15.2. Принудительное исполнение решения третейского суда

В п. 1 ст. 45 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" устанавливаются правила, позволяющие заинтересованным лицам реально исполнить решение, принимаемое третейским судом в том случае, если обязанная сторона уклоняется от его исполнения. Исходя из общих принципов третейского судопроизводства, как уже отмечалось выше, оно должно исполняться добровольно. Однако в том случае, если решение третейского суда добровольно не исполняется в установленные сроки, оно может быть исполнено в принудительном порядке. С этого момента, т.е. с момента, когда становится очевидным нежелание обязанной стороны добровольно исполнять решение третейского суда, государство в лице компетентных судебных органов включается в процесс реализации решений, принимаемых в третейском судопроизводстве.
Правила о принудительном исполнении решений третейских судов устанавливаются четырьмя законами: Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации", Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "Об исполнительном производстве". Кроме того, определенное значение для регулирования процедуры исполнения решений третейских судов имеет и Федеральный закон "О судебных приставах", поскольку в этом законе определяются статус и права должностных лиц, занимающихся процессом принудительного исполнения, а также требования к процедурам, посредством которых достигается исполнение в том числе и решений третейских судов.
К источникам правового регулирования принудительного исполнения решений третейских судов необходимо отнести и ряд международно-правовых документов. Такими актами международно-правового характера, к примеру, являются: Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности между странами Содружества Независимых Государств, подписанное 20 марта 1992 г. (Киев); Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между странами Содружества Независимых Государств, подписанная 22 января 1993 г. (Москва) (ратифицирована Федеральным Собранием Российской Федерации и вступила в силу для России 10 декабря 1994  г.). По вопросам исполнения решений третейских судов, разрешавших споры в отношениях между субъектами указанных государств, названные международно-правовые акты имеют приоритетное значение.
Институт принудительного исполнения решения третейского суда во многом схож с институтом оспаривания решения третейского суда. На это обстоятельство обратил внимание Конституционный Суд Российской Федерации, который в определении от 15 мая 2001 г. N 204-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы акционерной компании "Алроса" и запроса Верховного Суда Республики Саха (Якутия) о проверке конституционности п. 1 ст. 35 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" отметил, что "не только ходатайство об отмене, но и ходатайство о признании и исполнении арбитражного решения как способы реализации заинтересованными лицами права на судебную защиту могут повлечь аннулирование решения. При этом перечни оснований для отмены арбитражного решения (п. 2 ст. 34) и для отказа в признании или приведении его в исполнение (ст. 36) по существу совпадают - в обоих случаях суд, рассматривающий такого рода ходатайства, должен отменить либо не признать решение арбитража"*(1091). Как институт оспаривания решения третейского суда, так и институт принудительного исполнения решения третейского суда являются способами контроля со стороны компетентного государственного суда в установленных законом пределах за деятельностью и решениями третейского суда.
В соответствии с общим правилом, установленным Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации", принудительное исполнение решений третейского суда осуществляется компетентным государственным судом. Однако практика третейского разбирательства знает и иные механизмы принудительного исполнения решений третейского суда. К примеру, Регламентом Третейского суда саморегулируемой организации "Национальная ассоциация участников фондового рынка" (НАУФОР) и дисциплинарным кодексом НАУФОР предусмотрена ответственность за неисполнение решений третейского суда в виде штрафа в размере до 50% от цены иска, определенном в соответствующем исковом заявлении. Неисполнение окончательного решения третейского суда НАУФОР в сроки, указанные в решении третейского суда, влечет наложение штрафа в пределах до 1000 минимальных размеров оплаты труда, а неисполнение решения в течение 30 дней с момента наложения указанного штрафа влечет исключение из членов Национальной ассоциации участников фондового рынка*(1092). Очевидно, что указанная санкция является мерой не государственного, а общественного принуждения, основанного на добровольном членстве в саморегулируемой организации. Однако с учетом значимости для участников фондового рынка членства в НАУФОР такая санкция является весьма эффективной и свидетельствует о том, что этой организацией найден надежный механизм обеспечения деятельности создаваемого при организации постоянно действующего третейского суда. Таким образом, среди механизмов исполнения решений третейского суда имеют место как государственно-принудительные, так и общественно-принудительные способы воздействия на лиц, отказывающихся добровольно исполнять решения третейского суда.
Сам третейский суд не обладает полномочиями по осуществлению принудительного исполнения принятого им решения. Основой принудительного исполнения решения третейского суда является выдача компетентным государственным судом (судом общей юрисдикции или арбитражным судом) исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Исполнительный лист является разновидностью исполнительных документов, предусмотренных ст. 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Исполнительный лист является строго формальным документом, в котором должны в обязательном порядке содержаться следующие реквизиты: наименование компетентного государственного суда, выдавшего исполнительный документ; дело или материалы, по которым выдан исполнительный документ, и их номера; дата принятия третейским судом судебного акта, подлежащего исполнению; наименования взыскателя-организации и должника-организации, их адреса; фамилия, имя, отчество взыскателя-гражданина и должника-гражданина, их место жительства, дата и место рождения должника-гражданина и место его работы; резолютивная часть решения третейского суда, подлежащего принудительному исполнению; дата вступления в силу решения третейского суда; дата выдачи исполнительного листа и срок предъявления его к исполнению.
Инициатором возбуждения процедуры исполнительного производства может быть лицо, в пользу которого третейским судом вынесено решение. При этом, как следует из указанной нормы в ее системной взаимосвязи с нормами, предусмотренными в ст. 236, 237 АПК РФ и в ст. 423, 424 ГПК РФ иные лица не вправе обращаться с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В том числе и третейский суд не может выступать в качестве субъекта, инициирующего принудительное исполнение принятого им решения. Впрочем, это и естественно. Будучи органом, который принимает юридически значимое решение по делу, третейский суд не вправе распоряжаться правами третьих лиц (каковыми в данном случае являются тяжущиеся). Кроме того, отметим и то обстоятельство, что если правом оспаривания решения третейского суда обладают обе стороны третейского разбирательства (как истец, так и ответчик), то правом подачи заявления на принудительное исполнение решения третейского суда обладает только одна сторона по делу.
При этом следует иметь в виду, что заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть подписано не только самим лицом, в пользу которого принято решение, но и его представителем. Однако доверенность, на основании которой представитель подписывает такое заявление, должна содержать специальное указание на данное полномочие.
Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" не устанавливает обязательных требований к содержанию заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Такие требования содержатся в процессуальном законодательстве. Так, в соответствии с арбитражным процессуальным законом в этом заявлении должны быть указаны: наименование арбитражного суда, в который подается заявление; наименование и состав третейского суда, принявшего решение, место его нахождения; наименование сторон третейского разбирательства, их место нахождения или место жительства; дата и место принятия решения третейского суда; требование заявителя о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Конечно же, заявление должно быть подписано подающим его лицом.
Гражданским процессуальным законодательством предусмотрен более широкий перечень реквизитов, которые должны быть указаны в заявлении о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Сюда относятся следующие обязательные сведения: наименование суда общей юрисдикции, в который подается заявление; наименование и состав третейского суда, принявшего третейское решение; наименование сторон третейского разбирательства, их место жительства или место нахождения; дата и место принятия решения третейского суда; дата получения решения третейского суда стороной, обратившейся с заявлением; требование заявителя о выдаче исполнительного листа на принудительное решение третейского суда.
Все указанные реквизиты выполняют функцию индивидуализации документа. Они позволяют соответствующему компетентному государственному суду выяснить, относится ли к его подсудности рассмотрение поступившего заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное решение третейского суда. В то же время в заявлении могут быть и иные сведения, которые позволят ускорить процедуру рассмотрения этого заявления: номера телефонов, факсов, адреса электронной почты и иные сведения, позволяющие связаться с противоположной стороной. Но представление этих сведений не является обязательным требованием закона.
Порядок возбуждения процедуры выдачи исполнительного листа регулируется также гражданским (арбитражным) процессуальным законодательством. Так, в соответствии с п. 3 ст. 236 АПК РФ процессуального кодекса Российской Федерации заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения должника - стороны третейского разбирательства. Согласно п. 2 ст. 423 ГПК РФ заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в районный суд по месту жительства или по месту нахождения должника либо, если место жительства или место нахождения неизвестно, по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства. В практике имеют место случаи, когда заинтересованное лицо подает заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в компетентный государственный суд по месту нахождения третейского суда, которое приводится в исполнение. Подобного рода заявления должны возвращаться заявителям в связи с неподсудностью этого дела указанному компетентному государственному суду.
Указанными нормами существенным образом изменен порядок подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Вспомним, что в соответствии со ст. 25 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего третейского суда подавалось в соответствующий третейский суд, который был обязан в течение пяти дней направить заявление вместе с материалами дела в компетентный государственный суд. Таким образом, современное законодательство предоставляет право возбуждения процедуры принудительного исполнения решения третейского суда в государственном суде самому участнику третейского процесса, но не третейскому суду, который отстранен от этой процедуры. Такое положение представляется оправданным как с точки зрения принципа диспозитивности, так и с точки зрения принципа процессуальной экономии.
Однако представляется, что вышеуказанные нормы не согласованы с нормами, регулирующими порядок оспаривания решений третейского суда. Итак, если, как уже отмечалось, ходатайство о принудительном исполнении решения третейского суда подается в компетентный суд по месту нахождения или месту жительства должника, то ходатайство об оспаривании решения третейского суда подается, в соответствии с ч. 3 ст. 230 АПК РФ, в арбитражный суд субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда. Нужно ли говорить о том, что эти места могут не совпадать и гипотетически вполне реально представить ситуацию, когда два различных компетентных государственных суда примут диаметрально противоположные решения, в которых по-разному будет оценено одно и то же решение третейского суда. Именно поэтому специалисты отмечают проблемность данной ситуации*(1093).
Впрочем, в литературе высказано предложение, направленное на исключение подобного рода ситуации. М.В. Петров предлагает закрепить императивные нормы, которые в подобного рода случаях обязывали бы компетентный государственный суд, рассматривающий ходатайство о приведении решения третейского суда в исполнение, отложить (от себя добавим - приостановить) производство по делу до принятия другим компетентным государственным судом решения по ходатайству об отмене решения третейского суда по другому делу. И последнее решение для первого должно обладать свойством res judicata с тем, чтобы исключить возможную конкуренцию судебных актов одного уровня*(1094).
В литературе, посвященной международному коммерческому арбитражу, обращается внимание на неоправданность осуществления судебного контроля в месте вынесения арбитражных (третейских) решений, а не в месте их исполнения*(1095). Представляется возможным проецирование подобного подхода и к практике исполнения решений "внутренних" третейских судов.
В том случае, если поданы заявление об отмене решения третейского суда и заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого же решения третейского суда и при этом место вынесения решения третейского суда совпадает с местом нахождения или местом жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, местом нахождения имущества должника, представляется целесообразным объединение указанных дел в одно производство. Правовой основой для объединения в этом случае является ч. 2 ст. 130 АПК РФ процессуального кодекса Российской Федерации, которая предусматривает, что арбитражный суд вправе объединить несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство. Поскольку основания для отмены решения третейского суда и для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда совпадают, то компетентному государственному суду при рассмотрении обоих заявлений необходимо дать оценку фактически одним и тем же обстоятельствам. Таким образом, между указанными делами существует взаимная связь, вследствие чего решение об их объединении не будет противоречить букве процессуального закона и полностью соответствовать его духу.
Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации" предусмотрено, что заинтересованная сторона подает в компетентный государственный суд заявление о выдаче исполнительного листа, к которому в обязательном порядке должны быть приложены три документа, подтверждающие его право на принудительное исполнение решения третейского суда.
Во-первых, к заявлению должно быть приложено решение третейского суда. Причем закон допускает приложение к заявлению как оригинала, так и копии решения. Однако порядок удостоверения копий решения третейского суда установлен различный. Если копия постоянно действующего третейского суда может быть удостоверена председателем соответствующего третейского суда, то копия решения третейского суда для разрешения конкретного спора должна быть заверена нотариально. Впрочем, как представляется, нет препятствий к тому, чтобы прилагать к заявлению нотариально удостоверенную копию решения постоянно действующего третейского суда.
Во-вторых, к заявлению о выдаче исполнительного листа должно быть приложено третейское соглашение. Закон также допускает возможность приложения к заявлению как оригинала, так и копии третейского соглашения. В то же время третейское соглашение должно соответствовать требованиям Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", а именно: должно быть заключено в письменной форме, т.е. содержаться в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения.
Если третейское соглашение содержится в двух и более документах, то должны быть представлены все документы, совокупность которых позволяет сделать вывод о достижении сторонами соглашения о передаче спора на разрешение третейского суда.
Если третейское соглашение содержится в документе, на который ссылаются стороны в договоре, переданном на разрешение третейского суда, то к заявлению о выдаче исполнительного листа должны быть приложены оба эти документа или их копии.
В-третьих, к заявлению о выдаче исполнительного листа должны быть приложены доказательства, которые подтверждают уплату государственной пошлины в порядке и размере, которые установлены федеральным законодательством.
Арбитражное процессуальное законодательство устанавливает дополнительные требования к приложениям: заявитель должен приложить уведомление о вручении или иной документ, подтверждающий направление копии заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда другой стороне третейского разбирательства, а также доверенность или иной документ, подтверждающие полномочия лица на подписание заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Аналогичные дополнительные требования к приложениям к заявлению содержатся и в гражданском процессуальном законодательстве (пп. 4 и 5 п. 3 ст. 237 АПК РФ).
Законом установлен срок, в течение которого заинтересованное лицо может обратиться в компетентный государственный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Такой срок составляет три г. со дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда. В литературе установление этой новеллы было подвергнуто критике. Так, А.И. Зайцев полагает, что в данном случае более оптимальным является месячный срок, поскольку "спрогнозировать убедительные причины трехлетнего ожидания после истечения срока на добровольное исполнение решения третейского суда, а тем более еще и уважительность причин пропуска этого срока не представляется возможным"*(1096). Однако согласиться с этими суждениями вряд ли возможно по той причине, что, как уже отмечалось в юридической литературе, взыскатели по решениям арбитражных (государственных) и третейских судов законодательством поставлены в равное положение*(1097). Комментируемое законоположение в данном случае синхронизировано как с нормами материального характера, регулирующими сроки исковой давности, так и с процессуальными нормами, регулирующими порядок исполнения судебных решений.
В то же время необходимо отметить, что в законодательстве отсутствуют нормы, которые бы регламентировали порядок определения дня окончания срока для добровольного исполнения решения третейского суда. Единственное исключение сводится к тому, что третейский суд, принимая решение, в резолютивной части при необходимости может указать срок и порядок его исполнения. Однако неясно, что означает термин "при необходимости" и в какой степени обязательно требование к третейскому суду определять срок исполнения решения. В этой связи представляется, что, поскольку законодательно не определен срок добровольного исполнения решения третейского суда, такой срок должен указываться третейским судом во всех случаях при принятии решения, которым удовлетворяются заявленные исковые требования и которым ответчик понуждается к совершению каких-либо действий. Это означает, что указанная норма устанавливает в качестве начальной даты истечения трехлетнего срока подачи заявления о выдаче исполнительного листа окончательный срок добровольного исполнения решения третейского суда, определенного в самом решении.
Нарушение срока подачи заявления о выдаче исполнительного листа является основанием для его возвращения судом заявителю без рассмотрения. Однако если заявитель ходатайствовал о восстановлении пропущенного срока, то компетентный суд вправе восстановить срок, признав причины пропуска уважительными.
Определение о возвращении заявления о выдаче исполнительного листа, которое было подано с пропуском установленного срока либо к которому не были приложены необходимые документы, может быть обжаловано в компетентный государственный суд в порядке, установленном гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством. В том случае, если компетентный государственный суд отменит указанное определение, дело подлежит рассмотрению в порядке третейского разбирательства тем третейским судом, который вынес отмененное определение.
В п. 7 ст. 45 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" установлено, что заявление о выдаче исполнительного листа должно быть рассмотрено судьей компетентного государственного суда в течение месяца со дня поступления заявления в компетентный суд. В этот же срок включается и время, необходимое для подготовки дела к судебному разбирательству. В процессе подготовки дела к разбирательству судья вправе истребовать из постоянно действующего третейского суда материалы дела, по которому испрашивается исполнительный лист. Однако, как это следует из смысла п. 2 ст. 238 АПК РФ, компетентный суд не вправе сам испрашивать такие материалы из постоянно действующего третейского суда и может сделать это только, если имеется ходатайство лиц, участвующих в деле. При этом подобного рода ходатайство должно исходить от обеих сторон. Поэтому, как справедливо и практически единодушно признается в юридической литературе*(1098), ходатайство одного из участников процесса об истребовании материалов третейского разбирательства не может рассматриваться как достаточное основание для истребования компетентным государственным судом соответствующих материалов. Встречающееся мнение о том, что проверка материалов третейского суда государственным судом без согласия участников третейского разбирательства, свидетельствует о непонимании института третейского разбирательства, его природы. Между тем любое вмешательство государственных юрисдикционных органов в процедуры третейского разбирательства без согласия его участников способно уничтожить этот институт разрешения споров.
Что касается сроков рассмотрения дела арбитражным судом, то истребование материалов дела из третейского суда не влияет на такой срок, поскольку дело должно быть в любом случае рассмотрено в течение месяца. Как отмечает В.В. Витрянский, "судья в этот месяц должен уложиться, даже если он пожелает истребовать материалы дела соответствующего третейского суда"*(1099).
Что касается истребования материалов третейского суда ad hoc, то поскольку таковые должны быть переданы в месячный срок в компетентный государственный суд, то при соответствующей необходимости и ходатайстве обеих сторон материалы дела истребуются из архива суда, которому они переданы на хранение.
Процедура рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда обычная. Это означает, что стороны третейского разбирательства должны быть извещены о времени и месте судебного заседания. Впрочем, их неявка в судебное заседание при условии их надлежащего уведомления не является препятствием для рассмотрения заявления.
Процедура рассмотрения заявления происходит путем исследования доказательств, представленных в компетентный суд и подтверждающих изложенные в заявлении требования о выдаче исполнительного листа. Это означает помимо прочего и возможную необходимость исследования материалов дела, рассмотренного третейским судом.
Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда рассматривается судьей компетентного суда единолично. В отличие от иных категорий дел, рассматриваемых судьей в течение более длительных сроков, заявление о выдаче исполнительного листа должно быть рассмотрено в течение одного месяца со дня поступления заявления в компетентный суд.
Процессуально решение о результатах рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа оформляется в виде определения независимо от того, какое решение принимает компетентный государственный суд: выдать исполнительный лист или отказать в его выдаче. Это определение подлежит немедленному исполнению. В определении арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в качестве обязательных реквизитов должны быть указаны: сведения о наименовании и составе третейского суда, который принял решение, подлежащее исполнению; наименование сторон третейского разбирательства; сведения о решении третейского суда о выдаче исполнительного листа, на принудительное исполнение которого ходатайствует заявитель; указание на выдачу исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда или отказ в выдаче исполнительного листа (п. 2 ст. 240 АПК РФ). Такие же требования к содержанию определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда содержатся и в гражданском процессуальном законодательстве (п. 2 ст. 427 ГПК РФ).
При вынесении определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда компетентный государственный суд в резолютивной части не вправе изменять резолютивную часть решения третейского суда. В практике встречаются случаи, когда государственный суд, принимая определение о принудительном исполнении решения третейского суда, изменяет резолютивную часть третейского акта, зачастую изменяя тем самым и существо принятого решения.
Акционерный банк обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда об обращении взыскания на заложенное имущество АО и взыскании в пользу истца из стоимости этого имущества неустойки за просрочку возврата кредита и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму неустойки. Определением от 5 августа 1996 г. заявленное требование удовлетворено. В протесте заместителя Генерального прокурора предлагается вынесенное определение отменить и направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд. Президиум считает, что определение подлежит отмене, а дело передаче на новое рассмотрение в третейский суд по следующим основаниям. Во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров не предусмотрены специальные требования к форме и содержанию определений и исполнительных листов арбитражного суда, на основании которых допускается принудительное исполнение решений третейских судов. К указанным процессуальным документам в этой части полностью применимы общие положения АПК РФ. В определении арбитражного суда, которое выносится в виде отдельного акта, должен быть указан вывод по рассматриваемому вопросу, а в исполнительном листе - резолютивная часть судебного акта. Исходя из смысла Временного положения, арбитражный суд рассматривает один вопрос - о выдаче либо отказе в выдаче исполнительного листа по решению третейского суда. Возможность пересмотра или редакционной правки арбитражным судом решения третейского суда законодательством не предусмотрена. В нарушение указанных требований арбитражный суд не воспроизвел дословно резолютивную часть решения третейского суда, а изложил ее в собственной редакции без указания конкретного имущества ответчика, на которое обратил взыскание третейский суд, и с изменением валюты платежа по долгу в рублях на доллары США, что противоречит также ст. 317 ГК РФ. При таких обстоятельствах нельзя считать, что арбитражным судом выдан исполнительный лист по тому решению третейского суда, о принудительном исполнении которого просил заявитель*(1100).
В пункте 9 ст. 45 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" установлено, что определение компетентного государственного суда о выдаче исполнительного листа или об отказе в выдаче исполнительного листа может быть обжаловано в порядке, установленном процессуальным законодательством. В соответствии с правилами, установленными арбитражным процессуальным законодательством, определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения (п. 5 ст. 240 АПК РФ). Таким образом, арбитражное процессуальное законодательство не предусматривает апелляционного порядка обжалования вышеуказанных определений. Что касается определений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которые принимаются судом общей юрисдикции, то таковые могут быть обжалованы в соответствии с п. 5 ст. 427 ГПК РФ в обычном порядке, установленном для обжалования судебных актов судов общей юрисдикции. Анализируемая норма не устанавливает каких-либо особенностей обжалования указанных определений.
В том случае, если заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается с нарушением правил, установленных арбитражным (гражданским) процессуальным законодательством, это является основанием для его оставления без движения, а если обстоятельства, послужившие основаниями для оставления заявления без движения, не устраняются в установленный компетентным судом срок - то и для возвращения такого заявления подателю.

Сайт разработан для экранов с разрешением от 768х1024 и выше
Конфиденциальность Контакты ссылки