13.5. Встречный иск и зачет встречных однородных требований

Встречный иск является одним из средств защиты нарушенного или оспариваемого субъективного права. Наряду с возражениями, которые ответчик вправе представить по заявленным к нему исковым требованиям, он обладает и правом предъявления встречного иска. Встречное исковое требование основывается на материально-правовом требовании ответчика, которым тот обладает по отношению к истцу. Именно это материально-правовое требование и есть проявление существующей связи ответчика с истцом, предъявившим первоначальный иск.
Предъявление встречного искового требования является реализацией принципа экономичности процесса. Устанавливая данный институт, законодатель, с одной стороны, оптимизирует процедуру разрешения материально-правовой коллизии, существующей между истцом и ответчиком, а с другой стороны, стремится к исключению противоречивых судебных решений, которые могут иметь место вследствие различных судебных дел по одним и тем же правовым основаниям, связывающим стороны по делу.
Поскольку встречное исковое требование обладает всеми родовыми характеристиками иска, то оно должно удовлетворять всем тем требованиям, которые предъявляются к основному иску. Несоблюдение таких требований влечет процессуальные санкции, например оставление возражений ответчика без рассмотрения*(889).
Ранее действовавшее законодательство о третейских судах не регламентировало порядок предъявления встречного иска и зачета встречных требований. Причем соответствующее регулирование отсутствовало как во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров, так и в Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже". Однако это не означает того, что регламентация этих институтов отсутствовала вообще. Основное регулирование осуществлялось на уровне регламентов соответствующих третейских судов. Именно это обстоятельство и делало жизнеспособными институты встречного иска и зачета встречных требований как двух институтов, позволяющих третейскому разбирательству быть более экономичным с процессуальной точки зрения. Хотя, как свидетельствует Е.А. Суханов, практика по данному вопросу складывалась разная, что и побудило ряд третейских судов и ученых настаивать на включении в законопроект о третейских судах норм, регулирующих встречный иск и зачет взаимных требований в одном и том же процессе, но при наличии к этому условий, предусмотренных материальным законом*(890).
Законодатель по-разному урегулировал возможность предъявления встречного иска и требования о зачете встречных требований. С точки зрения Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", если стороны не договорились об ином, то ответчик вправе потребовать зачета встречного требования. Нормы, регулирующие порядок предъявления встречного искового требования, не содержат аналогичного правила. Возникает вопрос: могут ли стороны своим соглашением запретить предъявление встречного иска в том же судебном процессе? Представляется, что ответ на этот вопрос должен быть положительным, хотя это прямо и не предусмотрено законодательством о третейских судах. Это следует из нормы ст. 19 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", которая предоставляет сторонам возможность самостоятельно определять правила третейского разбирательства. В этой ситуации достигнутая сторонами договоренность о запрете на предъявление встречного иска не будет ограничением права на судебную защиту, поскольку ответчик вправе предъявить соответствующий иск, хотя и в рамках другого дела. Единственным ограничивающим условием в данном случае является условие о том, чтобы правила третейского разбирательства, установленные сторонами, не противоречили обязательным положениям Закона. Правило о запрете предъявления встречного иска не противоречит таким обязательным положениям.
Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ содержит нормы, регулирующие порядок предъявления встречного иска и зачета встречных требований. Именно эти нормы и стали основой для того, чтобы соответствующие положения воспроизводились в регламентах международных третейских судов, действующих на территории Российской Федерации. При этом существенным оказывалось то обстоятельство, что как Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ, так и регламенты третейских судов устанавливают, что "и встречный иск, и требование к зачету должны вытекать из того же договора, что, конечно, упрощает и облегчает разрешение спора, однако же ограничивает и усложняет для ответчика процессуальную защиту его прав", хотя это положение и осмысливается с критической позиции автором приведенной цитаты*(891). Практически из контекста нормы, установленной в ст. 24 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" вытекает то же самое условие предъявления встречного искового требования и требования о зачете встречных требований, которое скрывается за несколько иной формулировкой: ответчик вправе предъявить истцу встречный иск в том случае, если существует взаимная связь встречного требования с требованиями истца, а также при том условии, что встречный иск может быть рассмотрен третейским судом в соответствии с третейским соглашением. Это означает, что если заявляемый встречный иск или требование о зачете будут основываться на договоре, который подчинен иной юрисдикции (юрисдикции органа, который не вправе рассматривать первоначальное исковое требование), то третейский суд не вправе принимать к рассмотрению соответствующие встречный иск или зачет встречных требований.
Пользуясь образным выражением профессора Х. Шака, отметим, что "встречный иск представляет собой ответный удар ответчика, в то время как зачет взаимных требований лишь простое средство защиты. Так, посредством заявления в процессе (как правило, вспомогательным образом) зачета взаимных требований встречное требование не приобретает качества поданного в суд искового требования"*(892). Однако национальное законодательство различных государств по-разному с точки зрения юридической техники регулирует особенности предъявления встречного иска и зачета встречных требований. Главным образом это касается возможности использования обоих указанных институтов по одинаковым процессуальным правилам. Есть два принципиально разных подхода к данной проблеме. Первый заключается в том, что к требованию о зачете должны предъявляться такие же требования, как и к встречному иску (соблюдение правил о форме искового заявления, уплата третейского сбора и т.п.); второй более либерален и сводится к возможности предъявления требования о зачете без соблюдения норм, регулирующих предъявление искового требования (в том числе и встречного).
В то же время профессор О.Н. Садиков отмечает, что "арбитражные регламенты, проводя терминологическое различие между встречным иском и требованием о зачете, по существу их отождествляют, поскольку к требованию о зачете применимы общие правила о встречном иске, в том числе, следовательно, и об уплате в этом случае соответствующего арбитражного сбора, о чем прямо говорится в § 5 Положения об арбитражных расходах и сборах (Приложение к Регламенту МКАС)"*(893). Это подтверждается и конкретными делами, которые рассматривались Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Так, отказывая в удовлетворении встречного искового требования, этот суд указал, что предложение ответчика по встречному иску о производстве зачета дважды подтверждалось истцом, хотя по своему характеру встречные требования в данном случае не могут быть квалифицированы в качестве однородных*(894).
Вряд ли можно согласиться с высказанной точкой зрения и практикой, которая складывается в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. Действительно, при скупости правового регулирования анализируемых правовых институтов мы не можем не отметить различие между ними не только по формальным признакам, но и с содержательной точки зрения. Это следует из того понимания встречного иска и зачета встречных требований, которое сформулировано в процессуальной доктрине. К примеру, если при зачете встречное требование должно в обязательном порядке иметь денежное выражение, то встречный иск, даже при том условии, что первоначальный иск имеет денежное выражение, совсем не обязательно своим содержанием должен иметь требование, выраженное в денежной форме.
В юридической литературе отмечаются и другие различия между встречным иском и зачетом встречных требований. К примеру, А.С. Мямин пишет о том, что к зачету могут предъявляться только требования, срок исполнения которых наступил, в то время как при встречном иске срок предъявления может наступить и позднее*(895). В данном случае с приведенной позицией невозможно согласиться. Встречный иск может быть реализован только в том случае, если у заинтересованной стороны возникло право на его предъявление. Возникновение же права обусловлено только наступлением срока исполнения материально-правового обязательства. Если срок исполнения встречного обязательства не наступил, то сторона не вправе предъявлять встречный иск. Таким образом, по указанному критерию встречный иск и зачет встречных требований не отличаются.
Встречный иск следует отличать от возражений на иск, представляемых ответчиком. Профессор О.Н. Садиков отмечает определенные трудности в проведении четкой демаркационной линии между двумя указанными процессуальными институтами*(896). Предлагаемое решение проблемы разграничения встречного иска и возражений ответчика основывается на правилах, содержащихся в немецком гражданском процессуальном кодексе, который рассматривает средства, имеющиеся у спорящих сторон, как наступательные и как защитные. И если встречный иск представляет собой такое требование ответчика, которое предполагает возложение на истца определенных обязанностей, то возражения ответчика, будучи защитной мерой, сводятся к оспариванию обоснования предъявленного иска путем указания на его процессуальные и материально-правовые изъяны*(897). С формальной точки зрения указанные институты также должны иметь свое соответствующее документальное воплощение. Это имеет значение в том числе и для уплаты при совершении соответствующего процессуального действия третейского сбора. Если встречный иск предполагает необходимость оплаты третейского сбора, то подача возражений на исковое требование не сопровождается подобного рода расходами.
В законе содержатся несколько условий, при которых может быть предъявлен встречный иск. Первое условие имеет общепроцессуальный характер: встречный иск может быть предъявлен лишь в том случае, если существует взаимная связь встречного требования с первоначальными требованиями, которые были предъявлены истцом. Такое же условие предъявления встречного иска существует в арбитражном процессуальном праве и в гражданском процессуальном праве. Это условие отражает процессуально-правовой аспект института встречного искового требования.
Второе условие, при котором может быть предъявлен встречный иск, сводится к тому, что такой иск может быть рассмотрен в соответствии с третейским соглашением. Это условие отражает особенности третейского разбирательства, тех принципов, на которых оно основано, и прежде всего подчинение спора юрисдикции третейского суда только на основании третейского соглашения.
Третье условие, при котором может быть предъявлен встречный иск в ходе третейского разбирательства, содержится в п. 2 ст. 24 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Таким условием является требование о том, что встречный иск может быть предъявлен до принятия решения третейским судом. Однако данная норма в определенных пределах диспозитивна. Она предоставляет сторонам право изменить сроки для предъявления встречного иска. К примеру, соглашением сторон может быть установлено, что встречный иск может быть предъявлен до начала судебных слушаний по делу. В то же время в соглашении сторон не может быть установлено право предъявления встречного иска после принятия третейским судом решения по делу. В противном случае такая договоренность сторон превратится в абсурдную.
Отметим, что в законодательстве других государств в некоторых случаях предусматриваются и иные условия, осложняющие возможность рассмотрения встречного искового требования. Так, в соответствии с Регламентом Венского международного арбитражного суда Федеральной палаты экономики Австрии арбитр (коллегия арбитров) вправе возвратить встречное исковое заявление секретариату этого арбитражного института для рассмотрения в отдельном разбирательстве, если рассмотрение дела по встречному иску повлекло бы за собой значительную задержку главного разбирательства*(898).
По формальным признакам исковое заявление о предъявлении встречного иска должно соответствовать тем требованиям, которые предъявляются к исковому заявлению. Это означает, что ответчик, подавая встречный иск, в исковом заявлении должен соблюсти все необходимые реквизиты, а также уплатить третейский сбор. В том случае, если встречное требование не соответствует указанным критериям, например не оформлено в виде искового заявления, то оно оставляется третейским судом без рассмотрения. Этого же придерживается и практика третейского разбирательства*(899).
Подача ответчиком встречного искового требования влечет возникновение у истца права на возражения против встречного иска. Такие возражения должны быть представлены в порядке и в сроки, предусмотренные правилами третейского разбирательства, но, естественно, до принятия третейским судом решения по делу.
В законе предусмотрено право ответчика потребовать зачета встречного требования. Однако реализация указанного права обусловлена как условиями процессуально-правового характера, так и условиями материально-правового характера. Условиями материально-правового характера, при которых может быть предъявлен встречный иск, является требование о соблюдении гражданского законодательства. Соответствующие нормы о предъявлении требования о зачете содержатся в ст. 410-412 ГК РФ. В соответствии с общей нормой ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Возможность предъявления требования о зачете обусловлена наличием двух юридически значимых фактов: кредитор по одному обязательству должен являться должником по другому обязательству и в то же время должник по первому обязательству должен быть одновременно кредитором по второму обязательству.
В указанной норме отсутствуют правила о правовом основании тех обязательств, которые предъявляются к зачету. Однако о таких основаниях можно сделать вывод в соответствии со ст. 410 ГК РФ, которая говорит о том, что предъявляемое к зачету требование должно быть встречным и однородным. В то же время предъявляемое к зачету встречное требование не может проистекать из иного правового основания (например, из иного договора между теми же сторонами, но никак не связанного с договором, по поводу которого осуществляется третейское разбирательство) в том числе и по той причине, что третейское разбирательство осуществляется на основании третейского соглашения, которое ограничивает взаимоотношения сторон рамками конкретного договора (договоров), подчиненных третейскому соглашению. Именно такой подход имел место в судебно-арбитражной практике, которая, несомненно, должна учитываться и в практике третейского разбирательства. В качестве примера, иллюстрирующего вышеприведенные суждения, можно привести дело из практики арбитражных судов, приведенное в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 декабря 2001 г. N 65 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований". Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании покупной цены проданных последнему акций. Ответчик иск не признал, сославшись на прекращение его обязательства по оплате акций зачетом встречного однородного требования к банку о выдаче кредита, сумма которого равна покупной цене акций. Сроки исполнения обязательств по выдаче кредита и оплате акций к моменту заявления ответчиком о зачете, сделанного до возбуждения производства по делу, наступили. Суд первой инстанции в иске отказал, мотивировав свое решение тем, что обязательства уплатить покупную цену акций и выдать кредит (уплатить сумму кредита) являются денежными, срок исполнения обоих обязательств наступил и указанные требования являются встречными, следовательно, обязательства прекратились зачетом. Срок возврата кредита к моменту рассмотрения спора не наступил, банк требования о досрочном возврате кредита не заявлял. Суд апелляционной инстанции решение отменил, иск удовлетворил, поскольку обязанности по предоставлению кредита и уплате долга различны по своей юридической природе и исходя из существа кредитного договора понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается*(900).
Кроме того, даже если заявление о зачете встречного однородного требования с материально-правовой точки зрения и удовлетворяет предъявляемым требованиям, оно не может быть удовлетворено, если возникло не из того же договора, на котором основан первоначальный иск, а из другого договора между теми же лицами, так как содержащееся в первоначальном договоре третейское соглашение не распространяется на другой договор, заключенный между теми же лицами*(901). Вместе с тем практика третейского разбирательства справедливо постулирует, что при наличии взаимного соглашения сторон допустим зачет встречных однородных требований, возникающих из различных договоров*(902).
Законом установлены случаи недопустимости зачета, который не применяется в случае, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек; о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью; о взыскании алиментов; о пожизненном содержании. Кроме того, зачет требований не допускается в иных случаях, предусмотренных законом или договором (ст. 411 ГК РФ).
Казалось бы, между п. 5 ст. 24 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и ст. 410 ГК РФ существует противоречие. С одной стороны, комментируемая норма устанавливает правило, согласно которому требование о зачете может быть предъявлено с соблюдением требований ст. 24 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", т.е. путем предъявления встречного иска. С другой стороны, согласно ст. 410 ГК РФ для зачета достаточно заявления одной стороны. При этом, как это следует из нормы ст. 410, такое заявление совсем необязательно должно оформляться в виде встречного искового требования или другой процессуальной конструкции (например, в виде возражений по первоначальному иску). Подобная проблема возникала и в судебно-арбитражной практике. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в информационном письме от 29 декабря 2001 г. N 65 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований" высказал рекомендацию арбитражным судам, согласно которой по смыслу процессуального законодательства после предъявления к должнику искового требования не допускается прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования в соответствии с нормами ст. 410 ГК РФ. Ответчик в данном случае может защитить свои права лишь предъявлением встречного искового требования, направленного к зачету первоначального требования либо посредством обращения в арбитражный суд с отдельным исковым заявлением (п. 1)*(903).
Что касается практики рассмотрения дел, по которым предъявляется встречный иск и применяются правила о зачете встречных требований, то сформировалась некая процедурная схема, которой придерживаются третейские суды при рассмотрении подобного рода споров. Сначала третейский суд рассматривает требования истца и возражения ответчика, касающиеся первоначального искового требования. Затем третейский суд в таком же порядке рассматривает требования и возражения, которые касаются встречного иска. По результатам рассмотрения двух исков определяются подлежащие взысканию с каждой из сторон в пользу другой стороны денежные суммы, а затем производится зачет встречных требований*(904).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты