13.9. Преюдиция решения третейского суда в деле о несостоятельности (банкротстве)

По общему правилу дело о несостоятельности (банкротстве) не может быть предметом рассмотрения третейского суда. Это прямо следует из компетенции третейских судов, определенной в п. 2 ст. 1 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", согласно которому в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом. Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже", определяя сферу применения на территории России международного коммерческого арбитрирования, несколько по иному определяет круг отношений, которые могут быть предметом рассмотрения международного третейского суда, однако очевидно, что такие споры должны иметь гражданско-правовой характер, если иное прямо не вытекает из законодательства.
В то же время, несмотря на ограниченность предметной подведомственности споров и следующий из этого запрет на рассмотрение третейским судом дел о несостоятельности (п. 3 ст. 33 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" 2002 г.), в определенных случаях решения, принимаемые третейским судом в пределах его компетенции, могут оказывать влияние на развитие конкурсного производства.
Так, в соответствии с п. 3 ст. 6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" для возбуждения дела о банкротстве по заявлению конкурсного кредитора принимаются во внимание требования, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда, третейского суда. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г. не содержал подобного рода нормы. Таким образом, приведенная ст. является новеллой законодательства о несостоятельности и формирует новую правовую конструкцию, которую можно назвать как "установленность требования кредитора". Этот институт выполняет важную функцию при возбуждении дела о банкротстве, поскольку позволяет формализовать основания для подачи соответствующего заявления конкурсным кредитором или уполномоченным органом по денежному обязательству и пресечь действия недобросовестных лиц, пытающихся возбудить дело о несостоятельности, основываясь на юридически недействительных требованиях. Именно поэтому законодатель установил императивное требование, которым обязывает конкурсного кредитора в заявлении о признании должника банкротом указать на вступившее в законную силу решение суда, арбитражного суда, третейского суда, рассматривавших требование конкурсного кредитора к должнику (п. 2 ст. 39 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". При этом соответствующее решение должно быть приложено к заявлению кредитора (п. 3 ст. 40). Указанные нормы обеспечены процессуальной санкцией: в случае их несоблюдения арбитражный суд возвращает кредитору заявление на основании п. 1 ст. 44.
Таким образом, требование законодательства к обоснованности заявления о возбуждении дела о банкротстве сводится к необходимости подтверждения такого заявления ссылкой на акт юрисдикционного органа (к каковым законом в данном случае отнесены суды общей юрисдикции, арбитражные суды и третейские суды), которым фиксируется задолженность должника, явившаяся причиной обращения в суд с заявлением о признании такого лица банкротом.
В то же время Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" формулирует еще ряд обязательных условий, при которых у заинтересованного лица появляется право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. К таким условиям относятся: 1) неисполнение юридическим лицом своих денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены (п. 2 ст. 3); 2) решение суда должно вступить в законную силу (п. 3 ст. 6); 3) направление (предъявление к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику (п. 2 ст. 7); 4) истечение 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику (п. 2 ст. 7); 5) неисполнение должником своего обязательства по уплате соответствующей денежной суммы после того, как исполнительные документы были направлены в службу судебных приставов в течение указанного срока. Именно при наличии таковых условий решение суда (в том числе и третейского) как акт признания задолженности неисправного должника может иметь необходимый правовой эффект для возбуждения дела о банкротстве.
Решение третейского суда, фиксирующее задолженность должника перед кредитором, как основание возбуждения дела о несостоятельности имеет целый ряд особенностей, обусловленных особенностями правового режима его вступления в законную силу.
Следует отметить, что правила вступления в законную силу решений третейских судов существенным образом отличаются от правил вступления в законную силу решений государственных судов. При этом важным является то обстоятельство, что Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не содержит конкретной нормы, определяющей порядок вступления в законную силу решения третейского суда. В данном случае законодатель использует иную терминологию и говорит о том, что решение третейского суда считается принятым в месте третейского разбирательства в день, когда оно подписано третейскими судьями, входящими в состав третейского суда (п. 4 ст. 32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"). Толкование данной нормы, а также апеллирование к принципам третейского разбирательства, порядок которого определяется волеизъявлением сторон, позволяет сделать вывод о том, что решение третейского суда вступает в законную силу немедленно, в момент его принятия и оглашения, если иное не предусмотрено соглашением сторон.
Днем принятия решения третейского суда считается день его подписания третейскими судьями. Закон не оговаривает, что необходимо рассматривать в качестве подписания решения - подписание резолютивной части решения или подписание всего текста судебного решения.
От того, каким образом будет оценена данная норма, зависит и определение момента вступления в законную силу решения третейского суда. Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" в отличие от процессуального законодательства, регулирующего деятельность государственных судов, не содержит положений, которые бы регламентировали момент вступления решения третейского суда в законную силу. Между тем решение данного вопроса весьма значимо, особенно для исполнения решения третейского суда, в частности для принудительного исполнения, а также для оспаривания соответствующего акта, принимаемого третейским судом. В контексте данной ст. разрешение этого вопроса необходимо для формализации основания возбуждения дела о несостоятельности.
Действительно, с одной стороны, Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" говорит о добровольности его исполнения обязанной стороной (ст. 31). С другой стороны, указанный Федеральный закон, так и процессуальное законодательство предоставляют стороне возможность обратиться в трехмесячный срок в компетентный государственный суд с заявлением об отмене решения третейского суда (ст. 40 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"; ст. 230 АПК РФ; ст. 418 ГПК РФ). Таким образом, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным, то в течение трех месяцев остается, казалось бы, правовая неопределенность в отношении его законной силы. Указанный срок является тем сроком, в течение которого может быть начата процедура в компетентном государственном суде по отмене этого решения и, в конечном итоге, оно может быть отменено, что и создает на первый взгляд ситуацию правовой неопределенности законной силы решения третейского суда. Однако в то же время, как это следует из п. 2 ст. 44 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", если в решении третейского суда срок его исполнения не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению. По нашему мнению, как раз эта норма и свидетельствует о том, что решение третейского суда в отличие от решения государственного суда, принимаемого по первой инстанции, вступает в законную силу немедленно. Что касается истечения срока добровольного исполнения решения третейского суда, то его правовым последствием является лишь возникновение права у заинтересованной стороны обратиться в компетентный государственный суд с заявлением об оспаривании решения третейского суда.
В литературе, посвященной деятельности международного коммерческого арбитража, при анализе аналогичной проблемы (проблемы вступления в законную силу решения, принимаемого международным коммерческим арбитражем) высказывалась точка зрения, согласно которой при определении даты (момента) вступления решения Международного коммерческого арбитражного суда в законную силу, не исполненного стороной добровольно, необходимо иметь в виду предоставленное стороне в п. 2 ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" право заявить ходатайство о его отмене. Это дает основания считать, что, "во всяком случае, такое решение МКАС вступает в законную силу по истечении трех месяцев со дня получения стороной решения МКАС или со дня вынесения МКАС решения по просьбе стороны, поданной в соответствии со ст. 33 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" 1993 г., если сторона (стороны) не заявили ходатайство об отмене решения. А при подаче стороной в суд общей юрисдикции или арбитражный суд ходатайства (заявления) об отмене решения МКАС по основаниям, предусмотренным Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" 1993  г. и международным договором, на отношения, связанные со вступлением решения МКАС в законную силу, видимо, можно распространить соответствующие нормы ГПК РСФСР или АПК РФ"*(946). Однако указанная логика, будучи правомерной в процедурах разбирательства, осуществляемых международным коммерческим арбитражем, не применима к вопросу вступления в законную силу решения, принятого "внутренним" третейским судом. Это объясняется отсутствием в Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" нормы, аналогичной норме, установленной в п. 2 ст. 44 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" и говорящей о том, что если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению (исключение из этого правила составляет деятельность МКАС при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, в отношении которого предусмотрено, что если срок исполнения в решении не указан, то оно подлежит немедленному исполнению. Что любопытно, в отношении Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации подобного рода правило законодатель не установил, хотя и утверждал положения об обоих арбитражных судах единым Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже").
Таким образом, как представляется, в качестве момента принятия решения третейского суда следует рассматривать момент подписания полного текста решения. Соответственно, с этого же момента решение третейского суда вступает в законную силу.
В том случае если решение третейского суда отменено компетентным государственным судом, то, очевидно, оно не может быть основанием для возбуждения дела о несостоятельности. Также, как представляется, решение третейского суда не может быть основанием для возбуждения дела о банкротстве в случае, если компетентный государственный суд отказал в принудительном его исполнении. При этом не имеет значения даже то обстоятельство, что компетентным государственным судом отказано в принудительном исполнении решения третейского суда по формальным основаниям (например, в связи с несоблюдением порядка формирования состава третейского суда).
На практике нельзя исключить ситуаций, когда на основании решения третейского суда, подтверждающего задолженность должника, возбуждается дело о несостоятельности, а в дальнейшем такое решение отменяется компетентным судом. В таком случае, как представляется, дело о несостоятельности должно быть прекращено. Процессуальном основанием для прекращения производства по делу в данном случае будет являться норма, предусмотренная в п. 1 ст. 57 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в соответствии с которой арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве в случае признания в ходе наблюдения требований заявителя, послуживших основанием для возбуждения дела о банкротстве, необоснованными при отсутствии заявленных и признанных иных требований кредиторов.
Если вернуться к вопросу об условиях, при которых решение третейского суда может являться основанием для возбуждения дела о несостоятельности, то еще одним таким условием должно являться обращение заинтересованного лица (кредитора) к компетентному государственному суду за принудительным исполнением решения третейского суда. Даже если должник и признает решение третейского суда, которое вступило в законную силу, но не имеет возможности исполнить обязательства, установленные этим решением третейского суда, этого недостаточно для приведения в действие принудительного механизма по исполнению акта третейского суда. Механизм принудительного исполнения решений третейского суда не предусматривает прямого обращения заинтересованного лица к службе судебных органов. Для этого необходимо подтверждение со стороны компетентного государственного суда, которое таким образом является необходимым элементом такого механизма. В этой связи преюдициальный эффект решения третейского суда для дела о банкротстве, возбуждаемого на основании задолженности, установленной решением третейского суда, обеспечивается признанием такого решения третейского суда компетентным государственным судом через процедуру выдачи согласия на его принудительное исполнение.
Следует иметь в виду, что российская практика конкурсного права складывается таким образом, что в том случае, если на момент производства дела по взысканию с должника денежных средств в третейском суде возбуждается дело о несостоятельности (банкротстве), производство в третейском суде приостанавливается. Связано это с тем, что соответствующие требования поступают в конкурсную массу и управление и распоряжение ими осуществляет арбитражный управляющий. В литературе подобную практику объясняют "не столько субсидиарным применением соответствующих положений гражданских процессуальных актов, сколько рациональными причинами: судьи третейского суда заинтересованы в вынесении решения, которое в результате не может быть отменено по основаниям нарушения процессуальных прав участников дела; действия кредитора обусловлены необходимостью скорейшего установления его имущественных требований - будь то решение третейского или государственного суда либо признание со стороны арбитражного управляющего; арбитражный управляющий заинтересован в приостановлении для вступления в производство, защиты интересов конкурсной массы и тем самым в надлежащем исполнении возложенных на него профессиональных обязанностей"*(947).

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты