. Витрянского, А.Л. Маковского, В.А. Мусина, Е.А. Суханова, В.Ф. Яковлева и др. Конечно же, нельзя назвать случайным стечением обстоятельств тот факт, что именно цивилисты (зачастую в большей степени, чем специалисты по процессуальному праву) обращаются к исследованию третейского суда и третейского судопроизводства. Частноправовая природа третейского суда является основой частного правоприменения, в рамках которого и существует гражданское право как центральный и консолидирующий элемент частного права.
В советский период третейское разбирательство как система знаний о закономерностях развития третейских судов и третейском разбирательстве традиционно изучалось в рамках двух отраслевых юридических наук - советского гражданского процессуального права и международного частного права. В рамках гражданского процессуального права третейскому судопроизводству уделялось самое поверхностное внимание, что было обусловлено причинами объективного характера - практическим отсутствием условий для деятельности третейских судов в Советском Союзе, доминированием государственного контроля за всеми сферами частной жизни, в том числе и сферой разрешения правовых конфликтов.
В то же время международный коммерческий арбитраж был предметом пристального внимания ученых. Причина этого заключается в следующем: институт активно применялся в сфере международных торговых отношений с участием советских организаций. Причем исторически сложилось так, что в деятельности международных коммерческих арбитражей, созданных на территории СССР, активное участие принимали как раз те ученые, которые и занимались его изучением (Д.Ф. Рамзайцев, Д.М. Генкин, С.Н. Братусь, В.С. Поздняков и др.). Эти правоведы были широко известны и обладали огромным авторитетом как в Советском Союзе, так и за рубежом*(114).
Внимание третейскому разбирательству споров уделялось в рамках теоретических исследований, посвященных правовым основам организации государственного и ведомственного арбитража. Это было обусловлено тем, что третейские суды, образно говоря, "прикреплялись" к государственному арбитражу, находились в сфере его контроля (в том случае, если ответчик не исполнял решение третейского суда в установленный срок, истец обращался в государственный арбитраж с заявлением о выдаче приказа на принудительное исполнение решения. Приказ выдавался государственным арбитражем в том же порядке, в каком выдавались приказы на исполнение решений, принимаемых самим арбитражем. Кроме того, в государственном арбитраже хранились дела, рассмотренные третейскими судами). Исследования того времени, в которых затрагивались вопросы деятельности третейских судов, как правило, проводили параллели в деятельности государственного арбитража и третейских судов. Так, в докторской диссертации Р.Ф.  Каллистратовой отмечалось, что третейский суд не обладает теми преимуществами, которые свойственны арбитражу. Третейский суд не может оказать целенаправленного воздействия на предприятия и организации при выполнении последними плана и договорных обязательств. Определенная роль третейских судов отмечалась только применительно к тем спорам, которые вытекали из договоров поставки непланируемых товаров*(115).
Начиная с 90-х гг. XX в. миновавшего столетия изучение третейского разбирательства активизировалось. Однако исследования переместились в область науки арбитражного процессуального права. Связано это было с двумя обстоятельствами. Во-первых, с принятием Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров, которое предусматривало, что исполнение решений третейских судов происходит в арбитражных судах. И во-вторых, с формированием науки арбитражного процессуального права, предметом которой являются правоотношения, возникающие при рассмотрении предпринимательских и иных экономических споров в арбитражных судах. Поскольку в обычном ("некоммерческом") гражданском обороте третейские суды как способ защиты нарушенных гражданских прав практически не использовались, то подавляющее большинство решений третейских судов проходило стадию исполнения через систему арбитражного судопроизводства, что, конечно, и стимулировало перемещение основных научных исследований в область науки, изучающей арбитражное процессуальное право.
Одной из проблем современной науки о третейском разбирательстве споров в Российской Федерации является ее почти тотальная зависимость от науки, изучающей международный коммерческий арбитраж. Основные теории, описывающие правовую природу третейских судов, разработаны в рамках теории международного коммерческого арбитрирования. Большинство как материально-правовых, так и процессуальных проблем деятельности третейских судов (например, участие третьих лиц в третейском разбирательстве, принятие обеспечительных мер, допустимость уступки права по третейскому соглашению и т.д.) ставились в практике международных коммерческих арбитражей. Такое положение вещей является закономерным вследствие того положения юрисдикционной системы, которое установилось в Советском Союзе.
Институт "внутреннего" третейского разбирательства в советское время был практически мертв. Скудное правовое регулирование и почти полное отсутствие практики третейского разбирательства в отношениях между "резидентами" являлись причинами, которые блокировали интерес ученых-юристов к данной проблематике. Количество работ, в которых исследовались проблемы третейского судопроизводства в СССР, исчислялось единицами, хотя и наблюдались определенные всплески в изучении этого явления (конец 50-х - первая половина 60-х гг. XX в.).
В 1954 г. была защищена кандидатская диссертация Е.Н. Гендзехадзе*(116), в которой впервые в истории советского правоведения разбирались вопросы третейского судопроизводства. Основное внимание в диссертации было уделено вопросам деятельности Морской арбитражной комиссии и Внешнеторговой арбитражной комиссии, т.е. вопросам международного коммерческого арбитрирования. Проблемы третейского разбирательства споров между субъектами "внутреннего" гражданского права в диссертации практически не затрагивались. Однако при всей объективной ограниченности возможностей автор внесла необходимый вклад в юридическую науку, не давая умереть представлениям советских юристов о таком феномене, как третейские суды и третейское судопроизводство.
В то же время отметим, что зачастую представления о третейском суде поддерживались на уровне суждений о том, что они наряду с народным судом, товарищеским судом, а также арбитражем являются общей формой правовой защиты*(117). При этом имели место представления о том, что несудебная юрисдикция (в том числе и юрисдикция третейских судов) осуществляется органами, которые находятся в определенной связи со сторонами; что они осуществляют функции управления*(118).
Вопросы разрешения споров третейскими судами в определенной степени затрагивались в докторской диссертации и в монографии В.П. Воложанина*(119).
Вместе с тем по самым разным причинам государство хотя и в ограниченной степени, но все-таки стимулировало международное коммерческое арбитрирование и не препятствовало соответствующим теоретическим разработкам в данной сфере. Поэтому основные усилия советских юристов были сосредоточены в области изучения международного коммерческого арбитрирования. Исследования советских юристов велись в нескольких направлениях: во-первых, изучалась теоретическая основа деятельности международных коммерческих судов*(120); во-вторых, исследовалась практика международных коммерческих арбитражей, правовые основы их деятельности*(121). Особую сферу исследований составила деятельность международных третейских судов, разрешающих споры в государствах Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и других социалистических странах*(122). И, конечно же, очень значимой для юристов была практика Внешнеторговой арбитражной комиссии (ВТАК - правопредшественник Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате) и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате, которая активно комментировалась и изучалась*(123).
Уже в новейшее время, с принятием Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров, появился ряд трудов, в которых исследовались правовая природа и особенности деятельности "внутренних" третейских судов.
В 1994 г. Е.А. Виноградовой была защищена кандидатская диссертация, посвященная вопросам организации и деятельности третейских судов*(124). В 1996 г. Е.М. Цыганова защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук, посвященную аналогичной проблематике*(125). Следует отметить, что исследование правовой природы третейских судов в этих работах в значительной степени строилось на основании тех концепций, которые сложились в сфере международного коммерческого арбитрирования.
Е.А. Виноградова в середине 90-х гг. подготовила два сборника о третейских судах, в которых были обобщены и прокомментированы законодательство и практика третейского разбирательства*(126). Значимость этих работ заключается в том, что они ввели в научный и практический оборот значительное количество как нормативного материала, так и локальных актов, на основе которых осуществлялась деятельность российских третейских судов. Несмотря на то что фактура сборников в настоящее время в какой-то степени устарела, тем не менее эти книги и по сию пору находятся в научном обороте и представляют интерес для всех исследователей третейских судов и третейского судопроизводства.
Кроме того, Е.А. Виноградовой был опубликован целый ряд статей*(127), в которых исследовались вопросы альтернативных способов разбирательства правовых споров и третейского судопроизводства. Ценность этих работ определяется не только тем, что в них исследовалась правовая природа третейских судов, правовые основы их деятельности, в этих работах нашли отражение и социологические аспекты третейского разбирательства, на основе которых стало возможным достаточно полно представить картину третейского разбирательства в России.
Во второй половине 90-х гг. XX в. и в начале XXI столетия появился ряд работ Е.И. Носыревой - цикл статей, монография и успешно защищенная докторская диссертация, в которых были тщательно исследованы вопросы альтернативного разбирательства правовых споров в США*(128). Хотя труды Е.И. Носыревой были посвящены вопросам разбирательства споров на материале Соединенных Штатов, вместе с тем содержащиеся в них общетеоретические положения, касающиеся проблем регулирования третейского разбирательства споров, оказали существенное влияние на развитие науки о третейском судопроизводстве, в том числе и о "внутренних" третейских судах. Особенно важными эти исследования оказываются с точки зрения оценки места третейских судов в системе альтернативных способов разрешения правовых споров. Для российской правовой действительности, в которой только начинают развиваться ростки институтов альтернативного разбирательства споров, такие исследования представляются чрезвычайно перспективными и важными.
Вместе с тем следует иметь в виду, что прямое проецирование на российскую почву опыта США в сфере альтернативного разбирательства споров вообще и третейского судопроизводства в частности вряд ли уместно по самым разным причинам, к числу которых, помимо прочего, относится и отсутствие в России соответствующих правовых традиций, своеобразная специфика правового мышления как юристов, так и предпринимателей, сориентированных в настоящее время прежде всего на сильные государственные институты, обеспечивающие принудительное исполнение решений по разрешаемым спорам.
Представляется важным помнить и о том, что в настоящее время в России посредничество не урегулировано правовыми нормами. Однако этот способ разрешения споров, как свидетельствуют специалисты, используется во многих секторах экономики, вследствие чего некоторые торгово-промышленные палаты в субъектах Федерации и меньших административно-территориальных образованиях стали оказывать услуги по посредничеству как для своих членов, так и для других лиц*(129). В этой связи необходимы теоретические исследования по самым различным аспектам посредничества - юридическим, психологическим, экономическим, социальным, с тем чтобы готовить научную базу для предстоящих законодательных изменений в данной сфере. Конечно, в контексте таких исследований должно изучаться и соотношение между третейским разбирательством и посредничеством.
Несправедливым будет не упомянуть о саратовской школе процессуального права, в рамках которой была предпринята весьма основательная попытка осмысления проблем третейского движения. Значительный вклад в развитие учения о "внутреннем" третейском разбирательстве внесли ученые, работающие в Саратовской государственной академии права - С.Ф. Афанасьев, А.И. Зайцев, Н.В. Кузнецов, Т.Н. Савельева и др. - и в Саратовском юридическом институте МВД РФ - М.А. Кукушкин, М.В. Немытина, которыми подготовлен целый ряд книг, сборников и статей по наиболее актуальным проблемам третейского разбирательства*(130).
Особо необходимо отметить деятельность сибирских практиков третейского движения М.Э. Морозова и М.Г. Шилова, которые сочетают плодотворную работу в качестве третейских судей в созданном ими Сибирском третейском суде с научными исследованиями проблем "внутренних" третейских судов и третейского разбирательства, воплощаемыми во множестве изданных ими работ*(131). Кроме того, необходимо отметить их подвижничество на ниве просветительской деятельности в сфере третейского движения, что, помимо прочего, реализуется на интернет-сайте Сибирского третейского суда (www.arbitrage.ru). На этом сайте публикуются информация о деятельности Сибирского третейского суда, о наиболее интересных делах, рассматриваемых этим судом, аналитические статьи, посвященные третейскому разбирательству, судебно-арбитражная практика по вопросам оспаривания и исполнения решений третейских судов и пр. Кроме того, этот сайт является форумом, на котором обсуждаются актуальные теоретические и практические проблемы третейского судопроизводства.
Трудно переоценить то влияние, которое оказывает на третейское движение в Российской Федерации Российский центр содействия третейскому разбирательству*(132), возглавляемый известным цивилистом профессором Е.А. Сухановым. Центр содействия третейскому разбирательству выполняет координирующую роль в третейском движении в масштабах всего государства, объединяя третейские суды самых различных регионов. При этом центр взаимодействует с Торгово-промышленной палатой Российской Федерации, в которой создано специальное управление по обеспечению деятельности арбитражных судов при ТПП РФ, возглавляемое К.И. Девяткиным.
Как уже отмечалось, основные исследования в сфере третейского разбирательства посвящены международному коммерческому арбитрированию. Это относится не только к монографическим работам, статьям, но и к диссертационным исследованиям, подготовленным в различных юридических вузах и на юридических факультетах университетов. Вопросам правового регулирования международных коммерческих арбитражей и "внутренних" третейских судов, их статуса, деятельности и порядка исполнения решений международных коммерческих арбитражей начиная с 90-х гг. XX столетия были посвящены диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук*(133), подготовленные Аль-Салахи Ахмед Анам Наджи, В.Н. Ануровым, Джудиттой Кордеро Мосс, М.А. Дубровиной, А.Н. Жильцовым, А.И. Зайцевым, Б.Р.  Карабельниковым, С.М. Кудряшовым, С.А. Курочкиным, А.С. Мяминым, В.А. Никифоровым, М.В. Петровым, М.А. Поповым, А.Н. Попковым, Д.В.  Саушкиным, Р.А. Трасповым, Халед Дия, М.Е. Харитоновым, Чан Хоанг Хай. Хотя в большинстве диссертационных работ исследовались вопросы международного коммерческого арбитража или разрешения третейских споров в иностранных государствах, они, несомненно, оказали влияние на развитие науки о третейском разбирательстве с общетеоретических позиций. Многие высказанные в этих работах идеи могут оказаться востребованными и в сфере научных исследований правового регулирования "внутренних" третейских судов. Из приведенных диссертационных исследований, пожалуй, только работы А.И. Зайцева, С.А. Курочкина и М.А. Попова посвящены исключительно вопросам правового регулирования деятельности "внутренних" третейских судов.
Начиная с 1999 г. значительный вклад в исследование проблем третейского судопроизводства вносит деятельность журнала "Третейский суд" (Санкт-Петербург), одним из основателей которого выступил адвокат О.В. Баронов. В настоящее время журнал осуществляет свою деятельность под руководством главного редактора Г.В. Севастьянова и редакционного совета, возглавляемого одно время профессором Московского государственного университета Е.А. Сухановым, а в настоящее время - профессором Санкт-Петербургского государственного университета В.А. Мусиным. Журнал является уникальным изданием, в котором публикуются исследования, посвященные самым различным аспектам третейского разбирательства как в международном праве, так и в российском праве. Кроме того, редакция журнала проводит всероссийскую перепись третейских судов. Полученные результаты в настоящее время являются, пожалуй, наиболее полным сводом информации о третейских судах, действующих в Российской Федерации.
Важное значение имеет комментирование действующего законодательства и судебно-арбитражной практики по вопросам третейского разбирательства. Уже после принятия Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" были подготовлены как авторские, так и коллективные научно-практические комментарии к этому законодательному акту*(134).
Очевидно, что необходима активизация исследований об истории третейских судов в России. Современная юридическая мысль испытывает очевидный дефицит в историко-правовых исследованиях развития третейского судопроизводства. Апелляции современных юристов к прошлому третейских судов в основном основаны на заимствованиях из двух исследований, проведенных еще в дореволюционное время. Имеются в виду книги А.И. Вицына "Третейский суд по русскому праву" (1856)*(135) и А.Ф. Волкова "Торговые третейские суды" (1913)*(136). Между тем очевидно, что история такого непростого феномена, каковым является третейское судопроизводство, его место в юрисдикционной системе России на протяжении всей истории развития нуждается в новом осмыслении с учетом сегодняшних реалий и представлений. Польза исторического метода изучения не нуждается в особом доказывании, поскольку, как заметил в свое время Александр Федорович Волков, "исторический метод дает самые надежные гарантии в правильном установлении сущности и значения третейского суда", хотя при этом и "требует особо внимательного и тщательного к себе отношения"*(137).
Поскольку третейские суды по своей правовой природе являются судами, создаваемыми частными лицами, то это обстоятельство дает основания говорить о тесной связи частного права и третейского судопроизводства. В связи с этим возникает целый ряд вопросов, в центре которых стоит вопрос о том, является ли институт третейского разбирательства институтом частного права. Или наличие в этом институте публично-правовых начал (процессуальных) позволяет квалифицировать это правовое образование в качестве комплексного института. Полная ясность в этом вопросе невозможна без постулирования необходимости привлечения арсенала гражданского права для описания таких явлений, как третейский суд, третейское соглашение.
То же самое можно сказать и о привлечении уже вполне сформировавшегося научно-понятийного аппарата отраслей гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права для изучения феномена третейского разбирательства.
Актуальность исследования проблем третейского судопроизводства диктует необходимость разработки следующих аспектов.
1. Социально-политический аспект.
Создание эффективных механизмов альтернативного разрешения споров является индикатором зрелости государственной и общественной жизни конкретного социума. Третейское судопроизводство выступает инструментом саморегулирования общества, при помощи которого устраняются или значительно смягчаются общественные противоречия, неизбежно присущие любой социальной среде. Общественное саморегулирование и государственное регулирование в развитых государствах выступают как своего рода конкурентные механизмы, совокупно обеспечивающие стабильный правопорядок. Целый ряд преимуществ третейского судопроизводства по сравнению с государственной судебной системой разрешения споров позволяют снизить нагрузки на государственный механизм, и прежде всего на судебную власть, призванную разрешать правовые споры. В то же время любое демократическое государство заинтересовано в развитии инициативности общества, в создании негосударственных механизмов решения социальных проблем. В этом заключается глубокая социально-политическая значимость института третейского разбирательства, который и является одним из инструментов общественного самоуправления как эффективного механизма саморегулирования.
2. Экономический аспект.
Одним из направлений изучения третейского разбирательства должен стать его анализ в контексте экономического объяснения права и правовых институтов. Третейские суды, будучи элементами юрисдикционной системы, обладают свойствами затратного элемента в системе трансакционных издержек общества, используемых на производство и продвижение товаров в условиях рыночного хозяйствования. Однако важно иметь представление о том, насколько более эффективны третейские процедуры по сравнению с процедурами в государственных судах с точки зрения затрат, которые должно делать общество вообще и предприниматели в частности на содержание этого звена системы. Таким образом, существует настоятельная необходимость в экономических методиках, которые в макроэкономическом масштабе позволили бы показать эффективность (либо, напротив, неэффективность) третейского разбирательства правовых споров по сравнению с иными правовыми институтами. В то время как в западных странах подобного рода исследования существуют довольно давно*(138), в Российской Федерации соответствующему научному направлению, видимо, еще предстоит встать на ноги. Наглядное экономическое обоснование эффективности с точки зрения затрат того или иного правового механизма зачастую является наиболее весомым аргументом в дебатах о необходимости его укоренения в правовой системе. В настоящее время преимущества третейского разбирательства с точки зрения его экономичности по сравнению с государственным судопроизводством оцениваются априорно, без приведения необходимой совокупности доказательств. Однако необходимы соответствующие экономические расчеты, которые бы демонстрировали экономические преимущества третейских судов не только для отдельных предпринимателей и коммерсантов, но и для общества в целом.
3. Правотворческий и правоприменительный аспект.
В настоящий момент идет процесс накопления опыта применения нового законодательства о третейских судах юрисдикционными органами (т.е. государственными судами и третейскими судами). Именно в практике правоприменительных органов ярко проявляются те противоречия и недостатки, которые имеются в действующем законодательстве. Опыт, накопленный правоприменительными органами, должен стать основой, с одной стороны, для формулирования целостной непротиворечивой научной концепции третейского судопроизводства, а с другой стороны, для новых законотворческих инициатив, позволяющих устранить недостатки в правовом регулировании деятельности третейских судов. В то же время, и это очевидно, доктринальные разработки являются питательной основой для правоприменительной практики и законотворческой деятельности.
4. Доктринальный аспект.
Основной научно-познавательной задачей науки о третейских судах должны стать формулирование и обоснование общего понятия о третейских судах, разработка на этой понятийно-категориальной основе предмета и метода этой юридической концепции, конкретизация на основе общего понятия совокупности детализированных и более конкретных понятий о третейском суде и третейском судопроизводстве, выявление места и связей этого правового института с иными юридическими явлениями. При этом позитивное законодательство о третейских судах является не предметом науки (которая, повторимся, обращается к понятию такого феномена, каковым является третейский суд), а относится к объекту исследования в рамках данной науки.
В настоящее время можно говорить о том, что происходит конституирование науки, изучающей третейский суд, третейское соглашение и третейское разбирательство в Российской Федерации. Среди основных задач, которые стоят перед этой наукой в период ее становления, необходимо определить следующие:
- изучение истории третейских судов в России;
- определение предмета науки о третейском разбирательстве споров в Российской Федерации;
- формирование системы основных категорий и понятий науки о третейских судах и третейском судопроизводстве;
- выявление и описание правовой природы третейских судов, третейского судопроизводства и третейского соглашения;
- выявление и характеристика системы принципов третейского разбирательства; определение соотношения принципов третейского разбирательства с принципами гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права;
- поиск оптимального соотношения теории правовой природы "внутреннего" третейского суда с уже сложившимися теориями, описывающими правовую природу международного коммерческого арбитража;
- определение места третейских судов в российской правовой системе и в российской юрисдикционной системе;
- характеристика соотношения третейского разбирательства споров и правосудия как функции осуществления государственной власти;
- определение места третейских судов в системе альтернативных способов разрешения правовых споров; соотношение третейского разбирательства и посредничества как способов урегулирования правовых споров;
- соотнесение статуса третейских судов со статусом "квазитретейских" органов по разрешению споров (трудовой арбитраж, третейский информационный суд, образованный в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 29 октября 1993 г. N 1792*(139) и пр.);
- поиск оптимальной модели третейского разрешения споров в сфере предпринимательства и коммерческого оборота; характеристика третейского разбирательства как способа саморегулирования предпринимательских объединений; определение роли, которую играют третейские суды в обеспечении стабильного коммерческого оборота;
- характеристика источников правового регулирования третейского судопроизводства в Российской Федерации и моделирование законодательства, регулирующего деятельность третейских судов;
- характеристика правоотношений, возникающих при заключении третейского соглашения, и правоотношений, возникающих в ходе третейского разбирательства;
- научная классификация третейских судов, существующих в Российской Федерации, с использованием различных классификационных критериев;
- изучение истории третейского суда по совести (по справедливости); обоснование возможности (невозможности) внедрения в современном российском законодательстве этой разновидности третейских судов; поиск оптимального соотношения между деятельностью "законных" третейских судов и третейских судов по совести (по справедливости);
- социологические исследования в сфере третейского движения, интерпретация их результатов для нужд правового регулирования деятельности третейских судов;
- определение границ компетенции третейских судов; поиск оптимальной модели арбитрабельности споров, передаваемых на разрешение третейского суда; научное обоснование необходимости передачи тех или иных категорий споров, которые могут быть переданы на рассмотрение третейских судов;
- выявление правовой природы третейского соглашения как основного, фундаментального феномена, генетически определяющего направленность развития третейского процесса; формулирование требований к третейскому соглашению и условиям его действительности; анализ недействительности третейских соглашений; характеристика оснований недействительности третейских соглашений;
- проблемы формирования состава третейского суда, статуса третейских судей и требований к кандидатурам третейских судей; определение правовой природы взаимоотношений между третейским судом и лицами, обращающимися за разрешением спора в третейский суд;
- характеристика правового статуса субъектов, участвующих в третейском разбирательстве (истцов, ответчиков, третьих лиц, экспертов, специалистов, свидетелей);
- исследование процессуальных проблем третейского разбирательства;
- характеристика оснований оспаривания и отказа в принудительном исполнении решений третейских судов, и прежде всего такой новой категории российского правоведения, как "основополагающие принципы российского права";
- изучение судебно-арбитражной практики по вопросам третейского разбирательства, оспаривания решений третейских судов и рассмотрения заявлений о принудительном исполнении решений третейских судов;
- прогнозирование тех проблем, которые стоят перед законодателем для решения оптимального урегулирования деятельности "внутренних" третейских судов.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты