13.11. Протокол заседания третейского суда

В соответствии с процессуальными традициями протокол судебного заседания является одним из основных, наиболее значимых процессуальных документов. Однако теория и практика третейского разбирательства отходят от этой процессуальной традиции. Согласно ст. 30 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" стороны вправе договориться о том, что в заседании третейского разбирательства протокол заседания не ведется. Это объясняется прежде всего такими особенностями третейского процесса, как доминирование принципа устности процесса и свободой сторон в избрании методов и способов судебного познания и фиксации результатов такого познания. В государственных судах процедура судебного познания весьма существенно отличается от процедуры судебного познания в третейском суде. В государственных судах процедура судебного разбирательства может быть многоступенчатой, поскольку предполагает возможность обжалования судебных актов, принимаемых нижестоящими судами, и, следовательно, в этом случае результаты судебного познания, полученные в ходе судебного разбирательства, подлежат фиксации с тем, чтобы вышестоящий суд мог удостовериться в том, что выявлено в результате судебного разбирательства. Таким образом, при рассмотрении дел в государственных судах протокол судебного заседания имеет прежде всего значение письменного доказательства*(961).
В третейском процессе отсутствует необходимость перепроверки фактов, которые устанавливаются третейским судом в ходе судебного разбирательства. Даже если решение третейского суда и обжалуется, то пересмотрено оно может быть исключительно с позиций права, но не с точки зрения фактов. Таким образом, отсутствует и необходимость ведения в третейском суде протокола, в котором бы фиксировались данные, полученные в ходе судебного разбирательства.
В то же время если стороны специально не оговорили, что судебное разбирательство в третейском суде должно проходить исключительно на началах устности, т.е. без ведения протокола, то протокол, в силу общего смысла, вытекающего из рассматриваемой нормы, должен вестись обязательно. Однако в отличие от процессуального законодательства (ст. 270, 288 АПК РФ), регламентирующего деятельность государственных судов, Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не предусматривает возможность безусловной отмены решения третейского суда в том случае, если при третейском разбирательстве протокол не велся.
Протокол заседания третейского суда выполняет две функции: информационную и доказательственную*(962).
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" в отличие от гражданского процессуального кодекса и от арбитражного процессуального кодекса не детализирует требований, предъявляемых к протоколу судебного заседания. В то же время очевидно, что протокол должен содержать информацию, которая позволяла бы идентифицировать данное третейское разбирательство. К таким сведениям должны быть отнесены: наименование третейского суда, который рассматривает дело; состав третейского суда; сведения о председательствующем; дату и место судебного заседания; наименование дела и сторон, участвующих в деле; сведения о явке в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей, свидетелей, экспертов, переводчиков. Сюда же следует отнести сведения о содержании судебных прений и об оглашении решения, принятого третейским судом.
Кроме того, как уже подчеркивалось выше, следует обращать особое внимание на то, что протокол имеет доказательственное значение. В процессуальной литературе отмечается, что доказательственное значение протокола "проявляется в том, что стороны могут ссылаться на протокол для обоснования апелляционных, кассационных жалоб, суд использует данные, содержащиеся в протоколе, для обоснования вынесенного решения, вышестоящая инстанция по протоколу может проверить законность рассмотрения дела по первой инстанции"*(963). Следовательно, в протоколе должны быть отражены соответствующие сведения, которые позволяли бы сделать вывод о существе исследованных судом доказательств. К таким сведениям относятся заявления лиц, участвующих в деле, их объяснения, показания свидетелей, устные разъяснения экспертов, сведения об осмотре письменных и вещественных доказательств. Особенно важное значение имеет фиксация в протоколе объяснений, которые дают стороны в заседании третейского суда. Также важное значение имеет содержание устных ответов, даваемых экспертами в ходе судебного заседания. Поэтому и содержание таких ответов подлежит протоколированию. Так как объяснения сторон и устные ответы экспертов имеют доказательственное значение, именно это обстоятельство делает столь важным их фиксацию в протоколе судебного заседания.
Кроме того, в протоколе должны быть отражены процессуально значимые обстоятельства дела. Если в ходе судебного заседания третейский суд выносит определение, которым разрешается вопрос, не затрагивающий существа дела, это должно быть отражено в протоколе судебного заседания. К примеру, если третейский суд удовлетворяет ходатайство об отложении судебного заседания, это должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания (при условии, что третейский суд в данном случае не принимает отдельного определения).
Протокол судебного заседания третейского суда должен обладать достоверностью. В этой связи возникает вопрос о полноте протокола. В частности, какие вопросы и с какой степенью обстоятельности должны быть отражены в протоколе. С одной стороны, протокол, будучи письменным доказательством, должен содержать максимум информации, которая позволяла бы весомо оценивать это доказательство.
С другой стороны, в третейском судопроизводстве господствует принцип устности, что в принципиальном плане снижает уровень требований к письменной форме вообще и к протоколу судебного заседания в частности.
В Законе не урегулировано, кто должен вести протокол судебного разбирательства. Представляется, что такими лицами могут быть как председательствующий в судебном заседании, так и один из третейских судей, а также и секретарь судебного заседания. Видимо, наиболее целесообразным было бы, чтобы вопрос о ведении протокола судебного заседания решался в Правилах постоянно действующих третейских судов. Предпочтительным было бы возложение такой обязанности на технических работников (секретарей, референтов, стенографов и т.п.), что снимет вопрос о достоверности данных, фиксируемых третейским судьей, который должен выполнять иную, более важную функцию - рассматривать и разрешать правовой спор и в связи с этим вынужден отвлекаться от тщательного ведения протокола.
В связи с вышеизложенным вряд ли можно согласиться с М.Э. Морозовым, который полагает, что, если иное не предусмотрено соглашением сторон, ведение протокола секретарем невозможно, поскольку заседания носят закрытый характер*(964). Секретарь связан с третейским судом служебными отношениями, и в силу этого на него распространяются правила о соблюдении в установленных случаях конфиденциальности. В некоторых регламентах постоянно действующих третейских судов предусмотрено, что именно секретарь, приглашаемый за счет сторон судебного заседания, ведет протокол судебного заседания. К примеру, подобного рода норма содержится в Регламенте Третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате (ст. 46)*(965).
Что касается технологии ведения протокола, то в данном случае возможны два принципиально разных подхода. Во-первых, возможно протоколирование информации путем фиксации основного смысла обстоятельств, исследованных в ходе третейского разбирательства. Такая запись не является адекватным отражением устных речей, которые прозвучали в ходе судебного разбирательства. Второй подход к ведению протокола заключается в стенографировании с использованием специальной техники (диктофонов, магнитофонов, компьютеров) и последующей расшифровкой зафиксированных данных. По свидетельству профессора И.В. Решетниковой, именно такой подход используется при рассмотрении споров в Третейском суде при Нью-Йоркской фондовой бирже. При этом расходы, связанные с использованием стенографической техники, возлагаются на стороны, участвующие в деле*(966).
Рекомендации по ведению протокола третейского разбирательства содержатся в Комментариях ЮНИСТРАЛ по организации арбитражного разбирательства. В частности, третейскому суду рекомендуется "по возможности, после проведения консультаций со сторонами, принять решение в отношении методов подготовки протокола устных заявлений и показаний в ходе слушаний. Один из возможных подходов состоит в том, чтобы члены третейского суда вели личные записи. В соответствии с другим подходом председательствующий арбитр диктует машинистке в ходе слушаний резюме устных заявлений и показаний. Еще один метод, который можно использовать в случае назначения секретаря третейского суда, состоит в том, чтобы поручить такому лицу подготовку кратких протоколов. Весьма удобным, хотя и дорогостоящим методом является привлечение профессиональных стенографистов для подготовки стенографических отчетов, как правило, в течение следующего дня или аналогичного непродолжительного периода времени. Письменный протокол может дополняться магнитофонной записью, что позволяет делать ссылки на такую запись в случае возникновения разногласий по тексту письменного протокола" (п. 82)*(967).
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не регламентирует вопрос о праве сторон, участвовавших в деле, знакомиться с содержанием протокола, представлять замечания и возражения относительно полноты и правильности составления протокола, о порядке рассмотрения таких замечаний и о действиях третейского суда в этой связи. Представляется, что данная процедура должна быть урегулирована в Правилах и Регламентах постоянно действующих третейских судов. И некоторые третейские суды устанавливают такие нормы. К примеру, в соответствии с Регламентом Третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате стороны вправе ознакомиться с содержанием протокола. По просьбе стороны постановлением состава третейского суда в протокол могут быть внесены изменения или дополнения, если просьба будет признана обоснованной*(968). Однако в данном случае возникает вопрос о процедуре внесения таких изменений и дополнений. Поскольку в соответствии с п. 2 ст. 13 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" полномочия третейских судей прекращаются после принятия решения по конкретному делу, а ознакомление с протоколом и принесение ходатайства о внесении изменений и дополнений в него, как правило, возможны только после окончания третейского разбирательства, то необходимо возобновление полномочий третейских судей для решения этого процессуального вопроса. Между тем законодательство о третейских судах не предусматривает возможности возобновления полномочий третейских судей для внесения изменений и дополнений в протокол судебного заседания. Таким образом, регулирование данного вопроса возможно только за счет норм, устанавливаемых локальными источниками правового регулирования третейского разбирательства, - за счет регламентов и правил постоянно действующих третейских судов.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты