14.11. Порядок оспаривания решения третейского суда

Процедура оспаривания решений, принимаемых третейским судом, выходит за рамки собственно законодательства о третейских судах. Это связано с тем, что законодательство разделяет, во-первых, собственно третейское разбирательство, которое заканчивается в тот момент, когда решение третейского суда принимается, оглашается и вступает в законную силу, и, во-вторых, процедуру принудительного исполнения решений третейских судов, которая, хотя и связана с указанным законодательством, но, будучи основанной на механизмах принудительного характера, выходит за рамки третейских процедур и остается в сфере деятельности компетентных государственных судов, а также органов принудительного исполнения судебных решений.
Таким образом, с точки зрения юридической техники возникает необходимость урегулирования оспаривания решений третейского суда и принудительного исполнения решений третейских судов в рамках регламентирования деятельности государственных судов (судов общей юрисдикции и арбитражных судов), на которые в определенных пределах возложен контроль за деятельностью третейских судов, а также санкционирование принудительного приведения в исполнение решений, принимаемых третейскими судами.
В ст. 41 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" речь идет исключительно об установлении процессуального порядка оспаривания решения, принятого третейским судом. Установленный порядок оспаривания является своеобразной формой контроля за деятельностью третейских судов со стороны компетентных государственных судов. Однако такой контроль должен быть весьма ограниченным и осуществляемым исключительно в тех рамках, которые определены законом. В то же время, как отмечает профессор А.С. Комаров, "это положение, очевидно, может быть достигнуто не путем общих деклараций, а в результате судебной практики, когда суды будут исходить из необходимости лояльно относиться к деятельности третейских судов и способствовать их дальнейшему развитию. Реализация предоставленного судам права осуществлять контрольные функции в отношении третейского разбирательства должна иметь место, как правило, в крайних случаях. Суд должен поставить преграду попыткам тех участников возникших споров, которые используют предоставленные им права по существу для обструкции третейского разбирательства. В принципе суд может лишить правовой силы то, что стало следствием соглашения сторон о третейском суде или вынесенного им решения, только тогда, когда данный юридический акт противоречит основополагающим правам и свободам граждан или нарушает минимальные стандарты принятого в обществе справедливого порядка разрешения споров"*(1020).
Взаимоотношения между третейскими судами и компетентными государственными судами не ограничиваются вопросами оспаривания решений третейского суда в государственных судах и выдачи на основании решений третейского суда исполнительных листов о принудительном исполнении решений третейского суда. Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" регулирует и иные вопросы взаимоотношений между третейскими судами и государственными судами, таких отношений, которые обеспечивают основную деятельность третейских судов. К примеру, в соответствии с п. 1 ст. 39 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" решение третейского суда для разрешения конкретного спора направляется вместе с материалами дела для хранения в компетентный суд. Кроме того, весьма важна связь между третейским судом и государственным судом по вопросу принятия обеспечительных мер (ст. 25 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"). Таким образом, взаимоотношения между третейским судом и государственным судом не могут быть сведены к вопросам оспаривания и выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Порядок подачи заявления об отмене решения третейского суда урегулирован в процессуальных кодексах, которые помимо прочего предусматривают и основания оставления без движения соответствующего заявления либо его возвращения заявителю. В то же время необходимо отметить избыточную формализованность требований к процедуре подачи заявления об отмене решения третейского суда. Так, например, в соответствии с п. 4 ст.  231 АПК РФ заявление об отмене решения третейского суда, поданное с нарушением требований, предусмотренных в этой статье или в ст.  230 упомянутого кодекса, оставляется без движения или возвращается лицу, его подавшему. Среди требований, которые закон предъявляет к заявлению, есть и требование приложить подлинное решение третейского суда или его надлежащим образом заверенную копию. Однако представим себе вполне вероятную ситуацию, когда сторона, по причинам, от нее не зависящим, лишена возможности получить копию решения третейского суда. Это обстоятельство блокирует ее возможность обратиться к компетентному государственному суду с заявлением об оспаривании решения третейского суда. Представляется, что возможность истребования копии решения третейского суда не исчерпана при уже начавшемся процессе в государственном суде, вследствие чего установление критикуемой нормы представляется излишним. В литературе высказаны предложения смягчить формулировку п. 4 ст. 231 АПК РФ. Так, заслуживает внимания суждение М.Г. Шилова, который предлагает сформулировать эту норму следующим образом: "Заявление об отмене решения третейского суда, поданное с нарушением требований, предусмотренных в ст. 230 настоящего Кодекса и в настоящей статье, может быть оставлено без движения или возвращено лицу, его подавшему, по правилам, установленным в ст. 128 и 129 настоящего кодекса, если в заявлении не указаны причины, по которым допущены эти нарушения"*(1021).
В соответствии с п. 2 ст. 418 ГПК РФ заявление об отмене решения третейского суда должно быть подано в тот районный суд, на территории которого принято решение третейского суда. Аналогичная норма содержится в п. 3 ст. 230 АПК РФ, которая предусматривает, что заявление об отмене решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда. Между тем подобного рода норма может повлечь некоторые неудобства в процедуре рассмотрения заявления об оспаривании решения третейского суда. Обусловлено это тем, что место принятия третейским судом решения может не совпадать с местом нахождения третейского суда. В том случае, если компетентному государственному суду понадобится запросить правила и регламент соответствующего третейского суда, будет потеряно значительное количество времени для их переправки и получения. Поэтому, очевидно, с точки зрения реализации принципа экономичности процесса было бы целесообразнее в законодательстве установить иной порядок подачи заявления об оспаривании решения третейского суда и установить, что заявление об оспаривании подается в компетентный государственный суд по месту нахождения третейского суда, рассмотревшего спор.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки